Э

Мир энциклопедий

encyclopedia.ru

Энциклопедия осетинской «Нартиады» Л. А. Чибирова

Научная статья

  • 1 апреля 2023
  • просмотров 343
В предлагаемой статье освещаются научные изыскания видного российского этнолога-кавказоведа Л. А. Чибирова в области нартоведения. На основании изучения ряда монографических и энциклопедических трудов, в которых проведён обстоятельный анализ нартовских циклов, эпических героев и персонажей, феномена волшебных предметов, изложена позиция учёного, основанная на исключительно научно аргументированных фактах. Вместе с тем представлена точка зрения профессора об особенностях социального быта, мировоззренческих характеристиках, ареальных связях, о нартовской космогонии, трифункциональной теории в контексте индоевропейского мифопоэтического мира, а также об уровне сопоставления общего и различного в кавказских эпических вариантах. В данной статье большое внимание уделено наиболее значимому этапу в осмыслении фундаментальности национального эпического наследия — подготовке и публикации под руководством Л. А. Чибирова «Энциклопедии осетинской Нартиады». Идея учёного стала эпохальным событием в осетиноведении, беспрецедентным трудом, к которому причастен практически весь коллектив Северо-Осетинского института гуманитарных и социальных исследований им. В. И. Абаева (СОИГСИ им. В. И. Абаева), а также многочисленные учёные из различных российских и зарубежных научных центров. Указанное издание — первый опыт энциклопедического обобщения фольклорного, этнологического, лингвистического, исторического, археологического, источниковедческого материалов и результатов всех известных академических трудов, привлечённых для научного осмысления осетинского эпоса «Нарты». В рамках междисциплинарных исследований представлены новаторские высоконаучные изыскания, содержащиеся в «Энциклопедии осетинской Нартиады». Они по праву предстают в качестве «нового слова» на современном этапе развития нартоведения, что, бесспорно, играет значительную роль в постижении глубинных смыслов эпического наследия осетин.
Служение Людвига Алексеевича Чибирова науке характеризуется высшей степенью беспримерным и трепетным отношением к фольклорно-этнографическому и историческому наследию осетин. Одной из важнейших сфер многогранных, междисциплинарных научных интересов известного ученого является нартоведение. Людвиг Алексеевич — исключительная личность, в которой гармонично сочетаются высокий научный профессионализм, выдающиеся качества государственного и общественно-политического деятеля и самые лучшие человеческие черты.

В древности говорили: «Величие большого состоит в способности увидеть маленького». Для младших коллег Людвига Алексеевича является большой честью, что в своё время прославленный ученый заметил нас, поверил и, вселив надежду, привлёк к участию в работе над уникальным проектом — созданием «Энциклопедии осетинской Нартиады». Первоначальным этапом нашего научного сотрудничества под руководством Л. А. Чибирова явилась весьма значимая исследовательская тема в области нартоведения «Осетино-адыгские нартовские параллели», где анализировались существующие схождения и отличия между осетинской и адыгской (преимущественно кабардинской) версиями «Нартиады» [1, С. 15–22]1. Вместе с тем была дана критическая оценка концепции полицентризма (субстратно-кавказского происхождения эпоса), а также бытующему мнению об адыгском центре формирования ядра Нартовского эпоса и приведена соответствующая научная аргументация, обосновывающая достоверность доводов В. И. Абаева о том, что истоки формирования «Нартиады» ведут к легендам североиранских племён — скифов, сарматов, алан [2, С. 17–28]2.

Следует признать, что позиция Людвига Алексеевича характеризуется решительностью и открытостью суждений, присущих выдающемуся учёному, чьи взгляды основаны на исключительно научно-аргументированных фактах.

Аналогичный подход прослеживается и в известной монографии учёного «Осетинская Нартиада: мифологические истоки и ареальные связи», опубликованной в 2016 г., где автором рассмотрена динамика развития образов основных мифологических героев и исторические ареальные связи создателей «Нартиады» с другими народами [3]3. В монографии проведён обстоятельный анализ нартовских циклов, эпических героев и персонажей, феномена волшебных предметов. Учёным акцентировано внимание на особенностях социального быта, мировоззренческих характеристиках, нартовской космогонии, трифункциональной теории в контексте индоевропейского мифопоэтического мира, а также на уровне сопоставления общего и различного в кавказских эпических вариантах [4, С. 185–192]4.

Особый статус данный труд приобрёл, когда в современной научной и культурной жизни произошло яркое событие, имеющее фундаментальное значение для отечественной и мировой гуманитарной науки, и монография Людвига Алексеевича в 2021 г. вышла в свет в переводе на английский язык. Книга была рекомендована к печати учёным советом Северо-Осетинского института гуманитарных и социальных исследований им. В. И. Абаева. Перевод издания осуществлён кандидатом филологических наук Е. В. Карсановой [5]5.

Современная академическая наука характеризуется тесным взаимодействием учёных из разных стран. Соответственно, условия глобализации знаний предполагают высокую степень популяризации научных исследований посредством их перевода на английский язык, признанный языком мировой науки. В результате интегративных процессов открываются перспективы для более объективного восприятия эпической культуры различных народов мира. Данная книга явила собой абсолютную ценность в нартоведении, которая была предопределена уникальностью и многоаспектностью исследуемого материала, а также высоким уровнем теоретических обобщений. Монография достойно продолжила перечень известных трудов автора по этнографии и религиозно-мифологическим воззрениям осетин, получивших всеобщее признание: «Народный земледельческий календарь осетин» (1976), «Традиционная духовная культура осетин» (2007), «Осетинская этнографическая энциклопедия» (2013) и др., и заняла видное место в их числе.

Важным этапом осмысления фундаментальности национального эпического наследия стала подготовка Л. А. Чибировым к публикации «Энциклопедии осетинской Нартиады». Идея её создания — очередной этап, следующий за изданием Людвига Алексеевича «Осетинская этнографическая энциклопедия» (2013), ставшим эпохальным событием в осетиноведении [6]6. Пожалуй, это беспрецедентный труд, к которому причастен практически весь коллектив Северо-Осетинского института гуманитарных и социальных исследований, а также многочисленные учёные из различных российских и зарубежных научных центров [7; 8]7.

Следует признать, что Людвиг Алексеевич является не только основателем, вдохновителем издания. Он — автор значительного корпуса словарных статей, главный редактор, бильдредактор, он в равной степени сотрудничал с художником, дизайнером, корректором, по сути, выполнял все функции, необходимые для осуществления столь значимого проекта.

Данное издание — это первый опыт энциклопедического обобщения фольклорного, этнологического, лингвистического, исторического, археологического, источниковедческого материалов и результатов всех известных академических исследований, привлекаемых для научного осмысления осетинского эпоса «Нарты».

«Нартиада» — достояние духовной культуры осетин, древнейший фольклорный памятник, значительно обогативший сокровищницу мирового эпического наследия, — издавна привлекает внимание учёных многих стран, представляющих различные гуманитарные дисциплины и научные школы. Важно отметить, что отдельные материалы справочного характера об осетинском эпосе «Нарты» были включены в известные энциклопедии: «Мифы народов мира», «Народы и религии мира», «Мифы и религии народов мира» и др., однако как исследователям, так и широкому кругу читателей были необходимы более полные и детальные сведения, которые требовали специального издания.

Весьма значимым является, что в ходе работы над энциклопедией был разработан ряд теоретических вопросов. К примеру, варианты названий осетинского эпоса «Нарты», использовавшиеся в научной и популярной литературе до настоящего времени, не отражали его жанрового и смыслового содержания. С начала истории изучения осетинского фольклора употреблялись различные наименования эпических текстов: нартовский/нартский эпос, нартовские/нартские сказания, «Сказания о нартах», «Сказания о нартовских богатырях» и др., соответственно, в круг поставленных задач данного издания вошло уточнение терминологии, связанной с названием эпоса. Наряду с устоявшимися определениями, редакционной коллегией был предложен вариант, наиболее точно отражающий аутентичное заглавие «Нарты кадджытæ» и соответствующий его смысловому содержанию: «Кадаги о Нартах».

Вместе с тем редколлегией было рекомендовано включение в широкий научный оборот термина «кадаг» как суверенную филологическую категорию, отражающую оригинальные жанрообразующие параметры осетинского эпоса. Он периодически использовался в трудах В. И. Абаева, Т. А. Гуриева и некоторых современных учёных, однако в большинстве случаев исследователи предпочитали термин «сказание», не в полной мере отражающий семантическую насыщенность осетинского «кадæг». К настоящему времени наметилась тенденция чёткого фиксирования данной категории фольклористами и литературоведами. Как важнейший языковой концепт и базовое мировоззренческое понятие он относится исключительно к «Нартиаде» и требует специального акцентирования. На наш взгляд, аутентичное обозначение текстов «Нартиады» должно сохранять оригинальное название «кадæг», подобно тому, как приняты и устойчиво зафиксированы в мировой науке национальные фольклорные и религиозные жанры: скандинавские саги, индийские Веды, Гаты Зороастра, персидские дастаны, русские былины и др.

Кроме того, задача редакционной коллегии состояла в том, чтобы выделить концептуальные признаки понятий, присутствующих в мифомышлении, религиозно-мифологических представлениях, а также в различных жанрах фольклора осетин.

С развитием гуманитарной науки, в частности нартоведения, представляется значимой актуализация проблем, связанных с центральными единицами осетинской концептосферы их понятийного содержания. Данная позиция обоснована тем, что лингво-культурологические интерпретации оригинальных понятий, то есть попытки их адаптации к какой-либо иной языковой среде, в значительной степени искажают их семантические особенности. К примеру, многочисленные синонимы одного из важных мировоззренческих понятий древнеиранского мира Фарн не передают в должной мере содержание культурных кодов данного термина. В осетинской фольклорно-этнографической традиции выделяются концепты, являющиеся ключевыми для репрезентации ментальных особенностей духовной культуры осетин. Подобного рода понятия: кадæг, æгъдау, куывд, уацамонгæ, ныхас, фæндыр, цыкура и др., содержащие национально-культурный компонент и не имеющие адекватного лингвистического эквивалента, должны переноситься в какую-либо языковую среду механически. Соответственно, основные принципы концептуального подхода были реализованы и включены в научный оборот при подготовке энциклопедии под руководством Л. А. Чибирова.

Сегодня исследовательская литература о «Нартиаде» представлена большим числом публикаций, пополняющихся трудами современных учёных. Соответственно, национальное нартоведение, отвечая запросу общества, подошло к периоду обобщения накопленного опыта и созданию масштабного академического труда.

Содержание данного издания выходит за рамки собственно народно-эпического наследия и включает в себя наиболее актуальные области научного знания, в частности, результаты сравнительно-исторических, мифологических, этнологических, лингвистических и др. исследований. Актуальность подобного рода изданий, совмещающих популярный энциклопедический принцип со строго научным комментарием, не вызывает сомнений и в определённой степени обоснована возрастающим числом псевдонаучных публикаций, искажающих принятые в академической среде постулаты о зарождении и формировании первоначального ядра эпоса в скифо-аланской среде с последующим распространением его на соседние народы, которые со временем выработали свои национальные версии «Нартиады».

Авторами статей в Энциклопедии выступили современные учёные-осетиноведы, специалисты в различных областях гуманитарного знания, неоднократно публиковавшие оригинальные труды по тем или иным проблемам нартоведения. В ходе работы над изданием авторский коллектив проанализировал всю существующую на данный момент литературу по проблематике осетинской «Нартиады» с привлечением результатов исследований других национальных версий эпоса.

Основными задачами Энциклопедии являются:
  1. описание и классификация континуума культурно значимых и оригинальных понятий и явлений, зафиксированных в «Нартиаде»;
  2. систематизация и публикация материалов справочно-информативного характера;
  3. представление широкого круга персоналий: сказителей, исследователей, деятелей литературы и искусства, занимавшихся сбором, систематизацией, публикацией и изучением осетинского фольклора;
  4. представление кардинальных направлений нартоведения;
  5. формулирование объективного видения проблем, являющихся дискутируемыми [7, С. 5]8.
Как было отмечено, Л. А. Чибиров является автором значительного корпуса словарных статей. Актуальность его исследований в области нартоведения состоит в приоритетных направлениях его взглядов, синонимичных принципиальной научно-аргументированной позиции нескольких поколений известных фольклористов, в том числе основателей нартоведения В. Ф. Миллера [9; 10]9, Ж. Дюмезиля [11]10 и В. И. Абаева [12]11, которая, по существу, не оспорена ни одним из оппонентов. Следуя главным идеям видных учёных, развивая и дополняя их исследования, Людвиг Алексеевич вместе с тем в деликатной манере разъясняет искажения, допущенные рядом сторонников версии «кавказского субстрата», и с полным основанием утверждает индоевропейское (индоиранское) происхождение кавказской «Нартиады».

Вполне закономерно, что одним из самых актуальных вопросов, ставших перед учёным, заключается в определении этнической среды, явившейся первоисточником «Нартиады». Вопросы генезиса Нартовского эпоса рассматривались в многочисленных трудах отечественных и зарубежных исследователей. Однако постулаты, которые до определённого периода считались неопровержимыми, в современном кавказоведении всё чаще стали подвергаться сознательному перетолкованию.

Людвиг Алексеевич приводит подробную историографию исследовательских работ по различным версиям эпоса «Нарты». Учитывая весь накопленный опыт в нартоведении, а также современные псевдонаучные эксперименты по отстаиванию узконациональных интересов, профессор основывается на принципах научного анализа и объективного историзма.

Следуя исследовательскому принципу В. Ф. Миллера, использовавшего ретроспективный метод и метод критического анализа, Людвиг Алексеевич продолжил и значительно расширил сопоставительные параллели архетипических мотивов и символов осетинской «Нартиады» и скифской культуры с европейскими, иранскими и индоиранскими древностями. Вместе с тем учёный пишет о мифологических истоках осетинской «Нартиады», являющихся его древней основой и уходящих в глубь истории скифо-сарматского мира. В постижении данных вопросов он придерживается теории трехфункциональности индоевропейских народов, прочно укрепившейся в нартоведении, приводя многочисленные схождения с мифологией и эпическими произведениями народов Европы.

В данном контексте значительный интерес представляет привлечение автором сведений по фольклору и этнографии осетин, а также способы реконструкции обрядово-ритуального комплекса посредством раскодирования сюжетно-образной системы «Кадагов о Нартах», что служит важным аргументом, подтверждающим принадлежность Нартовского эпоса к народно-эпическим произведениям ираноязычных этнических групп, к которым, бесспорно, относятся современные осетины.

Значительный охват ареальных связей ставит труды Чибирова в разряд феноменальных, поскольку сопоставительный анализ сказаний осетин с мифоэпическим наследием народов мира в широком контексте рассматривается впервые. Поиски аналогов нартовских героев в эпических произведениях широкого круга народов Евразии, вслед за классиками нартоведения, ещё раз подтвердили мнение о зарождении и формировании первоначального ядра «Нартиады» в скифо-аланской этнической среде.

Развивая положение об ареальных связях, установленных В. И. Абаевым в известном труде «Нартовский эпос», Л. А. Чибировым приводятся сюжетные параллели Нартовского эпоса с эпическими произведениями народов обширных просторов Евразии от Берегов Японии до Балтики. В результате выявлены многочисленные сведения, к примеру, параллели между текстами, сюжетообразующим компонентом которых являются мотивы о гибели короля Артура и Нарта Батрадза, роли волшебного меча в их судьбах и мн. др. Учёный обосновывает, что подобные схождения являются либо результатом общего индоевропейского происхождения, либо заимствования, которое было бы невозможным без тесных контактов носителей эпоса в прошлом. В подтверждение сказанному автор констатирует факт, что из всех народов Кавказа, носителей эпоса, с первого тысячелетия до нашей эры до конца первого тысячелетия нашей эры (время формирования «Нартиады») лишь скифо-сармато-аланы поддерживали контакты с таким широким кругом народов. При этом часть сармато-алан жили за пределами Центрального Предкавказья и не имели контактов с кавказскими аборигенами.

Анализ фольклорных исследований позволил также автору расширить не только географические границы эпоса, но и углубить его хронологические рамки. По мнению профессора Л. А. Чибирова, начало формирования ядра Нартовских сказаний следует отнести к середине II тыс. до н. э.

Учёный достаточно основательно исследует и культурный диалог народов Кавказа. В его статьях приведены параллели и иллюстрации и из других национальных версий Нартовского эпоса и обосновываются причины общности и близости эпической традиции народов Северного Кавказа, а также распознаются ареальные встречи, контакты и взаимодействие с фольклором других этносов: европейских (скандинавов, славян, кельтов, предков италиков), тюрко-монгольских народов.

По мнению профессора Л. А. Чибирова, прочтение особенностей всех национальных эпических традиций выявляет созвучие сюжетов с ментальной атмосферой конкретного этноса.

Автор разделяет академическую, признанную на мировом уровне концепцию генезиса и распространения эпоса о нартах. Следует отметить, что дискутируемые вопросы излагаются учёным в корректной форме, не выходящей за рамки этики, принятой в научном мире, констатируя, что наука не терпит межнациональную рознь, а успеху нартоведения будет способствовать лишь сотрудничество и содружество учёных, считающихся с научной истиной.

Таким образом, новаторские высоконаучные изыскания, содержащиеся в «Энциклопедии осетинской Нартиады», по праву предстают в качестве «нового слова» на современном этапе развития нартоведения, что, бесспорно, сыграет значительную роль в постижении глубинных смыслов эпического наследия осетин, являющегося одним из наиболее существенных вкладов осетинского народа в сокровищницу мировой художественной культуры.

Литература

  1. Чибиров Л. А., Кусаева З. К. Осетино-адыгские нартовские параллели // Вестник Владикавказского научного центра РАН. 2019. Т.19. № 1. С. 15–22.
  2. Чибиров Л. А. Еще раз о первоначальном ядре Нартиады // Известия СОИГСИ. 2019. Вып. 31 (70). С. 17–28.
  3. Чибиров Л. А. Осетинская Нартиада: мифологические истоки и ареальные связи. Владикавказ: Ир, 2016. 463 с.
  4. Хадикова А. Х. О мифологических истоках и ареальных связях осетинской «Нартиады» // Известия СОИГСИ. 2017. Вып. 24(63). С. 185–192.
  5. Чибиров Л. А. Ossetian Nartiada. Mithological sources and areal links. Владикавказ: Ир, 2021. 418 с.
  6. Осетинская этнографическая энциклопедия / Гл. ред. Л. А. Чибиров. Владикавказ: Проект-Пресс, 2013. 686 с.
  7. Энциклопедия осетинской Нартиады / Гл. ред. Л. А. Чибиров. Владикавказ: СОИГСИ ВНЦ РАН, 2022. Т. I. 464 с.
  8. Энциклопедия осетинской Нартиады / Гл. ред. Л. А. Чибиров. Владикавказ: СОИГСИ ВНЦ РАН, 2022. Т. II. 428 с.
  9. Миллер В. Ф. Осетинские этюды. М., 1881. Ч. I. 164 с.
  10. Миллер В. Ф. Черты старины в сказаниях и быте осетин // Миллер В. Ф. В горах Осетии. Владикавказ, 2007. С. 431–447.
  11. Дюмезиль Ж. Осетинский эпос и мифология. М., 1976. 276 с.
  12. Абаев В. И. Нартовский эпос осетин. Цхинвали: Ирыстон, 1982. 106 с.

  • Теги
  • Алания
  • Людвиг Алексеевич Чибиров
  • Нартиада
  • Осетия
  • РСО-Алания
  • РЮО
  • СОИГСИ
  • индоевропейские народы
  • кадаги о нартах
  • мифология
  • народный эпос
  • народы Кавказа
  • народы России
  • нартоведение
  • нарты
  • осетиноведение
  • остетины
  • фольклор
  • энциклопедия
  • Библиографическое описание ссылки Кусаева З. К. Энциклопедия осетинской «Нартиады» Л.А. Чибирова// KAVKAZ-FORUM. — 2023. — Вып. 13 (20). — С. 20-29. — DOI: 10.46698/VNC.2023.20.13.011.

(Нет голосов)

Предупреждение Для добавления комментариев требуется авторизация