Э

Мир энциклопедий

encyclopedia.ru

Европа в поисках универсальной энциклопедии как литературного жанра (XIII–XVII вв.)

Научная статья

  • 22 Мая 2022
  • выбор редакции
  • просмотров 1805
  • комментариев 5
Цель исследования — проанализировать условия становления энциклопедии как жанра научно-художественной литературы, формировавшего представления о научных знаниях в эпоху позднего Средневековья и Возрождения, его совместимость с конкретными социокультурными ценностями образованного круга европейского языкового сообщества. Научная новизна заключается в комплексном анализе этапов подготовки энциклопедических изданий в качестве произведений научно-художественной литературы, рассматриваемых как явление творческого процесса, элемент творческой биографии авторов, проявление историко-литературного движения в развитии литературы XIII—XVII вв. В результате доказано, что справочные труды этого периода раскрывали особенности научного творчества ученых, их духовный облик, философские начала и последствия научных открытий, обладали интеллектуально-познавательной и эстетической ценностью.

Введение

Статья является продолжением публикации «Жанр энциклопедии в социокультурном контексте 500-1250 гг. (истоки возникновения, этапы становления)», изданной в двенадцатом номере журнала «Филологические науки. Вопросы теории и практики» за 2021 г. Актуальность выбранной темы исследования связана с рассмотрением энциклопедий XIII—XVII вв. с позиций литературного жанра как одной из ключевых категорий исторической поэтики. Значимость вопроса делает актуальной проблему жанровой эволюции, или «исторической подвижности» категории жанр (Заваркина, 2020, с. 8)1, имеющей общеевропейскую, национальную и индивидуальную специфику, когда энциклопедические труды претерпевают ряд трансформаций, но формируют определенный комплекс «устойчивых признаков» жанра в целом.

В рамках исследования предполагается решить следующие задачи: во-первых, охарактеризовать в конкретном диахроническом диапазоне историю становления жанра энциклопедии на примере значительных справочных изданий XIII—XVII веков; во-вторых, проанализировать энциклопедии как зарождавшийся жанр научно-художественной литературы в аспекте влияния социокультурного контекста на его становление; в-третьих, уточнить обстоятельства трансформации указанного жанра от научного к научно-художественному. Для этого в статье использовано сочетание сравнительно-исторического и биографического методов литературоведческого анализа. Как специальный метод сравнения максимального количества имеющихся в распоряжении одного исследователя материалов для построения последующих выводов в работе используется метод энциклопедичности. Важным представляется принцип историчности научного познания в его связи с концепцией исторической поэтики.

Теоретической базой исследования, наряду с трудами отечественных ученых (Артемьева, 20052; Голубков, 20153; Куртов, 20184; Михайлова, 20105; 20176; Осминская, 20147; Симон, 19488; 20019), послужили работы зарубежных авторов (Beyer de Ryke, 200310; Coste, 201911; Galderisi, 201312; Lehmann, 199513; Massa-Pairault, 199114), рассматривавших жанр энциклопедии в его историческом развитии.

Практическая значимость исследования заключается в возможности использования литературоведами его результатов и выводов для продолжения изучения жанра энциклопедии как системы категорий исторической поэтики.

Основная часть

Титульный лист «Книги сокровищ» (Li livres dou tresor) Брунетто Латини (Brunetto Latini). 1863Выделение зарубежными исследователями двух этапов становления европейского средневекового энциклопедизма: первый (500—1200 гг.) и второй (1200—1600 гг.) — подчеркивает важность сохранения античного наследия при острой нехватке филологических трудов в описываемую эпоху и характеризуется стремлением предоставить доступ ко всему знанию путем отбора материала в результате появления массы новых, поступающих извне знаний (Beyer de Ryke, 2003, с. 1245-1246)15.

С XIII в. появляются первые энциклопедии на «живых» (общеупотребительных, разговорных) языках. Так, Брунетто Латини (Brunetto Latini, ок. 1220—1294) — флорентиец по происхождению, находившийся в изгнании во Франции, — составил на французском языке обширную энциклопедию знаний «Книга сокровищ» («Li livres dou tresor»). Труд стал известен широкой аудитории благодаря французскому издателю научной литературы, эрудиту и библиографу Ф. Шабайлю (François Adrien Polycarpe Chabaille, 1796—1860) (Li livres dou tresor..., 186316; Latini, 200717).

Данное произведение представляет собой компендиум и является сочинительством на основе исследований или произведений иных авторов. По словам самого автора, «Книга сокровищ» составлена из сведений, достойных внимания и оставленных авторами, которые так много рассуждали о философии: cist livres est compilés seulement des mervilleus dis des autours ki devant nostre tan sont traitié de philosophie (Цит. по: Куртов, 2018, с. 235)18. Отмечается, что «Книга сокровищ» — ярчайший образец больших справочных изданий золотого века средневекового энциклопедизма. Именно тогда в Европе появляются самые подробные и обширные компендиумы (compedia), суммы (summae) и зерцала (specula), содержавшие знания обо всем на свете.

Б. Латини разделил «Li livres dou tresor» на три книги, в которых дает обзор знаний своего времени (Куртов, 2018)19:
  • в первой книге описывается сотворение мира — «начало времен» (comencement du siècle); дается всеобщая история, названная «ancieneté des vielles istores»; представлены элементы природы и небеса — «nature de toutes coses»; картина мира (mapa monde), касающаяся астрономии, географии, сельского хозяйства и зоологии;
  • вторая книга посвящена нравственной философии, где речь идет «О пороках и добродетелях»;
  • третья книга, «Сокровища», ставшая ценным источником по истории итальянской политической мысли периода расцвета городских республик, отведена риторике и политике как искусству управления государством (Симон, 1948, с. 291)20.
Брунетто Латини. Воображаемый портрет эпохи РенессансаЗаметим, что подобные своды знания появляются не только на латыни, но и на народных языках. Произведение Б. Латини было первой энциклопедией, разорвавшей с латинской языковой традицией. Исследователи творчества Брунетто Латини задаются вопросом, почему этот энциклопедический труд, написанный около 1260 г., создан на романском (французском) языке. Французский специалист по средневековой литературе К. Гальдеризи (Galderisi, 2013)21 считает, что Б. Латини исходил из того, что в период создания «Книги сокровищ» только французский язык мог способствовать распространению этого справочного труда. Язык выбран автором как светским человеком, желавшим получить известность ученого. В то время большинство европейцев, которые хотели ознакомиться с «энциклопедией», уже могли читать ее по-французски (Coste, 2019)22. Следовательно, труд был предназначен светским читателям, взыскательным и подготовленным к чтению на авторитетном языке.

Сам автор так пояснял написание труда на французском (langued’oil): «Et se aucun demandoit porquoi ceste livre est escrit en romanse lonc le patois de France, puisque nos sommes ytaliens, je diroie que ce est par .ii. raisons: l’une que nos sommes en France, l’autre por ce que la parleure est plus de litable et plus comune a touz languaiges» (Цит. по: Galderisi, 2013, с. 46)23. Выбор французского языка автором «Книги сокровищ» («Li livres dou tresor») — «это своеобразный выбор культурной модели и литературы, которая в это время распространялась в Европе, в том числе и в Италии» (Логиш, 2005)24. Можно говорить о том, что язык в той или иной мере отразил менталитет автора, его взгляды на место человека в мире, а «Книга сокровищ» стала не только справочником, но и памятником эпохи (Ненарокова, Эпштейн, Махов, 2014, с. 13)25.

Специалисты по истории энциклопедизма отмечают, что XIV—XV вв. не отмечены значительными энциклопедическими трудами. В указанный период большое распространение имеют работы, созданные в XIII в., прежде всего за счет их переводов на «живые языки»: “Les XIVe et XVe siècles ne sont pas marqués par l’apparition de nouvelles encyclopédies importantes; ils mettent plutôt en circulation les encyclopédies écrites au XIIIe siècle, notamment par le biais de traductions en langues vulgaires” (Beyer de Ryke, 2003, с. 109)26.

Между тем в Европе XIV—XVI вв. формируется новый идеал — homo universalis («всесторонне развитая личность»). В эпоху Ренессанса человека как личность, имеющую права на свободу, счастье, развитие и творческую реализацию, объявляют высшей ценностью. Возникает своеобразная специализация в области гуманизма — изучение человечности (studia humanitatis). В XV в. слово «гуманист», в узком смысле имевшее значение «специалист в латинском и греческом языке и литературе», использовалось как технический термин в studia humanitatis, а в XVI в. уже распространилось далеко за пределами Италии (Караванов, Устинов, 2017)27.

В числе первых попыток творческой реализации человека назовем многотомные труды по морали Пьера Берсюира (Pierre Bersuire, ок. 1290—1362) — средневекового писателя, одного из ведущих французских ученых эпохи. Среди пяти его основных трудов, четыре из которых написаны на латыни, выделим «Reductorium morale» («Нравственный свод») — произведение с расположенными в алфавитном порядке статьями по самым разным темам (Бог, ангелы, демоны, человек, человеческое тело, животные, растения, минералы, физические элементы).

«Нравственный свод» (Reductorium morale) был задуман в 20-х гг. XIV в. и закончен примерно в 1343 г. В 16 книгах автор подвергает морализации многочисленные объекты природы и окружающего мира. Для П. Берсюира важным становится не само энциклопедическое знание, которое он выбирает в качестве предлога при написании произведения, а морализация. Для создания морализаторских текстов П. Берсюир использовал такие методы, как аналогия и аллегория. Автор напрямую обращался к читателю-клирику, просвещая его, снабжая удачными примерами аллегорий для возможного их использования в проповедях. При написании «Нравственного свода» Пьер Берсюир опирался на множество книг античных и средневековых авторов. Ученый часто упоминал свои источники в текстах: «Список упомянутых у него авторов весьма обширен и заставляет думать о его огромной эрудиции (даже если знание о некоторых текстах, например греческих или арабских, он получил из вторых или третьих рук)» (Журбина, 2008, с. 252-253)28. Такие отсылки к многочисленным литературным источникам и использование художественного представления идей позволяет говорить о наметившейся трансформации строго научных произведений.

Набор устройств для механического удаления и сбора жидкостей при операциях, отёках и т. п. «Книга военных орудий» (Liber bellicorum instrumentorum) Джованни Фонтаны (Giovanni Fontana). Между 1420 и 1440 гг.Изобретение книгопечатания инициировало появление нового жанра справочной литературы — энциклопедий, представлявших научно-практические сочинения широкого плана. Заметим, что еще долгое время произведения не имели в своем названии обозначения указанного жанра. Отметим в этом плане вышедшую в первой половине XV в. «Книгу о всех естественных вещах» («Liber de omnibus rebus naturalibus»), принадлежавшую перу венецианского врача, инженера и изобретателя Джованни Фонтаны (Giovanni Fontana, ок. 1395 — ок. 1455) и трактовавшую знания в области естествознания. Труд состоял из пяти частей, в которых помимо сведений по естественнонаучным дисциплинам (астрономия, метеорология, география, минералогия, ботаника и зоология) автор затрагивал философские вопросы: рассуждал о жизни людей, пытался представить человека как микрокосм, высказывал идею свободы воли (Ревякина, 2002)29.

Сфера интересов Дж. Фонтаны была очень широка: от механики до мнемотехники, от медицины до астрологии. Ученый одним из первых обратился к использованию рисунков для наглядного разъяснения своих идей или тех знаний, которые он почерпнул в других источниках. Особенностью сочинений Дж. Фонтаны было то, что рисовал автор сам. Помимо «Книги о всех естественных вещах» ярким примером иллюстрирования стала работа Дж. Фонтаны «Книга военных орудий» («Liber bellicorum instrumentorum»), написанная между 1420 и 1440 гг. Общеизвестна многозначность и многогранность роли иллюстрации при восприятии произведения: иллюстрация как изображение определенной части текста носит информативный характер и помогает читателю сформировать образ произведения; погружая читателя в атмосферу произведения, рисунок разъясняет ключевые моменты, дает возможность ощутить особенности фактуры и ритм повествования (Депсамес, Яковлева, 2019, с. 92)30. На страницах произведений Дж. Фонтаны были представлены самые разнообразные технические приспособления: военные машины для защиты и для осады, машины для строительных работ, фонтаны, автоматические музыкальные инструменты с гидравлическим или пневматическим управлением, самодвижущиеся куклы-марионетки, хирургические инструменты. Можно утверждать, что творческий подход инженера и изобретателя Дж. Фонтаны стал предтечей использования иллюстративного материала как объекта получения новых знаний, что активно практиковали авторы «Энциклопедии» Д. Дидро и Ж. Л. Д’Аламбера.

Среди значимых энциклопедических трудов назовем «Очерки о городских делах» («Commentariorum rerum urbanarum») итальянского богослова, гуманиста, писателя, переводчика и энциклопедиста Рафаэлло Маффеи из Вольтерры (Raffaele Maffei, il Volterrano, 1451—1522). Энциклопедия в 38 книгах состояла из трех частей: Первая книга включала оглавление и указатель, География (Geographia, книги 2-12), Антропология (Antropologia, книги 13-23) и Филология (Philologia, книги 24-38). Его энциклопедия содержала описание всех известных в то время предметов. В первой части — «Географии» — автор поместил историю всего известного мира, упорядоченную по местоположению. Вторая часть — «Антропология» — была посвящена истории человечества того времени, третья часть — «Филология» — содержала всю известную автору на момент написания науку и естествознание. До 1603 г. труд перепечатывался восемь раз в Риме, Праге, Базеле, Лионе, других европейских городах и пользовался большой популярностью (Massa-Pairault, 1991)31.

В XVI в. также не было создано значительного энциклопедического труда, хотя возродилось само это слово. Итальянский гуманист, филолог, математик и теоретик музыки Джорджио Валла (Giorgio Valla, 1447—1500) впервые использовал термин «энциклопедия» применительно к определению жанра произведения в предисловии к трактату в 49 книгах «О вещах, к которым следует стремиться, и о тех, которых надлежит избегать» («De expetendis et fugiendis rebus»), изданному в 1501 г. Научный и литературный вклад Дж. Валлы как ученого и сочинителя, стоявшего у истоков итальянского Возрождения, трудно переоценить. Энциклопедический по охвату труд трактует практически все известные дисциплины Средневековья: тривия как системы гуманитарных наук — грамматику, логику и риторику; квадривия как системы точных наук — арифметику, геометрию, астрономию и музыку (гармонику), а также затрагивает знания в области медицины, физики, поэтики и заканчивается этикой и правом.

Анатомическое строение глаза. «Философская жемчужина» (Margarita philosophica) Грегора Рейша (Gregor Reisch). 1503Отметим составленную немецким картезианским писателем-гуманистом Грегорем Рейшем (Reisch, 1504)32 (Gregor Reisch, ок. 1467—1525) общедоступную универсальную энциклопедию «Философская жемчужина» («Margarita philosophica», 1503), написанную в форме вопросно-ответного диалога между учителем и учеником, получившую большую популярность в Германии, переизданную в XVI в. не менее 12 раз. Это первая печатная энциклопедия, к которой автор приступил примерно в 1496 г., адресовав работу naïves Adolescentes. Произведение включало двенадцать книг: четыре были посвящены философским наукам: натурфилософии, логике, психологии, этике — и 8 других — не философским: латинской грамматике, арифметике, музыке, геометрии, астрономии, физике, естественной истории и физиологии. Многочисленные гравюры на дереве и полный указатель увеличили полезность и значимость работы автора. Долгое время этот труд оставался учебником для высшей школы.

Немецкий гуманист, историк, филолог и теоретик музыки Иоганн Авентин (нем. Johann Georg Turmair, лат. Ioannes Aventinus, 1477—1534) считается одним из основоположников немецкой классической филологии. В 1512 году он издал латинскую грамматику, получившую известность среди ученых и преподавателей своего времени. В 1516 г. как приложение к грамматике ученый написал, а затем издал первую в истории печатную энциклопедию на латинском языке (название «Энциклопедия» принадлежало автору). Жанр сочинения И. Авентин определил сам — «Encyclopedia orbisque doctrinarum, hoc est omnium artium, scientiarum, ipsius philosophiae index ac divisio» (Aventinus, 1517)33. / «Энциклопедия и круг учений, то есть всех искусств, наук, указатель и рубрикация самой философии». Труд предназначался для поступающих в университет сыновей баварского герцога Вильгельма IV, у которых ученый был воспитателем, и представлял собой синкретическую попытку обзора знаний эпохи (Доронин, 2007)34.

На фоне многих неравноценных по качеству западноевропейских энциклопедий XVI—XVII вв. выделяется труд фламандского ученого, гуманиста, математика и астролога Иоахима Рингельберга (Joachim Sterck van Ringelbergh, ок. 1499 — ок. 1531) «Плоды ночной работы, или Полнейшая энциклопедия» («Lucubrationes vel potius absoutissima κυκλοπαιδεία»). Отметим, что еще в начале 1530-х гг. Иоахим Рингельберг начал экспериментировать с компендиумом, уже собранный и тематически структурированный компендиум он «лишил порядка» и представил его в 1531 г. под названием «Хаос» (Голубков, 2015, с. 103)35. Новое однотомное произведение на латинском языке «Плоды ночной работы, или Полнейшая энциклопедия», в котором в основном приводились краткие научные факты, было издано в Базеле в 1538 г. и представляло собой серию трактатов, предназначенных для обучения студентов. Второе издание 1541 г. имело в заглавии слово «энциклопедия» в усеченной форме и вошло в обиход под названием «Cyclopaedia». В обоих изданиях И. Рингельберг избрал тематический способ организации информации. А. В. Голубков отмечает (2015)36, что его путь к порядку был осмыслен и апробирован предыдущими проектами, а тематическая раскладка способствовала авторской инициативе, когда возможно было представить образ мира в авторской субъективной оценке.

Тигр и леопард. «История о животных» (Historiae animalium) Конрада Геснера (Conrad Gesner). 1560Хорват Павел Скалич Ликийский (Paulus Skalich de Lika, Pavao Skalić, Paul Scaliger, 1534—1573), теолог, гуманист и эрудит, использовал слово энциклопедия в названии своего труда «Конспект энциклопедии, или Круга наук как священных, так и светских» («Encyclopaediae, seu Orbis disciplinarum tam sacrarum quam prophanarum. Epistemon»), написанного на латинском языке и опубликованного в 1559 г. в Базеле. До этого времени каждый автор вкладывал свой смысл в термин, для П. Скалича смысл слова «энциклопедия» заключался скорее всего в единении многообразия и одновременно цельности, слитности знаний (Ламажаа, 2014)37. Примем во внимание критическое замечание К. Р. Симона (2001)38 по поводу описанных выше так называемых энциклопедий: «Книги Рингельберга и Павла Скалича de facto только сборники статей весьма пестрого содержания, и если бы я не боялся оскорбить их тени, то перевел бы киклопедию первого и энциклопедию второго просто как “всякая всячина”. Не случайно, что в заглавии третьего издания книги И. Рингельберга (Лион, 1556 г.) слово энциклопедия опущено».

Швейцарский ученый-естествоиспытатель, филолог, библиограф, гений ботаники и предтеча генетики, самый известный зоолог XVI в. Конрад Геснер (Gesner, 1551—1558)39 (Conrad Gesner, 1516—1565) создал на латинском языке энциклопедический труд «История о животных» («Historiae animalium») в 5 томах (4500 страниц), вышедший в Цюрихе между 1551—1558 гг. и 1587 г.: первый том был посвящен млекопитающим, второй — яйценесущим четвероногим, третий — птицам, четвертый — водным животным, главным образом рыбам, и пятый (вышедший после смерти ученого) носил сборный характер. В книги вошли описания более тысячи представителей фауны, среди которых оказались даже мифические персонажи: единороги, морские чудовища, описанные ранее авторами древности. Автор расположил материал в алфавитном порядке, что стало следствием нарастающего запроса рационалистической культуры на объективность: классификация ведет за собой читателя, алфавит определенным образом навязывает систему вещей. Вплоть до XVIII в. все энциклопедии о животных издавались, опираясь на труды К. Геснера.

Компилятивный труд К. Геснера подводит к жанру энциклопедии не только благодаря объему материала, но и продуманной системе каждой статьи. Согласимся, что тексты статей из произведения К. Геснера представляли целостное и связное сообщение, оформленное композиционно (построенное на основе расположенности и соотнесенности частей, обусловленных содержанием и типом текста) (Игнатьева, 2014)40. Подтверждением этого тезиса становятся описания животных в каждой статье, сделанные автором по общей схеме (Плавильщиков, 1941)41:
  • номенклатура (название животного на разных языках);
  • описание животного, его распространение в окружающей среде;
  • образ жизни животного, экология;
  • «зоопсихология» (повадки животного);
  • прикладная зоология (дрессировка и охота);
  • животное в истории языка и религии (этимология названий, животное в поэзии, морали, религии; басни, поговорки, эмблемы и символы, мифы). Добавим, что композиция статей «Historiae animalium» была направлена на раскрытие содержательного аспекта текста, его информационной сущности.
К XVII в. развитие научных знаний переросло возможность суммировать их в одном университетском курсе. Только крайний консерватизм официальной университетской науки сделал возможным появление энциклопедии Иоганна Генриха Альштеда (Johann Heinrich Alsted, 1588—1638) — известного немецкого теолога-кальвиниста, схоластического философа, профессора «педагогиума» (высшей школы, с университетами не вполне равноправной) в провинциальном немецком городе Герборне (Симон, 1948, с. 293)42. Теоретическое и методологическое обоснование построения универсальной энциклопедии велось в кругу немецких протестантских философов и сформировалось в первой половине — середине XVII века. Центральной фигурой этого круга был И. Г. Альштед, один из самых ярких представителей протестантского энциклопедизма. С его именем связаны усилия по осуществлению проекта всеобщей науки (Осминская, 2014, с. 7-8)43.

Фронтиспис «Энциклопедии, разделённой на семь частей» (Encyclopaedia septem tomis distincta) Иоганна Генриха Альштеда (Johann Heinrich Alsted). 1630Вероятно, впервые слово «энциклопедия» было употреблено в труде И. Г. Альштеда «Энциклопедия по курсу философии» («Cursus philosophici encyclopaedia») в 1620 г., расположившего материал в систематическом порядке. К. Р. Симон (1948)44 отмечает, что спустя десять лет, в 1630 г., автор подвергает свой труд переработке и переиздает его под заглавием «Энциклопедия, разделенная на семь частей» («Encyclopaedia septem tomis distincta»). В этом издании на первой странице текста И. Г. Альштед дает определение употребляемого им термина: «Энциклопедия есть систематический охват всех вещей, подлежащих в этой жизни человеческому изучению. Короче, она есть совокупность знаний...» (c. 294). В труде автор привел классификацию наук в виде систематической сводки всех знаний, имевшихся в научном обиходе начала XVII в., учитывавшую всю совокупность существовавших на тот момент научных (или псевдонаучных) знаний.

Классификация наук, произведенная И. Г. Альштедом, включала 7 частей (tomi) и 35 книг (libri): Предпосылки знаний, своего рода пролегомены ко второй части (Praecognita, в 4 книгах); Филология (в 6 книгах); Теоретическая философия (в 4 книгах); Три высших факультета (в 3 книгах); Механическое искусство (в 3 книгах); Смесь знания (в 5 книгах). Первый раздел Praecognita (Предпосылки знаний) представлен четырьмя науками: Археологией (Archelogia, de principiis disciplinarum) — наукой о началах и целях дисциплин; Гексилогией (Hegsilogia, de habitibus intellectualibus) — наукой об интеллектуальных качествах; Технологией (Technologia, de natura & differentiis disciplinarum) — наукой о порядке и общем разделении дисциплин; Каноникой, или Дидактикой (Canonica, demododiscendi) — наукой о преподавании и изучении наук (Осминская, 2014, с. 7)45.

Труды И. Г. Альштеда отличались несомненными для своего времени достоинствами, поскольку автор широко использовал при их создании работы писателей и ученых Нового времени. Он ссылался на труды автора фундаментальных работ по алгебре, теории вероятностей и механике Джероламо Кардано; одного из наиболее ярких ученых Франции XVI в. — философа, математика, педагога Пьера Рамуса; датского астронома Тихо Браге; английского философа, историка Фрэнсиса Бэкона; французского экономиста и юриста Жана Бодена. Составитель «Энциклопедии, разделенной на семь частей» старался сделать ее пригодной не только для учебных целей, но и для справочных нужд, о чем свидетельствуют четыре вспомогательных указателя, завершающих труд: список использованных авторов (свыше пятисот), подробное оглавление, указатель «особо важных вопросов» и предметный указатель (Симон, 1948, с. 294)46.

Думается, что деятельность ученых этого периода была подчинена «гуманистическим идеалам, понимаемым как обращение к истокам и бережное освоение богатого античного наследия» (Михайлова, 2010, с. 33)47. Анализируя труды великих представителей французского гуманизма, Е. Н. Михайлова справедливо пишет об «эрудитском гуманизме» и тесной связи между естественнонаучным и гуманитарным знанием.

Первая страница предисловия к читателю. «Эпидемическая псевдодоксия...» (Pseudodoxia Epidemica...) Томаса Брауна (Thomas Browne). 1646Английский врач, философ, литератор, моралист и богослов Томас Браун (Thomas Browne, 1605—1682), использовал слово «энциклопедия» в 1646 г. в предисловии читателю в своем трактате «Эпидемическая псевдодоксия, или Исследования о некоторых широко распространенных учениях и общепринятых истинах» («Pseudodoxia Epidemica, or Inquiries in to Very Many Vulgar Tenents and Commonly Received Truths»). Трактат, в котором автор излагал и порой опровергал господствовавшие в его время среди образованных людей заблуждения и суеверия, считают одним из значимых произведений эпохи научной революции в XVII в.

Отмечается, что Томас Браун относился к старой школе европейской учености, представители которой получали образование на латыни и не мыслили культуры и науки без глубокого изучения этого языка и античной древности (Сидорова, 2020)48. Т. Браун давно признан одним из глубоких мыслителей и классиком английской и мировой литературы. Тексты его книг были непросты для чтения и требовали комментария, но трудности с лихвой окупались оригинальностью, изобретательностью и свежестью его мыслей, неподдельным интересом к предмету, красноречием и необыкновенной эрудицией (https://biograpedia.ru/browne-thomas).

Ученый построил свою энциклопедию на основе схемы Возрождения, так называемой «шкалы творения» жизни, восходящей через минеральный, растительный, животный, человеческий, планетарный и космологический миры. Труд «Эпидемическая псевдодоксия», название которого иногда переводят как «Ошибки и заблуждения» (О. Г. Сидорова), был европейским бестселлером, переведенным на французский, голландский и немецкий языки, а также на латинский язык, выдержавшим не менее пяти изданий, каждое из которых исправлялось и дополнялось, последнее издание вышло в 1672 г.

В истории становления научной литературы на французском языке отметим деятельность известной семьи ученых и печатников Этьеннов. Воплощением «эрудитского гуманизма» во Франции XVI в., согласно Е. Н. Михайловой (2017, с. 110, 112)49, стал труд Шарля Этьенна (Charles Estienne, 1504?—1564?) «Seminarium, sive Plantarium earum arborum, quae post hortos conseri solent», изданный в 1536 г., — первый во Франции трехъязычный словарь по естествознанию, рассказывавший об известных науке того времени растениях, животных, рыбах и птицах. Основным языком изложения каждой словарной статьи в лексикографическом труде выступал латинский, роль вспомогательных языков играли греческий и французский. Подчеркнем, что педантизм и трудолюбие Ш. Этьенна позволили положить начало французской лексикографии, в том числе становлению французской естественнонаучной терминологии.

Весь XVII век, особенно его вторая половина, ознаменован новыми наблюдениями и теориями, научно-технический прогресс быстро набирал обороты, одно открытие влекло за собой другое, темпы общественного развития стремительно увеличивались. Эти процессы значительно затрудняли систематизацию научных достижений как в науках о природе, так и в науках об обществе: «Во всяком случае этих возможностей не было у компиляторов, какими неизбежно были составители энциклопедических пособий, как бы велики ни были знания, ум и талант лучших из них. И потому систематическая энциклопедия стала для людей второй половины XVII в. и последующих поколений задачей непреодолимой трудности, новой организацией научной работы, осуществленной в той же второй половине XVII в.» (Симон, 1948, с. 295)50.

В этот период происходила глобальная перестройка всей системы знания, что позволяет ученым говорить о «научной революции XVII века как диалоге с Природой», при этом «процедура диалога давала возможность каждый раз на одни и те же вопросы получать одни и те же ответы, т. е. именно то, что превратило экспериментирование в науку» (Кирсанов, 1987).51 Такой научный диалог привел к постепенному вытеснению систематических энциклопедий в конце XVI — второй половине XVII в., на первый план выходит новый жанр — универсальные (толковые) словари, представление знаний в которых происходило по алфавиту. Термин «энциклопедия» в заглавиях таких трудов не употребляется, поскольку это слово стали применять в значении «классификация наук»: «Au XVI et au XVII s.le mot désigne des manuels et des traités et l’ensemble des connaissances» (DH..., 2006, с. 1236)52.

В течение XVII в. университеты, перед которыми стояли научные и педагогические задачи, уступают место академиям — новому типу учреждений, которые концентрировали свои силы на исследовательской работе. Профессиональные ученые и специалисты, трудившиеся в академиях, уже не нуждались в неудобных систематических энциклопедиях, которые не были приспособлены для быстрого наведения нужной справки о любом событии, научном открытии или вопросе. Типичным явлением второй половины XVII в. становится изобилие различных словарей (или лексиконов): толковых, исторических, географических и т. п., более широких по информационному охвату, обращавших внимание на сведения по соответствующему предмету или вопросу (Симон, 2001)53.

«Наука (в самом широком смысле) и словари стали прямо сопряженными понятиями в самом процессе создания академий во многих странах. По мере того как наука стала переходить с латинского языка на язык родной, и несмотря на то, что данный процесс растянулся на века, сопряжение этих понятий — науки и словарей — все более и более усиливалось и укреплялось» (Будагов, 1989, с. 11)54. В XVII—XVIII вв. словари в Европе в определенной степени стали отождествляться с суммой всех знаний той или иной эпохи.

Титульный лист первого тома «Всеобщего словаря...» (Dictionnaire universel) Антуана Фюретьера (Antoine Furetière). 1690Выделим среди большого количества авторов словарей и лексиконов французского писателя и лексикографа Антуана Фюретьера (Antoine Furetière, 1619—1688). Будучи избранным в 1684 г. в члены Французской академии (кресло № 31), он активно участвовал в подготовке Словаря Академии. Поскольку совместная работа академиков шла крайне медленно, ученый решил самостоятельно подготовить и опубликовать авторский словарь, получив королевскую привилегию на его издание. Такое решение возмутило Академию, обвинившую ученого в плагиате при подготовке своего словаря и исключившую его из своих рядов. Как отмечает авторитетный лексикограф ХХ в. А. Рей (Rey, 2006)55, в период, когда еще не существовало «авторского права» на произведения науки и литературы, А. Фюретьер на полном основании мог заявить о своем словаре. Хотя оба словаря были одноязычными (на французском языке), Французская академия и А. Фюретьер строили свои словари, исходя из двух разных концепций. Словарь Французской академии был лингвистическим (un véritable dictionnaire de langue) и создавался с целью упорядочивания языка, решал задачу его нормирования. Тогда как Словарь А. Фюретьера был по сути энциклопедическим (de nature encyclopédique), относился к новому жанру справочных изданий ([c’est] un nouveau type d’outil linguistique), где социальная роль издания предусматривала его энциклопедичность и интеграцию терминов в номенклатуру всеобщего словаря (le rôle social de la finalité encyclopédique et de l’intégration des termes des arts dans la nomenclature du Dictionnaire Universe).

«Всеобщий словарь, содержащий все слова французского языка, как старинные, так и новые» (Dictionnaire universel contenant généralement tous les mots françois, tant vieux que modernes, et les termes de toutes les science et des arts) Антуана Фюретьера (Furetière, 1690)56 вышел посмертно за рубежом, а во Франции распространялся нелегально. Отмечают такие достоинства словаря Фюретьера, как использование цитат, устаревших слов и технических терминов, указание на этимологию и историю слов. Новаторским металексикографическим приемом в словарях того времени была экземплификация (Lehmann, 1995)57. Как писатель, А. Фюретьер бережно делал ссылки на авторов, называя их фамилии и давая оценку их творчеству. В качестве примера приведем лексему nage, где автор дает ссылку на французского поэта-сатирика XVII в. М. Ренье:NAGE. Régnier a dit agréablement en descrivant un potage maigre: D’où les mouches à jeun se sauvaient à la nage.Следуя вкусу эпохи, автор энциклопедического словаря предпочитал приводить лучшие образцы из произведений поэтов-современников. По подсчетам французского исследователя А. Леманн (Lehmann, 1995, с. 50-51)58, при ссылках на поэтические образцы А. Фюретьером был отдан приоритет Корнелю (35), Ренье (18), Малербу (10), Mольеру (8), Сент-Аману (8), Скаррону (7).

Пример страницы с примечаниями во втором томе «Исторического и критического словаря» (Dictionnaire historique et critique) Пьера Бейля (Pierre Bayle). 1697Важный этап в становлении жанра энциклопедических словарей представляет «Исторический и критический словарь» (Dictionnaire historique et critique) одного из влиятельнейших французских мыслителей XVII века Пьера Бейля (Bayle, 1697)59 (Pierre Bayle, 1647—1706). Неслучайно А. Н. Веселовский в свое время (речь 1872 г.) отнес это издание к «эмигрантской литературе». Первое издание в двух томах вышло за границей в Роттердаме в 1697 г., при этом ученый единственный раз как автор указал свое полное имя вместо инициала B. Первоначальная задача, которую поставил перед собой П. Бейль в работе над «Словарем», — исправить ошибки и восполнить упущения, имевшиеся в словарях, опубликованных до него. Отсюда и определение словаря — критический (critique), отсюда вытекает и его своеобразная структура: текст каждой статьи содержит ряд кратких фактических утверждений или носит чисто формальный характер. Весь интерес читателя переносится на примечания, в которых П. Бейль полемизирует со своими предшественниками и развивает собственные мысли и взгляды. К этим примечаниям имеются сноски, в которых автор приводит обширные цитаты из различных источников для документального обоснования своих утверждений. Жанр словаря П. Бейль мастерски использует для изложения своих взглядов на разнообразном материале, фактически словарь превратился в ряд публицистических заметок (Симон, 1948, с. 297)60.

Подчеркивается, что «никто так усиленно не просился на суд публики, как он (Бейль): он постоянно напоминает, что пишет не для докторов и ученых, а для той массы людей, которая, не получив систематического образования, ищет в чтении невинного поучения, которое бы не тяготило их и вместе наставляло. Он и дает им это поучение в виде общих вопросов, которые способны заинтересовать самый обыкновенный ум» (Веселовский, 1939)61. Это произведение оказало глубокое и длительное влияние на передовую общественную мысль Франции и всей Европы. Всего за 1697—1820 гг. «Словарь» выдержал 11 изданий и был переведен на несколько языков. При этом отмечается важная для становления французского энциклопедизма мысль: «влияние его идей, его постоянное обращение к общественному мнению, может быть, приготовили и Философский словарь Вольтера, и успех энциклопедистов» (Веселовский, 1939)62.

Заключение

В заключение нашего исследования мы пришли к следующим выводам. Накануне века Просвещения уже сформирована методика подготовки энциклопедий и энциклопедических словарей. Прежние издания, представлявшие протожанры (трактаты, глоссы, зерцала, компендиумы), не охватывали взаимосвязи наук в связи с развитием научного знания. В 1680 г. немецкий философ Г. В. Лейбниц написал в обращении к Людовику XIV, что справочное издание энциклопедического типа может и должно быть подготовлено только при государственной поддержке (Shorr, 1932, с. 7663; Артемьева, 2005, с. 13764).

Постепенно приобретя четкие формальные признаки, справочная литература XIII—XVII вв. мало отличалась от своих аналогов VIII—XII столетий, ее формо- и стилеобразующие черты внешне оставались неизменными. Отмечается, что большинство средневековых энциклопедических произведений проанализированного периода по своему жанру могут быть распределены на три группы (Ламажаа, 2014, с. 43)65.
  1. Первая группа имеет в основном естественнонаучный характер, авторы энциклопедий этой группы используют в названиях слово «вещь» (res) в разных сочетаниях, в описаниях присутствуют ссылки на многочисленные источники.
  2. Вторую группу образуют произведения, предназначенные для слушателей средневековых университетов, в названиях время от времени появляется слово «энциклопедия». Они представляют собой жанр компендиума с характерным бережным собиранием сведений, почерпнутых из авторитетных источников от Античности до современных работ, известных создателям трудов на тот период времени.
  3. Для третьей группы энциклопедий нет какого-либо одного привычного слова, характеризующего эти произведения. Это справочные издания для широких (образованных) масс читающей публики, часто не на латыни, а на живых языках, имевшие одинаково развлекательное и поучительное назначение. Они завлекали читателя своими названиями (Свод, Книга, Очерк, «Философская жемчужина», История), обещали ему необычайное и чудесное.
Справочные издания были по-прежнему актуальны, долго не устаревали, поскольку в большинстве своем представляли собой увлекательное чтение, имевшее свое композиционное построение. Научные сведения из разных областей знания, представленные в них, претерпевали изменения, так как наука шла вперед, хотя оценка многих проанализированных работ в науке никогда не была высокой (Михайлова, 2010, с. 31-32)66. Полагаем, что эти энциклопедические труды компилятивного характера представляли собой первичный образец научно-художественной литературы. Энциклопедические произведения эпохи, объединенные гуманистическим идейным пафосом, нравственной основой, демонстрировали устоявшиеся точки зрения на тотили иной научный факт, зачастую имели общепризнанную трактовку явлений или событий, помогая читателям осознать себя Человеком, весомой и значимой частью мира.

Перспективы дальнейшего исследования состоят в необходимости изучения вопроса о типологическом статусе энциклопедической статьи, понимаемой как субжанр энциклопедии. Перестройка филологического знания и смена типа письменно-литературной культуры к началу XVIII в. привели к созданию жанров «малой» формы (энциклопедических статей), трансформировавшихся в авторитетные тексты, написанные грамотным литературным языком, с применением художественных способов воплощения информации.

Источники

  1. Артемьева Т. Энциклопедизм как эпистемологический феномен: история идеи // Высшее образование в России. 2005. № 3.
  2. Будагов Р. А. Толковые словари в национальной культуре народов. М.: Изд-во МГУ, 1989.
  3. Веселовский А. Н. Пьер Бэйль. 1939. URL: https://rusneb.ru/catalog/000199_000009_004992512_1170
  4. Голубков А. В. Энциклопедизм как эффект мнемоники: русский и западный опыт // Вольтеровские чтения: сб. науч. тр. / сост. и науч. ред. А. А. Златопольской, Н. М. Сперанской; под ред. С. А. Давыдовой. М.: Российская национальная библиотека, 2015.
  5. Депсамес Л. П., Яковлева С. И. Роль графического оформления книги в восприятии произведений художественной литературы // Карельский научный журнал. 2019. Т. 8. № 4 (29). DOI: 10.26140/knz4-2019-0804-0024
  6. Доронин А. В. Историк и его миф: Иоганн Авентин (1477-1534). М.: Росспэн, 2007.
  7. Журбина А. В. Пьер Берсюир. О внешнем облике и значении богов // Вестник Российского государственного гуманитарного университета. Серия «История. Филология. Культурология. Востоковедение». 2008. № 12.
  8. Заваркина М. В. Жанр как категория поэтики (проблемы, тенденции, перспективы) // Проблемы исторической поэтики. 2020. Т. 18. № 1. DOI: 10.15393/j9.art.2020.7562
  9. Игнатьева Е. П. Инвариантная информационная структура энциклопедической статьи // Вестник Челябинского государственного педагогического университета. 2014. № 3.
  10. Караванов А. А., Устинов И. Ю. Гуманизация образования: исторический экскурс // Гуманитарные проблемы военного дела. 2017. № 3 (12).
  11. Кирсанов В. С. Научная революция XVII века. 1987. URL: https://coollib.com/b/273799/read
  12. Куртов В. В. Энциклопедия «Сокровище» Брунетто Латини и «Этика» Аристотеля // Stephanos. 2018. Т. 28. № 2. URL: https://istina.msu.ru/publications/article/106744295. DOI: 10.24249/2309-9917-2018-28-2-233-239
  13. Ламажаа Ч. К. Из истории энциклопедизма // Научные труды Московского гуманитарного университета. 2014. № 12.
  14. Логиш С. В. Сборник статей по истории итальянской литературы. Брунетто Латини. 2005. URL: http://svr-lit.ru/svr-lit/logish-sbornik-statej/brunetto-latini.htm
  15. Михайлова Е. Н. Забытые страницы ренессансной науки: труды Шарля Этьена (1504-1564) // Альманах современной науки и образования. 2010. № 10 (41).
  16. Михайлова Е. Н. Многоязычие в научном дискурсе ренессансной Франции (на примере трудов Шарля Этьена) // Взаимодействие языков и культур: мат. VI Междунар. науч. конф. (г. Череповец, 26-29 апреля 2017 г.) / сост., науч. ред. Г. Н. Чиршева. Череповец, 2017.
  17. Ненарокова М. Р., Эпштейн М. Н., Махов А. Е. Словарь как медиатор культурного процесса. Материалы круглого стола «Словари и энциклопедии: эксперимент и традиция» в Институте мировой литературы им. А. М. Горького (ИМЛИ РАН) // Культурологический журнал. 2014. № 2 (16).
  18. Осминская Н. А. Все вещи мира: «Совершенная энциклопедия» И. Г. Альстеда и «Пансофия» Я. А. Коменского // Артикульт. 2014. № 15 (3).
  19. Плавильщиков Н. Н. Очерки по истории зоологии. 1941. URL: https://coollib.com/b/402628/read
  20. Ревякина Н. В. Проекты и фантазии падуанского ученого XV в. Джованни Фонтаны. 2002. URL: http://www.vinci.ru/mk_42.html
  21. Сидорова О. Проза для пытливых умов. О сэре Томасе Брауне из Нориджа, его творчестве и переводе // Вопросы литературы. 2020. № 4.
  22. Симон К. Р. Энциклопедия // Энциклопедический словарь Гранат. 7-е изд. М., 1948. Т. 54. Стб. 277-337. URL: https://viewer.rsl.ru/ru/rsl01003996719?page=139&rotate=0&theme=white
  23. Симон К. Р. Термины «энциклопедия» и «свободные искусства» в их историческом развитии // Русский язык. 2001. № 34. URL: https://rus.1sept.ru/article.php?ID=200103404
  24. Aventinus I. Encyclopedia orbisque doctrinarum, hoc est omnium artium, scientiarum, ipsius philosophiae index ac divisio. Ingolstadt: Erhard Sampach, 1517.
  25. Bayle P. Dictionnaire historique et critique: en 2 vol. Rotterdam: Chez Reinier Leers, 1697. Vol. 1. Vol. 2.
  26. Beyer de Ryke B. Le miroir du monde: un parcours dans l’encyclopédisme médiéval // Revue belge de Philologie et d’Histoire. 2003. T. 81. № 4. URL: https://www.persee.fr/doc/rbph_0035-0818_2003_num_81_4_4781
  27. Coste F. Toutes terres sont païs au proudome. Les langues de Brunetto Latini // Écrire l’histoire. Histoire, Littérature, Esthétique. 2019. № 9. URL: https://journals.openedition.org/elh/1932
  28. DH - Dictionnaire historique de la langue française / sous la direction d’Alain Rey. P.: Le Robert, 2006.
  29. Furetière A. Dictionnaire universel contenant généralement tous les mots françois tant vieux que modernes, & les Termes de toutes les Sciences et des Arts, sçavoir… Le tout eqxtrait des plus excellens Auteurs anciens & modernes / recueilli & compilé par feu Messire Antoine Furetière, Abbé de Chalivoy, de l’Academie Françoise; préface de Pierre Bayle. La Haye - Rotterdam: Arnout et Reinier Leers, 1690.
  30. Galderisi Cl. Le maître et le juge. L’exil de Brunet Latin: de la delitable France à l’Enfer de Dante // Romania. 2013. T. 131. № 521-522. URL: https://www.persee.fr/doc/roma_0035-8029_2013_num_131_521_7399
  31. Gesner C. Conradi Gesneri Medici Tigurini. Historiae Animalium. Libri I-IV. Tiguri, 1551-1558.
  32. Latini В. Tresor / a cura di P. G. Beltrami, P. Squillacioti, P. Torri e S. Vatteroni. Torino: Einaudi, 2007.
  33. Lehmann A. La citation d’auteurs dans les dictionnaires de la fin du XVIIe siècle (Richelet et Furetière) // Langue française. 1995. № 106. URL: https://www.persee.fr/doc/lfr_0023-8368_1995_num_106_1_6442
  34. Li livres dou tresor pаr Brunetto Latini, publié pour la première fois d’après les manuscrits de la Bibliothèque impériale, de la Bibliothèque de l’Arsenal et plusieurs manuscrits des départements et de l’étranger par P. Chabaille. P.: Imprimerie impériale, 1863.
  35. Massa-Pairault F.-H. Le stele di “avile tite” da Raffaele il Volterrano ai giorni nostri // Mélanges de l’école française de Rome. 1991. Т. 103. № 2. URL: https://www.persee.fr/doc/mefr_02235102_1991_num_103_2_1726?q=Raffaele Maffei (il Volterrano)
  36. Reisch G. Margarita philosophica. Freiburg: Johannes Schottus, 1504.
  37. Rey A. Antoine Furetière: un précurseur des lumières sous Louis XIV. P.: Fayard, 2006.
  38. Shorr Ph. Science and Superstition in the Eighteenth Century. A Study of the Treatment of Science in Two Encyclopaedias of 1725-1750: Chamber’s Cyclopedia (1728); Zedler’s Universal Lexicon (1732-1750). N. Y.: Columbia University Press, 1932. DOI: 10.7312/shor92726-fm
Дата поступления рукописи (received): 10.01.2022; опубликовано (published): 31.03.2022.

Упомянутые персоны, псевдонимы и персонажи


  • Теги
  • compendium
  • dictionary
  • encyclopaedic work
  • knowledge system
  • science-based literature
  • XIII-XVII века
  • компендиум
  • научно-художественная литература
  • система знания
  • словарь
  • энциклопедический труд
  • Библиографическое описание ссылки Герасимова С. А. Европа в поисках универсальной энциклопедии как литературного жанра (XIII–XVII вв.)/ Светлана Анатольевна Герасимова// Филологические науки. Вопросы теории и практики. — 2022. — Т. 15, вып. 3. — С. 703-711.

(Голосов: 1, Рейтинг: 3.3)

Комментарии

Предупреждение Для добавления комментариев требуется авторизация
  • Ссылка на комментарий
    Не знал, что французский был светским научным языком, так сказать, стандартом не только европейской знати, но и у ученых, в том числе энциклопедистов. И всё это ещё в 13 веке, задолго до времен Наполеона и дальнейшего распространения французского «стандарта», в том числе на Россию.
    • 0/0
  • Ссылка на комментарий
    Не знал, что энциклопедии имеют настолько глубокие корни, как-то всегда воспринимал их как продукт Нового времени, а не Средневековья.
    • 0/0
  • Ссылка на комментарий
    Роман Троцкий пишет:
    Не знал, что энциклопедии имеют настолько глубокие корни, как-то всегда воспринимал их как продукт Нового времени, а не Средневековья.
    А вот я наличию столь глубоких корней у энциклопедий не удивлена. Просто умные люди в любые времена тяготели к накоплению знаний. Другое дело, что формы накопления знаний менялись. В Средневековье было так, в Новое время стало иначе, наши родители читали бумажные многотомные энциклопедии, а мы уже чаще получаем энциклопедическую информацию из интернет-источников.
    • 0/0
  • Ссылка на комментарий
    Лилия Тумина пишет:
    Другое дело, что формы накопления знаний менялись.
    Да, менялись, в данном статье речь именно о формах. Форматы хранения данных — это не про период XIII–XVII вв.
    Лилия Тумина пишет:
    наши родители читали бумажные многотомные энциклопедии, а мы уже чаще получаем энциклопедическую информацию из интернет-источников.
    • 0/0
  • Ссылка на комментарий
    arthy пишет:
    Не знал, что французский был светским научным языком, так сказать, стандартом не только европейской знати, но и у ученых, в том числе энциклопедистов. И всё это ещё в 13 веке, задолго до времен Наполеона и дальнейшего распространения французского «стандарта», в том числе на Россию.
    Ну тут, наверное, все дело в самом происхождении французского языка, который имеет свои прямые корни от латыни, на котором, как известно, говорила имеющая историю в полторы тысячи лет Римская Империя. Связка романский-францизский-французский в истории неразрывна. Французский, как и все языки мира, трансформирующийся. И французский 16-17 веков отличается от современного, как впрочем и русский.  С улыбкой
    • 1/0