Э

Мир энциклопедий

encyclopedia.ru

«Энциклопедия литературных героев» или флоберовское «Эмма — это я»

Рецензия

  • 28 Мая 1997
  • просмотров 1816
Энциклопедия литературных героев/ М. А. Абрамова, О. А. Алякринский, Л. Е. Баженова и др.; Сост. и науч. ред. С. В. Стахорский. — М.: Аграф, 1997. — 495 с.; 26 см. — 15000 экз. — ISBN 5-7784-0013-6 (в пер.).
Суперобложка «Энциклопедии литературных героев» (1997)В издательстве «Аграф» вышла книга, при виде которой хочется воскликнуть: «Давно пора», и сразу же ее купить. Что я и сделала. Это «Энциклопедия литературных героев». В России такого издания никогда не было. «Аграф» в предисловии пишет, что будет признателен всем, кто выскажет замечания и предложения — «они будут учтены в последующих изданиях “ЭЛГ”». Хорошо, если можно еще что-то исправить.

Поначалу я стала искать героев одной из самых популярных в мире книг — «Властелина колец» Толкиена. Недавно самый большой нью-йоркский книжный магазин провел опрос покупателей с просьбой назвать любимую книгу. Толкиен вышел на первое место. Да и в России у него много поклонников — в Москве, например, есть довольно известное общество любителей Толкиена, которое время от времени устраивает костюмированные акции, переодеваясь хоббитами, гоблинами, Гэндальфом.

Но «ЭЛГ», вероятно, это монументальное произведение, многожды изданное в России, для себя еще не открыла. Зато и меня пристыдила: наткнувшись на героя Сарасватичандра из романа Говардхана Трипатхи, я осознала, что никогда таких слов не слышала. Вчитавшись в энциклопедию, обнаружила, что дело в случайности: был специалист по Индии, вот в энциклопедии и возник букет индийских персонажей (Шакунтала, Гунадхья, Чанакья и т. д.). При этом не представлен ни один герой пяти великих китайских романов, хотя бы Симынь Цин из «Цветов сливы в золотой вазе». Правда, и пассажи об индийских героях знаний особенно не прибавляют — они написаны в стиле отвращающих от книг школьных учебников по литературе 70-х годов. Увы, почти все 900 статей энциклопедии выдержаны именно в таком стиле.

Остановимся на классической русской литературе. Любопытно, что у разных авторов «ЭЛГ» встречается общий лейтмотив, флоберовское «Эмма — это я»: «Чичиков, так же, как и Гоголь, — вечный холостяк, перекати-поле, живущий в гостиницах, у чужих людей, мечтающий стать домохозяином и помещиком. Равно как и Гоголю, Ч. свойствен универсализм интересов».

Лермонтову не повезло больше, чем Гоголю: «Образ Печорина написан не одной черной краской. В конце концов П. потерял свою худшую половину. Поэтому Лермонтов не превратил П. в вампира, а оставил его человеком, способным даже сочинить “Тамань”. Вот этот человек, так похожий на Лермонтова, и заслонил тень П. Лермонтов набросал портрет, состоящий не из пороков, а из противоречий. А главное, дал понять, что ту жажду, которой страдает этот человек, не утолить из колодца с минеральной водой. Губительный для всех, кроме самого себя, П. подобен пушкинскому анчару. Его трудно представить среди желтеющей нивы, в русском пейзаже. Он все больше где-то на Востоке — Кавказ, Персия». Намек на анчар еще как-то понятен, а вот пушкинскому Сальери пришлось совсем плохо: оказывается, он «предстал выразителем идеологии масс-медиа» (?).

С героями же Пастернака обошлись и того хуже. Ставшая классикой история любви Юрия Живаго и Лары, в романе и в стихах из него, звучит в «ЭЛГ» так: «Главным фактором здесь выступает не любовь, а непреодолимое никакими внешними обстоятельствами стремление Ж. к жизнеустройству, к созданию атмосферы дома, семьи (в фактическом, а не в формальном смысле), к появлению детей».

Печально, что все это рекомендовано двумя министерствами, образования и культуры, «для использования в учебном процессе вузов гуманитарного профиля».

Испытанный рецепт, как улучшить издание, — сменить авторов. Не дай Бог, если читатель, от школьника до взрослого, воспримет курс литературы от «ЭЛГ» за чистую монету. Где же обещанное: энциклопедия в предисловии собиралась нам рассказать о судьбах литературных героев, которые, по слову Федора Сологуба, «и есть настоящие, подлинные люди, истинное, неумирающее население нашей планеты»?

Вряд ли кто-нибудь, кроме писателей, «способных даже сочинить “Тамань”», смог бы справиться с задачей контакта этих героев-долгожителей с современным читателем. В «ЭЛГ» удалось выжить немногим — например, Иудушка Головлев и Хоакин Мурьета, представленные Павлом Грушко, Хлестаков литературоведа Ю. Манна — авторов, владеющих родным языком.

Есть тексты не столь глупые, как процитированные мною, но цель не только в том, чтобы грамотно пересказать произведение, не только в том, чтобы указать театральные постановки (театральный крен очевиден). По всем источникам, по жизни, в которой что-то символизируют, кто они: Дон-Жуан, Гамлет, Эмма Бовари? Про Эмму нам говорят, что знаменитая фраза Флобера, приведенная выше, «способна остановить любителя бичевать литературных героев. В то же время “кичевое сознание” героини романа — проблема для критиков». В том-то и беда, что проблемы критиков волнуют только самих критиков. «Мифы народов мира», «Монархии Европы»; несмотря на специфику времени, «Советский энциклопедический словарь»; «Хроника человечества» удались куда лучше. Остается надеяться, что замечания действительно «будут учтены в последующих изданиях “ЭЛГ”», а недостатки — исправлены.
  • Теги
  • Аграф
  • литературная энциклопедия
  • литературные герои
  • литературоведение
  • мировая литература
  • художественная литература
  • ЭЛГ
  • энциклопедический словарь
  • энциклопедия литературных героев
  • Библиографическое описание ссылки Щербина Т. Вышла в свет «Энциклопедия литературных героев»/ Татьяна Щербина// Коммерсантъ-Дейли. — 1997. — 28 мая (№ 78).

(Нет голосов)

Предупреждение Для добавления комментариев требуется авторизация