Э

Мир энциклопедий

encyclopedia.ru

А. Н. Турунов как ключевая фигура Сибирской советской энциклопедии: об истории издания (1926–1937 гг.) и попытке его возрождения (1946–1948 гг.)

Научная статья

  • 7 Марта 2022
  • выбор редакции
  • просмотров 2947
  • комментариев 5
Статья посвящена истории уникального издательского проекта 1926–1937 гг. в Сибири — выпуску многотомной Сибирской советской энциклопедии. Издание этого коллективного труда было прервано в 1937 г. на четвертом томе (из запланированных пяти). С 1931 г. техническим редактором и выпускающим энциклопедии в Москве являлся сибирский ученый (этнограф и историк), искусствовед и художник А. Н. Турунов. Он осуществлял окончательное оформление текстов энциклопедии и отвечал за выпуск томов в типографии газеты «Правда».

После прекращения издания в 1937 г. А. Н. Турунов предпринял попытку возобновления его, предложив в 1946–1948 гг. академику В. А. Обручеву, совместно с академиком Н. Н. Баранским и профессором М. К. Азадовским ходатайство перед ЦК ВКП(б) о выпуске нового варианта этого труда. Предполагалось использовать аппарат и ресурсы вновь созданного Института «Советская энциклопедия» (при посредстве его директора Ф. Н. Петрова).

Попытка возродить краеведческую энциклопедию в условиях стеснения научной деятельности в сталинском СССР не могла иметь успеха. Современные книговеды должны по достоинству оценить подвижническую роль А. Н. Турунова в сибирском книгоиздании первой половины ХХ в.

Ученый-энциклопедист А. Н. Турунов и его творчество

Анатолий Николаевич ТуруновИсторик, изучающий отечественную культуру первой половины ХХ в., обязательно столкнется в своей работе с фамилией А. Н. Турунова. Не будучи публичным человеком, не написав мемуаров, Анатолий Николаевич Турунов (4.IV(23.III) 1893, прииск Успенский Витимского округа Иркутской губернии — 5.Х.1954, г. Москва) оставил, однако, в российской культуре такой след, который потомки будут изучать еще долго. Его вклад, в частности, в книжное дело Сибири очевидно недооценен. Своей статьей автор настоящих строк пытается в некоторой степени заполнить этот пробел.

В одной из современных интернет-публикаций перечисляется шесть областей деятельности, в которых А. Н. Турунов сказал свое профессиональное слово. Он аттестуется как «российский библиограф, краевед, художник-график, искусствовед, историк, этнограф-фольклорист» [1]1. К этому перечню надо добавить: издатель. Кроме службы в редакции Сибирской советской энциклопедии (о чем будет рассказано ниже), он работал в 1923–1930 гг. в редакционно-издательском отделе Центроархива в Москве, в 1935–1937 гг. в издательстве Академии наук СССР, являлся составителем и редактором ряда научных изданий.

Наиболее изучена деятельность А. Н. Турунова как библиографа, всю свою жизнь трудившегося в советских библиографических учреждениях и организациях: в библиографической комиссии Центрального бюро краеведения (1924–1925), в секции библиографии Общества изучения Урала, Сибири и Дальнего Востока (1926–1931, под руководством Н. В. Здобнова), во Всесоюзной ассоциации сельскохозяйственной библиографии (1931–1936, под эгидой того же Н. В. Здобнова), в Библиотеке АН СССР (1936–1937), во Всесоюзной книжной палате (1938–1941 и 1945–1948, перерыв был вызван его участием в Великой Отечественной войне), в Центральной научной сельскохозяйственной библиотеке (1948–1954). Он являлся составителем известных библиографических указателей «Советская пресса в Сибири в 1917–1918 гг.» (Иркутск, 1922; под псевд. А. Адгоков), «Революция и Гражданская война в Сибири» (Новосибирск, 1928; в соавт. с В. Д. Вегманом), «1905 год в Сибири» (Москва, 1930; в соавт. с Т. Н. Поповой), соавтором и соредактором вышедших до войны томов «Библиографии Дальневосточного края» (т. 1–2, 1935) и «Библиографии Бурят-Монголии» (т. 1, 1939; т. 5 (1970) выпущен в Бурятии по его рукописи). Эта сторона деятельности А. Н. Турунова нашла отражение в статье В. П. Томиной [2]2, в ряде справочно-биографических публикаций [3–5]3. Сведения о А. Н. Турунове имеются также в Большой российской энциклопедии (1998)4.

Как краевед А. Н. Турунов известен больше сибирякам. Кроме статьи В. П. Томиной, сведения о нем как о краеведе можно найти в опубликованной переписке А. Н. Турунова с литературоведом М. К. Азадовским и в предисловиях к этим публикациям [6; 7]5. Статьи А. Н. Турунова печатались в 1920-е гг. в журналах «Краеведение», «Северная Азия», «Сибирские огни», в рубрике «Справочник сибиреведа», печатавшейся в издании Восточно-Сибирского отдела Русского географического общества «Этнографический бюллетень» (вып. 1–3; Иркутск, 1921–1922), редактором которого был сам Анатолий Николаевич.

Как художника, участника выставок живописцев-сибиряков в Иркутске (1915) и Москве (1926, 1935), общественность начинает «открывать» Турунова только в наши дни. Картины А. Н. Турунова, воплотившие его своеобразный художественный мир (как пишут искусствоведы, созданные в духе русского модерна начала ХХ в., под явным влиянием символизма и буддистской живописи «танка») [1]6, эти произведения пользуются сегодня спросом на аукционах, начальная цена многих из них достигает 30–45 тыс. руб. (наиболее известное полотно А. Н. Турунова, под названием «Гнев» (1915) недавно было продано на аукционе за 15 тыс. евро).

Намного более известен Анатолий Николаевич как искусствовед. Слава в этом качестве пришла к нему еще при жизни. Он выступал как исследователь творчества В. И. Сурикова (монография «В. И. Суриков и его картины» (Иркутск, 1948)), один из публикаторов собрания писем В. И. Сурикова (Москва; Ленинград, 1948), собиратель большого количества устных и письменных свидетельств о красноярском художнике — часть его переписки по этому направлению деятельности ныне опубликована [8]7, часть дожидается своей очереди в архивном фонде А. Н. Турунова в Российском государственном архиве литературы и искусства [9, д. 22–28, 49–50, 53]8. А. Н. Турунов является автором монографии о сибирском художнике М. И. Пескове (Иркутск, 1938) и публикаций о художнике Н. П. Чехове — брате А. П. Чехова [1]9. В архиве Анатолия Николаевича осталось несколько папок подготовительных материалов к неосуществленному замыслу большой работы «Очерки истории изобразительного искусства в Сибири» [9, д. 12–14]10.

Историком А. Н. Турунова считают все, кто знаком с его творческим наследием. Он глубоко интересовался прошлым Сибири, вступал в переписку со знатоками и свидетелями событий [9, д. 2, 4, 51, 76]11. Его первая работа, написанная по следам недавнего прошлого — «Потери Гражданской войны: по Селенгинскому аймаку Бурят-Монгольской автономной области» — вышла под псевдонимом А. Адгоков в 1923 г. Работая в Москве в Центроархиве, А. Н. Турунов подготовил (совместно с руководителем Центроархива В. В. Максаковым) «Хронику Гражданской войны в Сибири (1917–1919)» (Москва; Ленинград, 1926) и, под редакторством В. В. Максакова, выпустил сборник документов «Партизанское движение в Сибири. Т. 1. Приенисейский край») (Москва, 1925). Анатолия Николаевича увлекала биография сибирского историка А. П. Щапова. Он издал сборник «А. П. Щапов в Иркутске (Неизданные материалы)» (Иркутск, 1938), выпустил несколько статей о Щапове.

В роли этнографа А. Н. Турунов выступал с первых же шагов своего творчества. Это было связано с тем, что, по его словам, с 1916 г. он «много работал среди бурят», а именно являлся «одним из ревностных защитников аймачного и хошунского самоуправлений» бурятского населения, против которого выступали имперские, а затем колчаковские власти России. При колчаковцах в 1919 г. Турунов стал секретарем иркутской губернской комиссии по бурятскому вопросу, созданной для отстаивания этих органов национального самоуправления [10, с. 329–330]12. С приходом советской власти он оставался работником народного просвещения в бурятской среде и в 1921 г. выступил в печати с первыми публикациями на темы культуры, искусства и памятников письменности бурят. Некоторые из этих статей А. Н. Турунов подготовил совместно со знаменитым ученым, классиком бурятоведения Ц. Ж. Жамцарано. В 1922 г. А. Н. Турунов выступил одним из собирателей материалов для выставки «Изобразительное искусство бурят-монгол», состоявшейся в Иркутске в музее Восточно-Сибирского отдела Русского географического общества — первой в мире выставки на данную тему, привлекшей большое внимание научной общественности. К этому времени этнограф А. Н. Турунов уже являлся действительным членом ВСОРГО13 [11, с. 464]14.

Самый беглый обзор многогранной деятельности «универсального интеллигента» А. Н. Турунова говорит о масштабе его увлечений и о незаурядной личности этого человека, который на рубеже 20-х и 30-х гг. ХХ в. стал ведущей фигурой крупнейшего научного проекта довоенной Сибири — подготовки и издания многотомной Сибирской советской энциклопедии (ССЭ).

Сибирская советская энциклопедия и ее создатели

Тома 1-3 «Сибирской советской энциклопедии» (1929—1932)Общее представление об истории энциклопедии читатель может получить из сборника, посвященного этому выдающемуся феномену сибирской науки [12]15. Для нас важна роль А. Н. Турунова на финальной стадии работы над четырьмя вышедшими томами ССЭ. В 1926–1927 гг., когда главная редакция Сибирской энциклопедии осуществляла подготовительные действия — формировала редакционный аппарат, определяла состав авторов будущих статей, утверждала словники по каждому разделу издания, спорила о лимитах текстов по каждому разделу и о размерах статей, договаривалась с поставщиками информации — государственными учреждениями, НИИ, вузами и кооперацией — А. Н. Турунов, постоянно проживавший с 1923 г. в Москве, в работе над энциклопедией не участвовал. Положение изменилось в ноябре 1928 г., когда инициатор создания и главный редактор ССЭ М. М. Басов, в результате травли его со стороны ультракоммунистической «левой» партийно-журналистской группы «Настоящее» вынужден был покинуть Новосибирск и перебраться в Москву. М. М. Басов уезжал в столицу на должность заведующего торговым сектором Госиздата РСФСР — второго человека в главном издательском ведомстве страны, что предопределяло возможности продвижения им проекта издания ССЭ. М. М. Басов и новый главный редактор энциклопедии старый сибирский большевик Б. З. Шумяцкий сформировали «московскую часть» ССЭ, в состав которой на правах выпускающего данного издания был приглашен А. Н. Турунов. Первое время, в 1929–1930 гг., общее руководство издательским аппаратом в Москве осуществлял сотрудник издательства «Советская энциклопедия» В. Р. Кугель. Еще ранее, в сентябре 1928 г., было достигнуто соглашение о том, что подготовленные в Новосибирске тома ССЭ будут печататься на столичной полиграфической базе, в типографии издательства «Правда» [13, л. 20–25]16. Ответственным корректором издания, с которым А. Н. Турунов работал на всем протяжении выпуска томов ССЭ, являлся Д. А. Штейнбок.

В таком составе «московская редакция» выпустила в конце 1929 г. 1-й том ССЭ. Но затем слаженные действия вновь были нарушены перемещением М. М. Басова на работу в Иркутск. В августе 1930 г. бывший Сибирский край был поделен на самостоятельные Западно-Сибирский и Восточно-Сибирский края, причем последний создавался заново с центром в Иркутске. М. М. Басов принял приглашение руководства нового края и был назначен заведующим Восточно-Сибирским краевым отделением Объединения государственных издательств РСФСР. С его отъездом в Иркутск «провисало» все московское звено подготовки энциклопедии. 21 октября 1930 г. по пути к новому месту назначения М. М. Басов провел в Новосибирске заседание президиума и аппарата главной редакции ССЭ, на котором сообщил, что дальнейшую работу в Москве будут вести Б. З. Шумяцкий (как главный редактор) и А. Н. Турунов, которые и будут подписывать в печать готовые листы издания. Роль Анатолия Николаевича М. М. Басов сформулировал словами: «Турунова необходимо закрепить в штате редакционного аппарата в качестве технического редактора и выпускающего» [14, л. 60–60 об.]17. Соответствующее решение об этом было немедленно принято. Сам М. М. Басов возглавил вновь созданную «иркутскую часть» редакции ССЭ.

Следующие семь лет (1931–1937) стали для А. Н. Турунова временем упорной систематической работы над изданием Сибирской советской энциклопедии. Круг его служебных обязанностей оказался весьма широким. Согласно выданной ему в 1932 г. справки, это были: «выверка присылаемых в печать текстов, связь с редакторами и авторами, выверка счетов, получаемых из типографии “Правда” и связь с последней; выверка всей библиографии в московской Ленинской библиотеке; вся работа по окончательному оформлению и печатанию карт, планов, схем и других иллюстраций (рисунки, фото); окончательное оформление и выпуск томов энциклопедии (верстка, брошюровка, переплеты, футляры [и] пр.» [15, л. 41]18. Анатолий Николаевич также выплачивал присланные из Новосибирска гонорары авторам, проживавшим в Москве.

А. Н. Турунов становится по факту главным представителем Сибирской энциклопедии в столичных инстанциях. Его формальный начальник Б. З. Шумяцкий, занятый службой на нескольких ответственных должностях, почти не участвовал в работе над энциклопедией, его роль сводилась в основном к политическому контролю за содержанием томов. А. Н. Турунов неоднократно сообщал главной редакции ССЭ, что Б. З. Шумяцкий отказывается от непосредственной работы. Сам же Анатолий Николаевич изо дня в день ведет переписку с Новосибирском, получая и высылая обратно со своими замечаниями тексты статей, уточняя и визируя их у редакторов, вставляя дополнения и изменения текстов, обосновывая финансирование типографских, а также редакторских работ, отправляя Главной редакции готовые гранки печатных страниц, а главное — требуя ритмичной и качественной работы редакции, точного выполнения графика присылки очередных статей, дабы избежать срывов печатного процесса и претензий со стороны типографии.

В архивном фонде Сибирской советской энциклопедии переписка главной редакции с А. Н. Туруновым занимает несколько объемистых «дел» за 1931 [16]19, 1932 [17]20, 1933 [15]21, 1934 [18]22, 1935 [19]23, 1936 [20]24 и 1937 [21]25 гг. Многие из сохранившихся в них документов свидетельствуют о полной драматизма ситуации, которая нередко складывалась в деле издания энциклопедии. Особенно острый момент наступил в начале 1932 г., когда в СССР разразился очередной бумажный кризис, а в полиграфической отрасли ввели сдельную оплату труда, в связи с чем типографии стали отказываться от крупных «нерентабельных» работ. В это время третий том ССЭ был сверстан лишь наполовину, а работа главной редакции по доставке в распоряжение А. Н. Турунова недостающих статей и старых «недоимок» по тому стала тормозиться из-за загруженности авторов и редакторов другими партийными и служебными заданиями, а также из-за постепенной утраты ими интереса к изданию. 21 января 1932 г. А. Н. Турунов сообщил техническому редактору ССЭ писателю Г. А. Вяткину: «Типография разболталась. Старших наборщиков сняли с нашей работы, а новые не имеют опыта. Скандалю уже с неделю26, поругался с зав. цехом, не знаю, удастся ли добиться успеха... Если отношение Новосибирска [к присылке недостающих материалов по 2-му тому] радикально не изменится, пожалуй, сбегу от Вас» [17, л. 26]27. В следующем письме к ученому секретарю энциклопедии и своему родственнику П. К. Казаринову 21 февраля 1932 г. Анатолий Николаевич подробно информирует его о критическом состоянии дел: «Угроза лишиться бумаги вполне реальна!28 Это не плохое отношение к нам Ком[итета] по делам печати, а печальная необходимость. БСЭ29 платит за простой машин из-за отсутствия бумаги, в Комитет приходят люди хлопотать из-за стопки (sic!) бумаги. Много журналов закрыто .., на этом фоне хранить и мариновать нашу бумагу просто преступно, и неудобно даже об этом говорить. Отсрочка нам дана только до 1 апреля. За это время мы должны выпустить том (пришлось дать и такое обязательство)... Недоимки придется обходить простым вычеркиванием. Другого выхода нет — и нужно быть в таких обстоятельствах максимально гибкими... Ведь в типографии свои трудности, которые преодолевать чудовищно тяжело...

... Мобилизуй в Вашем аппарате всех хотя бы на двенадцатичасовой [рабочий] день и выколоти все недоимки по [буквам] «М» и «Н», как текстовые, так и графические... Мне кажется, что ред[акция] не вполне осознает всей сложности обстановки, о чем я устал сигнализировать. Как видишь, положение скверное. Ищите выхода и хоть немного войдите в мое положение» [17, л. 54–54 об.]30.

Но и после того, как неполученные ранее статьи для тома стали поступать, А. Н. Турунов продолжал напряженную работу с типографией «Правды». 5 апреля 1932 г. он писал в редакцию ССЭ: «Квалифицированных рабочих осталось мало (процентов 20), не с кем работать. Минимум по два раза в день приходится бывать в типографии и вмешиваться во все пустяки» [17, л. 149 об.]31.

Пантелеймон Константинович КазариновСледующая волна испытаний обрушилась на Анатолия Николаевича ровно через год, в январе — марте 1933 г. К этому времени Полномочное представительство ОГПУ по Западно-Сибирскому краю приурочило массовые аресты интеллигенции по так называемому делу Западно-Сибирской контрреволюционной повстанческой организации. Одними из первых были арестованы редакторы отделов ССЭ В. Г. Болдырев (бывший генерал, главнокомандующий вооруженными силами Временного Всероссийского правительства в 1918 г. — ему ОГПУ отвело роль руководителя «бело-повстанческого» заговора), Г. И. Черемных, Г. А. Краснов, много других сотрудников и авторов. 21 января 1933 г. последовал арест ученого секретаря ССЭ П. К. Казаринова — главного «двигателя» энциклопедии, по родственной линии — дяди А. Н. Турунова [22, с. 49, 54]32. Для главной редакции это был невосполнимый удар. В. Г. Болдырев, будучи по основной службе руководителем планового отдела Западно-Сибирского края (крайплана), обеспечивал энциклопедию всей основной экономической и статистической информацией, а кроме того, как специалист в области картографии, отвечал в редакции за изготовление точных карт различных регионов и городов Сибири. Он вел с А. Н. Туруновым большую деловую переписку, посылая ему оригиналы десятков карт, вычерченных специалистами крайплана, для печатания их в московской типографии и вклейки в готовые тома. Только за 1932 г. сохранилось 10 таких писем В. Г. Болдырева к А. Н. Турунову с приложением многоцветных оригиналов картографических материалов [17, л. 13–14, 43–43 об., 74, 88, 92, 100, 109, 122, 143–143 об.]33. Не зная об аресте В. Г. Болдырева, А. Н. Турунов направил ему 7 февраля 1933 г. очередное письмо [15, л. 33–33 об.]34. В ответ последовали сообщения Г. А. Вяткина, технического секретаря редакции Е. П. Величенко и политического редактора энциклопедии Б. А. Шляева с информацией о происходящих событиях [15, л. 30, 40, 49–50]35.

Анатолий Николаевич вновь был поставлен перед выбором. Намного безопасней для него было бы бросить работу над энциклопедией (годом ранее он уже просился в отставку). Пересилила ответственность за издание, которое он и его коллеги считали делом исключительной важности, своим посланием грядущим поколениям сибиряков. 1 июля 1933 г. на специальном совещании Главной редакции ССЭ в Новосибирске наличный (сильно поредевший) состав сотрудников аппарата энциклопедии постановил продолжить работу. А. Н. Турунов присоединился к этому решению.

Но работать сибирским энциклопедистам становилось все труднее. В самом конце 1932 г. вышел из печати 3-й том ССЭ, в котором в качестве редакторов все еще значились В. Г. Болдырев, П. К. Казаринов, Г. А. Краснов, Г. И. Черемных (их фамилии А. Н. Турунов не успел снять из выходных данных). Все замеченные партийными чиновниками и чекистами «политические ошибки» редакция намеревалась исправить в 4-м и 5-м томах ССЭ.

С высоты сегодняшнего знания мы, конечно, можем сказать, что создатели энциклопедии взвалили на свои плечи непосильную задачу: они взялись фактически за непрерывную правку и переделку всего корпуса статей, пытаясь приспособить их к нескончаемым переменам политической конъюнктуры в стране, где едва ли не каждый день объявлялись «врагами» и «вредителями» десятки партийных и государственных функционеров, ученых, творческих деятелей. Упоминания о них должны были немедленно исчезнуть из текстов, вместе со статьями, написанными ими или на основании подготовленных ими материалов. Оценки многих событий, фактов, социальных процессов и лиц нужно было поменять на противоположные или радикально откорректировать в соответствии с новейшими партийными указаниями. Любая статья энциклопедии могла оказаться беззащитной перед обвинениями в «недостаточном освещении», «смазывании роли» большевистской партии в тех или иных исторических переменах. Где угодно, при желании, можно было найти «троцкистскую контрабанду», антимарксистский подход и т. п.

Однако оставшийся коллектив работников ССЭ продолжал лихорадочно пересматривать корпус статей, подготовленных для 4-го тома, стараясь минимизировать ущерб для издания. «Надо во чтобы то ни стало дотянуть 4–5 том[а] до конца», — писал А. Н. Турунов 15 мая 1935 г. Е. П. Величенко [19, л. 82]36. Вышедший в мае 1937 г. предварительный вариант («макет») 4-го тома не содержал многих, намеченных ранее, крупных «политически важных» статей («Парторганизация Сибири» и др.), в том числе двух запланированных статей о И. В. Сталине («Сталин в Сибири» и «Сталин о Сибири») — все варианты этих текстов, написанные прежними авторами, были забракованы в партийных верхах, а новых авторов не нашлось. Крайком ВКП(б) признал энциклопедию непригодной. 17 мая 1937 г. издание ССЭ было прекращено, а ее редакционный аппарат ликвидирован. Вскоре были арестованы и расстреляны почти все оставшиеся на свободе ответственные сотрудники, редакторы и ведущие авторы Сибирской энциклопедии — М. М. Басов, А. А. Ансон, Б. З. Шумяцкий, Г. А. Вяткин, В. Ч. Дорогостайский, А. К. Иванов, Н. Н. Козьмин, В. П. Косованов, К. Н. Миротворцев и десятки других. Еще раньше, в 1936 г., был репрессирован В. Д. Вегман. Эпоха «Большого террора» поставила в истории краевых энциклопедий жирную точку.

В июне 1937 г. появился документ, озаглавленный «План ликвидации Сибирской советской энциклопедии». Согласно этому плану состоялось увольнение сотрудников ССЭ (А. Н. Турунов был уволен около 20 июня 1937 г. после окончания расчетов с типографией). Предполагалось «привести в строгий порядок и сдать в Крайархив дела ССЭ», для чего А. Н. Турунову предписывалось «выслать [в Новосибирск] всю переписку по делам ССЭ, подлежащую хранению». Сдачу документации энциклопедии в архив планировалось завершить к 15 июня 1937 г. Бывшая редакция, впрочем, оставила лазейку для публикации отдельных материалов ССЭ: последним пунктом «Плана ликвидации» значилось: «Поставить перед ОГИЗом общий вопрос об использовании в его издательских планах на 1938 г. той или иной части литературных материалов ССЭ в виде серий небольших по объему краеведческих брошюр» [23, л. 1–1 об.]37. Сказанное, однако, осталось благим пожеланием.

Ранее, в 1933–1935 гг., А. Н. Турунов уже присылал в Новосибирск накопившиеся документы по энциклопедии — но то были рукописи и гранки статей уже вышедших томов, потерявшие актуальное значение. В создавшихся условиях полной ликвидации работы над ССЭ он не стал торопиться с отправкой в архив большого количества ценных неопубликованных статей и переписки, внезапно приобретшей статус исторических источников. Он продолжал надеяться, что решение о прекращении работы — временное, что интересы научного изучения и систематизированного изложения знаний о Сибири возобладают и важнейший издательский проект будет возобновлен. Более того, по некоторым сведениям Анатолий Николаевич продолжал держать у себя под рукой не только актуальный архив невышедших томов, но и сам московский аппарат ССЭ — сотрудников, согласных продолжать работу над энциклопедией в случае ее возрождения [22, с. 55]38. Согласно передаточным документам, он отправил документацию ССЭ в Государственный архив Новосибирской области только в 1946 г., вернувшись с фронта Великой Отечественной войны.

1946–1948 гг.: попытка воскрешения энциклопедии

Владимир Афанасьевич ОбручевТогда же, весной 1946 г., А. Н. Турунов предпринимает самостоятельные усилия для восстановления издания Сибирской советской энциклопедии. Он предлагает одному из ведущих авторов ССЭ академику геологу В. А. Обручеву ходатайствовать перед ЦК коммунистической партии о возобновлении работ по энциклопедии и просит взять на себя некоторую долю ответственности за ее судьбу, опираясь на сохраненные А. Н. Туруновым готовые материалы 4 и 5 томов.

Кандидатура В. А. Обручева в качестве возможного двигателя ССЭ была выбрана А. Н. Туруновым не случайно. Владимир Афанасьевич Обручев (1863–1956) оставался к этому времени едва ли не единственным из бывших редакторов ССЭ (он редактировал отдел геологии), кто не попал под каток репрессий и сохранял интерес к изданию энциклопедии. В 1930-е гг. он исправно писал свои и редактировал чужие тексты статей ССЭ. Среди неизданных материалов 4 и 5 томов имеется не менее шести написанных им статей, некоторые с автографами автора [19, л. 11; 24, л. 17–24 и др.]39. Немалое значение имели научный авторитет и широта кругозора В. А. Обручева — как известно, круг его интересов не ограничивался проблемами геологии — академик являлся специалистом в области географии, палеонтологии, геоморфологии, успешно пробовал себя в роли библиографа (его фундаментальная библиография по геологии Сибири получила Сталинскую премию). Широко известны литературные произведения В. А. Обручева, написанные в жанре научной фантастики, а также его научно-популярные труды. К моменту возобновления переписки с А. Н. Туруновым Владимир Афанасьевич стал Героем Социалистического труда (1945), директором Института мерзлотоведения АН СССР (с 1939), членом Президиума АН СССР (с 1946). Ранее, в 1942–1946 гг., В. А. Обручев являлся академиком-секретарем Отделения геолого-географических наук АН СССР, приобретя по долгу службы большие научные связи и влияние в среде ученых.

В 1932–1935 гг. А. Н. Турунов состоял с В. А. Обручевым в постоянной переписке, как работник редакции ССЭ. Возобновляя, спустя десятилетие, свое письменное общение с академиком, Анатолий Николаевич прежде всего сообщает краткую информацию о себе. В первом письме к В. А. Обручеву, датированном 5 марта 1946 г., он пишет: «Только недавно я возвратился домой и демобилизовался. За эти годы пришлось пережить немало трудностей и, признаться, не раз я думал, что уже заканчиваю свои земные счеты». К слову сказать, это единственное место во всем письменном наследии А. Н. Турунова, где он сообщает что-то о своей судьбе в годы войны. Известно, что Анатолий Николаевич ушел добровольцем в Красную армию в июле 1941 г., но подробностей своей службы на фронте он никогда не раскрывал.

А. Н. Турунов продолжает: «Часто жалел я, что не удалось довести до конца издание Сибирской советской энциклопедии... Вы проявляли всегда большой интерес к этому изданию и много сделали для него. Вы можете понять мои чувства. Очень досадно, что зря пропадает большая уже проделанная работа. Четвертый том ([буквы] О — С) сохранился только в виде корректурного оттиска. Пятый был скомплектован процентов на 40–45». Далее автор письма прибегает к некоторой хитрости, объясняя причины остановки работы над изданием. Из всего комплекса этих причин он выбирает такие, которые не указывают на недовольство властей политическим содержанием статей энциклопедии. «В 1937 году, — пишет он, — издание было приостановлено за отсутствием средств. Печатание IV тома задержалось и встретило трудности, тексты устарели (особенно по разделу «районирование»), а на обновление их потребовалось бы много новых дополнительных расходов».

А. Н. Турунов видит выход из тупика в использовании ресурсов вновь созданного в структуре советской науки учреждения — Института «Советская энциклопедия», призванного готовить издание Большой и Малой советских энциклопедий. Он пишет: «Теперь появляются, как будто бы, новые возможности. Возможно поставить вопрос о допечатке двух оставшихся томов, что может быть выполнено Институтом «Советская энциклопедия». Я решил обратиться к Вам за некоторыми советами по поводу этого дела, зная Ваш интерес к изданию. Не откажитесь уделить в удобный Вам день полчаса времени, если позволит, конечно, Вам это сделать здоровье. Я покажу Вам, кстати, корректурный оттиск IV тома и словник V-го... Прошу извинить меня за причиняемое Вам беспокойство, но очень уж хотелось бы сдвинуть вопрос с мертвой точки» [25, л. 5–5 об.]40.

Фёдор Николаевич ПетровВ. А. Обручев ответил быстро, но, по-видимому, написал не то, на что рассчитывал А. Н. Турунов. 25 июня 1946 г. Анатолий Николаевич посылает академику второе письмо со словами: «... Вы не совсем точно меня поняли: я не мог даже подумать затруднить Вас теперь просьбой о написании каких-либо новых статей для энциклопедии или об обновлении прежних. Я хотел лишь встретиться с Вами и потолковать — нельзя ли предпринять группе старых сибиреведов хлопоты об окончании этого полезного издания; — время весьма благоприятное для этого, учитывая большой интерес к научно-исследовательской работе». И далее, убеждая В. А. Обручева принять участие в возрождении ССЭ, Анатолий Николаевич сообщает о предварительной организационной работе, проделанной им в весенние месяцы 1946 г.: «Я был лично у Федора Николаевича Петрова и толковал с ним по этому вопросу еще в марте (он возглавляет Институт «Советская энциклопедия»). Он согласен взять эту работу в свой институт и согласен поддержать ходатайство об этом перед тов. Маленковым или Александровым, от которых и зависит включение ее в издательский план41. Но сказал мне, что необходимо, чтобы кто-либо из видных общественных деятелей поддержал это ходатайство от себя. Тогда будет толк. Вот я и думал говорить с Вами об этом при личном свидании. Если бы, скажем, Вы, Николай Николаевич Баранский, Марк Константинович Азадовский и еще кто-нибудь обратились с таким письмом к тов. Маленкову — дело это удалось бы практически продвинуть. М. К. Азадовский дал уже согласие... На случай предлагаю проект такого обращения. Очень прошу Вас, Владимир Афанасьевич, подумать над этим делом. Как старые члены Восточно-Сибирского отдела Русского географического общества... мы заинтересованы в этом вопросе» [25, л. 6–7 об.]42.

Упоминавшийся в письме старый большевик Ф. Н. Петров (1976–1973) действительно мог многое сделать для возрождения Сибирской советской энциклопедии. Отправленный в 1915 г. на «вечное поселение» в Иркутскую губернию, он проработал в подпольных сибирских организациях пять лет, был министром и заместителем председателя Совета министров Дальневосточной республики в 1920–1922 гг., считал себя неформальным представителем сибиряков в Москве. В советской энциклопедистике Ф. Н. Петров представал знаковой фигурой: в 1927–1939 гг. он являлся заместителем главного редактора Большой советской энциклопедии, в 1939–1949 гг. был директором издательства БСЭ. Историю Сибирской энциклопедии он знал во всех подробностях, следил за ее выходом и ценил как научный успех Сибири. Реально могли помочь ССЭ и старый большевик, географ, академик АН СССР Н. Н. Баранский, начинавший в 1903 г. революционную деятельность в Томской организации РСДРП. Не последнее слово мог сказать и всесоюзно известный советский филолог М. К. Азадовский. Он, как и Н. Н. Баранский, входил в 1926–1937 гг. в состав редакторов отделов энциклопедии.

С лета 1946 г. в переписке А. Н. Турунова с В. А. Обручевым наступил двухлетний перерыв. Но академик, по-видимому, не отказывался поддержать идею о продолжении ССЭ, и 30 мая 1948 г. А. Н. Турунов направил ему еще одно письмо, в котором информировал о проделанной работе. Благодаря настойчивости Анатолия Николаевича дело о возрождении энциклопедии дошло до ЦК партии. Он пишет: «Вопрос о возобновлении издания обсуждался в отделе издательств ЦК ВКП (б) 11 сентября 1946 г. (я был вызван для консультации). Решили издание не продолжать в прежнем виде (т. к. первые тома очень устарели), а дать справочник о Сибири в одном-двух томах, о чем и были даны указания Ф. Н. Петрову. Я мыслил этот справочник дать в формате энциклопедии (в лексическом плане) в виде «Краткой Сиб[ирской] советской энциклопедии», а Ф. Н. Петров во что бы то ни стало хочет в виде сборников очерков: «История Сибири», «География Сибири», «Геология Сибири» и т. д. Мне кажется, такой указатель крайне неудачен для пользования и не нужен. Хорошо, если бы кто-либо из авторитетных сибиреведов поддержал бы мысль об издании «Краткой энциклопедии» (в лексическом плане). Если будет случай Вам встретиться с Ф. Н. Петровым — поговорите. Я должен был бы сообщить Вам об этом раньше — но дело тянулось долго и не прояснилось, пока велись переговоры с Федором Николаевичем и определилась его точка зрения. Может быть, когда-нибудь Акад[емия] наук (ее Сиб[ирский] филиал) поднимут эту работу» [25, л. 8–8 об.]43.

Как видно из письма, Ф. Н. Петров предложил фактически то же, что намеревались делать в 1938 г. бывшие сотрудники аппарата ССЭ, сдавая документы энциклопедии на хранение в архив — не продолжать само издание, а выкроить из имевшихся материалов приемлемые куски и выпустить их в виде тематических или отраслевых справочников. Такой подход сразу обезопасил бы творческий коллектив энциклопедистов от политических нападок и возможной ответственности за проникновение на страницы издания нежелательной информации, запрещенных фамилий и т. п.

12 июня 1948 г. А. Н. Турунов направил В. А. Обручеву четвертое (и последнее) письмо, касающееся Сибирской советской энциклопедии. Судя по всему, академик Обручев взял сторону Анатолия Николаевича и согласился вмешаться в его спор с Ф. Н. Петровым. Не скрывая своих надежд, А. Н. Турунов пишет: «Был очень обрадован Вашим посланиям. Спешу по Вашей просьбе сообщить Вам домашний адрес Федора Николаевича Петрова44... Если будете писать ему, непременно упомяните, что новое издание энциклопедии лучше всего выпустить в форме двух частей «Краткой Сибирской советской энциклопедии» ... и не помещать уже ученых статей как «Заработная плата в Сибири» — ведь они чрезвычайно быстро стареют и никого уже не могут интересовать. Теперь образована новая редакция Большой сов[етской] энциклопедии (для 2-го издания), большое касательство, кроме Ф. Н. Петрова, будет иметь к ней т. [П. Н.] Поспелов (гл[авный] ред[актор] «Правды») и др. Следовало бы затребовать из Новосибирска и архив двух неизданных томов (IV и V) ССЭ. Ф. Н. Петров почему-то им не интересуется. А там много исследовательских статей, например, покойного И. Ф. Молодых или ботаника [П. Н.] Крылова. Пропадет все это в Новосибирском издательстве без пользы» [25, л. 9–9 об.]45.

Заключение

Переписка не имела продолжения — и это само по себе говорит о том, что многолетние усилия А. Н. Турунова по возвращению из небытия Сибирской советской энциклопедии не возымели успеха. Эпоха позднего сталинизма и не предполагала появления таких феноменов краеведческой мысли, само краеведение в эту пору было низведено до школьных экскурсий и музейных экспонатов.

О подлинном значении Сибирской советской энциклопедии в науке и культуре России, о роли А. Н. Турунова в поддержании затухающего костра энциклопедических знаний общественность страны узнала лишь спустя долгих три десятилетия.

Примечания

  1. Первый том БРЭ «Россия» вышел в 2004 году. Вероятно, имеется в виду энциклопедия «Книга» (1999). См. предыдущую группу ссылок на литературу — Мир энциклопедий.
  2. Восточно-Сибирское отделение Русского географического общества (ВСОРГО) — Мир энциклопедий.
  3. Здесь и далее в цитатах персоны и числовые, хронологические показатели могут быть выделены редактором — Мир энциклопедий.
  4. Здесь и далее слова в тексте подчеркнуты А. Н. Туруновым.
  5. БСЭ (Большая советская энциклопедия).
  6. Г. М. Маленков был в этот период вторым секретарем ЦК ВКП (б), отвечавшим, в том числе, за научную работу в СССР. Г. Ф. Александров возглавлял Управление агитации и пропаганды ЦК ВКП(б).
  7. Далее дается адрес в «Доме правительства» по ул. Серафимовича, 2 — печально известном «Доме на набережной».

Список литературы

  1. Турунов Анатолий Николаевич // Научное наследие России. URL: http://www.e-heritage.ru/Catalog/ShowPers/434 (дата обращения: 07.03.2022).
  2. Томина В. П. Краеведческая и библиографическая деятельность А. Н. Турунова (1893–1954) // История сибирской библиографии: сборник статей / Государственная публичная научно-техническая библиотека Сибирского отделения Академии наук СССР. Новосибирск, 1978. С. 94–114.
  3. Турунов Анатолий Николаевич (1893–1954) // Отечественные библиографы и библиотековеды : указатель документальных источников и литературы о жизни и деятельности, 1917–2014. Москва : Пашков дом, 2015. С. 517–518.
  4. Турунов Анатолий Николаевич // Книговедение : энциклопедческий словарь. Москва : Советская энциклопедия, 1982. С. 540.
  5. Щерба Н. Н. Турунов Анатолий Николаевич // Книга : энциклопедия. Москва : Большая российская энциклопедия, 1999. С. 648.
  6. А. Н. Турунов – М. К. Азадовскому : [письма] // Литературное наследство Сибири. Новосибирск, 1978. Т. 1. С. 298–332.
  7. М. К. Азадовский – А. Н. Турунову : [письма] // М. К. Азадовский Статьи и письма. Неизданное и забытое. Новосибирск, 1978. – С. 150–155.
  8. Грищенко Л. Н. Из писем А. Н. Турунова М. В. Красноженовой // Суриковские чтения. Красноярск, 2006. С. 21–23.
  9. Российский государственный архив литературы и искусства (РГАЛИ). Ф. 2051. Оп. 1. Д. 2, 4, 22–28, 49–51, 53, 76.
  10. Вениамин Вегман. Государственная, научная и общественная деятельность : сборник документов к 90-летию Сибархива / составители: Л. С. Пащенко, Е. А. Мамонтова, С. Г. Петров, Л. И. Пыстина. Новосибирск, 2010. 450 с.
  11. Люди и судьбы: биобиблиографический словарь востоковедов – жертв политического террора в советский период (1917–1991). Санкт-Петербург, 2003. 496 с.
  12. Сибирская советская энциклопедия: проблемы реконструкции издания / Государственная публичная научно-техническая библиотека Сибирского отделения Российской академии наук [и др.] ; ответственный редактор А. Л. Посадсков. Новосибирск, 2003. 84 с.
  13. Государственный архив Новосибирской области (ГАНО). Ф. Р-998. Оп. 1. Д. 127.
  14. ГАНО. Ф. Р-998. Оп. 1. Д. 128.
  15. ГАНО. Ф. Р-998. Оп. 1. Д. 107.
  16. ГАНО. Ф. Р-998. Оп. 1. Д. 103.
  17. ГАНО. Ф. Р-998. Оп. 1. Д. 105.
  18. ГАНО. Ф. Р-998. Оп. 1. Д. 108.
  19. ГАНО. Ф. Р-998. Оп. 1. Д. 109.
  20. ГАНО. Ф. Р-998. Оп. 1. Д. 110.
  21. ГАНО. Ф. Р-998. Оп. 1. Д. 111.
  22. Юмина А. Н. Пантелеймон Константинович Казаринов // Моя Сибирь. 2011. № 2. С. 48–55.
  23. ГАНО. Ф. Р-998. Оп. 1. Д. 119.
  24. ГАНО. Ф. Р-998. Оп. 1. Д. 57 а.
  25. Архив Российской академии наук (АРАН). Ф. 642. Оп. 4. Д. 1022.

Основные издания новости

Упомянутые персоны, псевдонимы и персонажи


  • Теги
  • 1926-1937
  • 1946-1948
  • Большая советская энциклопедия
  • БСЭ
  • история энциклопедии
  • краеведение
  • ОГИЗ
  • региональная энциклопедия
  • регионы России
  • Сибирская советская энциклопедия
  • Сибирь
  • Советская энциклопедия
  • ССЭ
  • сталинские репрессии
  • ЦК ВКП (б)
  • Библиографическое описание ссылки Посадсков А. Л. А. Н. Турунов как ключевая фигура Сибирской советской энциклопедии: об истории издания (1926–1937 гг.) и попытке его возрождения (1946–1948 гг.)/ Александр Леонидович Посадсков// Двенадцатые макушинские чтения: материалы Международной научной конференции (Тюмень, 25-27 мая 2021 г.). — Новосибирск: ГПНТБ СО РАН, 2021. — С. 165-179.

(Голосов: 1, Рейтинг: 3.3)

Комментарии

Предупреждение Для добавления комментариев требуется авторизация
  • Ссылка на комментарий
    По большому счету, за большинством энциклопедий, особенно региональных, стоят именно такие вот энтузиасты, которые посвящали себя такой работе.
    • 0/0
  • Ссылка на комментарий
    Забавная фраза А.Н. Турунова об «устаревании заработной платы в Сибири». Якобы научные статьи на эту темы не интересны читателю, потому как слишком быстро меняются исходные данные. Очень актуально, на все времена!

    Хотя можно провести целое исследование на эту тему, сравнительный анализ. Возможно, некоторые современные «плакальщики» удивились бы, как оплачивался труд лет так сто назад в Сибири. Энциклопедии дают такую возможность, изучаем, товарищи!
    • 0/0
  • Ссылка на комментарий
    Нужно быть настоящим подвижником, чтобы в такое трудное время столько сил и внимания уделять работе над энциклопедическим изданием. И это всё на фоне массовых арестов ценных работников, а впоследствии и их ликвидации. Удивительные времена, в которых люди вроде Анатолия Николаевича практически на голом энтузиазме могли осуществлять такие проекты.
    • 1/0
  • Ссылка на комментарий
    Марина Онежская пишет:
    Хотя можно провести целое исследование на эту тему, сравнительный анализ. Возможно, некоторые современные «плакальщики» удивились бы, как оплачивался труд лет так сто назад в Сибири. Энциклопедии дают такую возможность, изучаем, товарищи!
    Ну если исходить из вашей логики, то еще бы лучше почитать энциклопедические издания про неандертальцев или денисовского человека. Там вообще будет мрак и ужас, если сравнивать с современными реалиями, но вопрос в том, что время стремительно меняется и ничего плохого в этом нет. Но если кому-то хочется назад, то ради Бога.   С улыбкой
    arthy пишет:
    Нужно быть настоящим подвижником, чтобы в такое трудное время столько сил и внимания уделять работе над энциклопедическим изданием.
    Да, по моему мнению, все времена, как и нынешнее, не исключение: все делается за счет увлеченных своим делом людей. И прекрасно, что такие люди были, есть и будут.
    • 0/0
  • Ссылка на комментарий
    lisss пишет:
    Да, по моему мнению, все времена, как и нынешнее, не исключение: все делается за счет увлеченных своим делом людей. И прекрасно, что такие люди были, есть и будут.
    Кстати, такие увлеченные своим делом люди очень часто о деньгах даже не думают. Знакома с человеком, который работает в московском литературном журнале за зарплату в 20 тысяч рублей. Для Москвы это маленькие деньги, хотя, наверное, для некоторых регионов сумма может показаться приличной. Но все-таки понятно, что такие вот создатели художественных произведений или статей в энциклопедиях, а также их редакторы занимаются этим трудом не ради наживы. Естественно, эти люди заслуживают уважения.
    • 1/0