Э

Мир энциклопедий

encyclopedia.ru

Энциклопедический проект «Это не мы»

Немцы России: энциклопедия. Отдельный том

Интервью

  • 13 Июля 2000
  • просмотров 4137
Владислав Карев — первый заместитель главного редактора издательства «Большая Российская энциклопедия». При его участии был осуществлен не один солидный энциклопедический проект, в том числе энциклопедия «Отечественная история», «Российский энциклопедический словарь», энциклопедии «Отечество» и «Москва». В 1996 году он самолично возглавил издательство «ЭРН», специально созданное для работы над трехтомной энциклопедией «Немцы России». В конце мая 2000 года состоялась презентация первого тома этой энциклопедии, которая, по словам Карева, не только в России, но, вообще, в практике международной энциклопедистики является первым и единственным на сей день комплексным энциклопедическим изданием, посвященным истории и нынешнему состоянию одного отдельно взятого этноса.

— Имеет ли название «Немцы России» какой-нибудь особый подтекст? Почему не «Российские немцы» или, допустим, другой вариант — «Немцы в России»?

— Когда начиналась эта книга, ее хотели назвать «Российские немцы». Но так получилось, что понятие «российские немцы» обычно относили к сельским немцам, немцам-колонистам. И мы пришли к мысли, что такое название будет не совсем правильным. Тогда от нас уходит пласт городской культуры, тех великих немцев России, которые входили в правительство Российской империи, были в руководстве Академии наук, были генералами русской армии. Поэтому потихоньку сам проект трансформировался и стал называться не «Российские немцы», а «Немцы России». То есть мы попытались вобрать в эту энциклопедию сведения обо всех немцах. В этой книге встретились два крыла этнических немцев России — знатные люди Петербурга и Москвы и немцы-землепашцы. Вот в этой книге они соединились, наконец-то, через сто-сто пятьдесят лет. И, может, только сейчас этот этнос России впервые осознает свою разноплановость и многоликость.

— Так кого же можно считать этническим немцем России?

— Само определение немецкости очень сложное. Здесь, в этой книге, мы подошли к этой проблеме очень просто. Немец или немка по отцу, безусловно — немцы. Хотя здесь есть и статьи о людях, у которых мать немка, а отец не немец. Немецкость — это ведь еще и образ жизни. Вот долго колебались и не дали статью (хотя, может, еще и дадим) о великом русском философе Иване Ильине. Я уже в процессе работы над книгой узнал, что он по матери немец. Но по настроению, по духовному потенциалу он антинемец. Ему чуждо было все немецкое. Мы пока еще не решились его включить. Хотя Герцена мы включили. Он незаконнорожденный сын дворянина Яковлева. Мать у него немка. И он, при всей своей нелюбви к Германии, впитал всю суть немецкой философии. Но, конечно, мощный слой немецкой городской культуры в России не дает возможности очень занижать планку. Мы писали биографии только великих людей России, которые внесли гигантский вклад в государственное дело Российской империи, в военное дело России, в медицину, горное дело, в создание российской академической науки.

— Способы этнической идентификации на протяжении времени, наверняка, менялись... Это можно как-то проследить в историческом контексте?

— Можно, конечно. Как я уже говорил, есть два потока, два слоя немцев: городские немцы и сельские. Они, в общем-то, между собой и не контактировали. При матушке Екатерине тысячи немецких крестьян оказались в регионах России. Они никак не общались с графами, князьями и баронами и, с другой стороны, с тем же прибалтийским слоем простых крестьян-колонистов. Жили очень замкнуто. Были, конечно, межэтнические браки. Но это были редкие случаи. Еще ведь есть проблема конфессиональной разделенности — они по большей части протестанты или католики. Что касается городских немцев, то здесь вообще парадоксальная ситуация. Замечательное русское слово «немец», то есть «немой, не говорящий на русском языке», имеет еще и другое значение, что для меня было открытием. Русские, понятно, они по привычке всех не говорящих по-русски в XVI, XVII и XVIII веках называли немцами. Но дело в том, что когда в Петербург, скажем, приезжали шведы, датчане, голландцы, они в силу, опять же, конфессиональной принадлежности входили в круг немецких общин и переходили сами на немецкий язык. И онемечивались сами. Вот вам, пожалуйста, критерий немецкости. Естественно, в двадцатом веке начался другой процесс — процесс ассимиляции немцев, растворение их в других этносах России и Советского Союза.

— В связи с чем это происходило?

— Прежде всего вообще в связи с национальной политикой Советского Союза, ленинско-сталинской, как ее тогда называли. Все смешать, лишить людей их исконных корней. Все эти вербовки, стройки первых пятилеток — они выламывали людей из их исторической среды. Сотнями переправлялись люди в другие регионы, перемешивались между собой. Масса репрессий содействовала этому же. Наконец, депортации. После войны увеличилось количество межэтнических браков. Антирелигиозная политика Советского государства привела к тому, что молодежь, даже немецкая молодежь в селах, уже становилась атеистической. Она отходила от веры предков, и это, как оказалось, позволяло им вступать в контакты с людьми из других общин. Формой общения, естественно, становился русский язык. Они забывали свой родной язык, утрачивали его. И только где-то середине 80-х годов, по мере нарастания движения национального возрождения российских немцев, началось возвращение к языку, к национальной культуре, вере предков. Не надо забывать и другое. В последнее время, когда начался массовый исход российских немцев на Запад, количество немцев в России резко снизилось.

— Какие хронологические границы в вашей энциклопедии?

— От появления первых купцов. Мы не знаем имен купцов, которые приезжали в Киев, естественно, о них нет ни статей, ни биографий, о них будет сказано в большой статье «Российские немцы», которая появится во втором томе энциклопедии. А так, у нас героями, о которых есть статьи, являются люди XVI века начиная с эпохи Ивана Великого. Мы уже знаем их имена, их деятельность в России. Тогда были созданы первые компании — и торговые, и промышленные. Они у нас есть. И доводится до сегодняшнего дня. Уже в первом томе вот эти сложнейшие проблемы освещены в статьях «Депортация», «Антинемецкая кампания», «Демографические процессы», «Великая Отечественная война» — которая полностью отличается о того, что пишут в энциклопедиях под этим черненьким словом. Вот эти сложнейшие проблемы истории немцев уже в первом томе освещены. Впереди еще такие сложнейшие статьи, как «Российские немцы», «Предпринимательство немецкое в России» — это будет громадная статья страницы на четыре. То есть мы как раз все периоды истории пытаемся осветить.

— На какие материалы опираются авторы статей, какая степень обновления информации?

— Мы, конечно, используем то, что накоплено предшественниками, тем более то, что опубликовано. Но, по моим прикидкам, все тематические статьи, которые я только что назвал, полностью оригинальные. Что касается биографий, то они, наверное, процентов на 70 основаны на тех пластах, которые были неизвестны. То есть используя наши собственные наработки отечественных энциклопедий, например, — энциклопедия «Отечественная история», «Большая советская энциклопедия», энциклопедия дореволюционная Брокгауза и Эфрона — мы, точнее наши авторы, обращаемся прежде всего к архивным материалам Москвы, Петербурга, Саратова, Алма-Аты. Мощный пласт документов есть в Казахстане, в Киргизии. Конечно, очень много белых пятен по проблематике российских немцев. Несмотря на то что за последние пятнадцать лет изданы уже десятки книг по этой проблематике, мы вынуждены какие-то темы освещать и совсем неизученные.

— Например?

— Те же самые антинемецкие кампании. Они изучены не до конца. Довольно тщательно исследована проблема по республике немцев Поволжья, то есть по депортации 1941 года. А вот положение с антинемецкими настроениями, политикой как Центра, так и местных властей СССР после войны — это меньше изучено. Именно мы сейчас провоцируем своей книгой обращение исследователей к этой проблематике. Например, книги о немцах Киргизии и Казахстана — они уже вышли в процессе работы над нашей книгой, когда уже по нашей подсказке исследователи обратились к этим темам.

— Ваши авторы — кто они?

— Как правило, в энциклопедии представлены статьи ста-ста пятидесяти авторов. У нас пятьсот авторов. Пятьсот авторов из более чем десяти стран — из России, Германии, Украины, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, Азербайджана, Финляндии, Канады и т. д. В основном это, конечно, историки, профессионально занимающиеся этой проблематикой либо смежными проблемами. Дело в том, что я как руководитель проекта считаю, что это не просто изучение локальной проблемы «немцы России», но что это еще и вписывание этой проблемы в общеисторическую канву российской истории.

Например, кто еще лучше напишет о генералах и героях Отечественной войны 1812 года, среди которых было много немцев, начиная с Барклая де Толли? То же самое с Великой Отечественной войной, эпохой коллективизации. То есть историки, которые занимались этой тематикой на общероссийском материале, они преломляют этот материал, работая над нашей энциклопедией. Мы пошли еще на такой риск. В статьях об отдельных людях, об отдельных персонажах и особенно в статьях о семьях, родах немецких мы помимо историков-профессионалов и специалистов по генеалогии обращаемся и непосредственно к наследникам этих славных фамилий. И порядка двух-трех десятков статей у нас написано потомками знаменитых родов российских немцев.

— Помимо персоналий и тех общеисторических статей, которые вы уже упоминали, какие еще тематические блоки отражены в энциклопедии?

— Прежде всего проблема географического расселения немцев. Мы даем статьи обо всех регионах, всех национальных районах, которые существовали на протяжении советского периода истории, обо всех кантонах. Самое замечательное, что нам предстоит еще сделать, — это дать в последнем томе полный аннотированный перечень всех немецких колоний на территории Российской империи. Это еще несколько сот статей. То есть каждый этнический немец России сможет найти какую-то информацию о том месте, на котором жили, пахали землю, возделывали пшеницу его предки. Это очень важно, потому что не все знают, что российские немцы внесли гигантский вклад в становление зернового хозяйства России в тот период, когда Россия стала страной, экспортирующей зерно. Культура твердых сортов пшеницы — это заслуга российских немцев.

— Кстати, о заслугах и службе. Многие немцы, особенно в XVIII веке, которые подолгу жили в России и которым русская культура многим обязана, они ведь так и не считали себя вполне российскими подданными. Особенно люди науки...

— Да, конечно. Прежде всего все протоколы заседаний Академии наук велись на немецком языке. Многие из них, отслужив здесь по десять — пятнадцать лет и получив пожизненный пансион, уезжали в свои земли в Германию. Как раз немецкие академики не порывали связи со своей культурной, языковой, научной средой. А вот замечательное свойство тех людей, которые приходили сюда на военную или государственную службу начиная с XVIII века, — они, принеся присягу российскому государю, становились русскими и служили этой стране, этой родине, этому императору. И шли воевать как защитники уже этого отечества.

  • Теги
  • биографии
  • краеведение
  • народы России
  • национальная энциклопедия
  • национальные меньшинства
  • немцы
  • немцы Поволжья
  • региональная энциклопедия
  • российские немцы
  • Энциклопедия российских немцев
  • ЭРН
  • этнические диаспоры

(Нет голосов)

Предупреждение Для добавления комментариев требуется авторизация