Э

Мир энциклопедий

encyclopedia.ru

Школьная энциклопедия в стиле «Прыг-скок»

Школьная энциклопедия в стиле «Прыг-скок»

Рецензия

  • 30 Января 2008
  • просмотров 7536

Русская литература: науч.-попул. изд. для детей/ [Н. А. Донская и др.; Сост. С. И. Панов; Ил. Е. А. Антоненков и др.]. — М.: Росмэн : Росмэн-Пресс, 2007. — 414, [2] с.: ил., цв. ил. — (Современная школьная энциклопедия). — Авторы указаны в выпускных данных. — На обл.: Вся школьная программа. — 10000 экз. — ISBN 978-5-353-02937-3 (в пер.).

На обложке школьной энциклопедии русской литературы пять портретов: Анна Ахматова, Иван Крылов, Максим Горький, Лев Толстой, Александр Пушкин... и богатырь на вороном коне. Эта иллюстрация — картина В. Васнецова «Богатырский скок» — более других соотносится с содержанием книги: авторы и издатели проскакали галопом по всей обширной русской литературе. Мало того, решили увлечь за собой подрастающее поколение. «Энциклопедия, которую вы держите в руках, подробно расскажет вам о тысячелетней истории отечественной литературы и даст справочную информацию по основным понятиям современного литературоведения. Важные, полезные и интересные сведения найдут в ней ученики средней и старшей школы, которые хотят сдать экзамен на отлично, их заботливые родители, абитуриенты и студенты вузов, а также все, кто интересуется литературой. ...На страницах книги вы найдёте много любопытных фактов из жизни писателей». Так сказано во вступлении. Отвечает ли содержимое издания этой рекламной наживке?

Боратынскому, например, отведено только два абзаца, в которых едва сообщено, что поэт в юности был исключён из Пажеского корпуса и отправлен на солдатскую службу. Дальнейшее повествование сведено к двум туманным пассажам: о вхождении в литературный круг в начале 1820-х и о «позднем пессимизме». Этими «любопытными фактами» биография Боратынского и ограничивается, так что «ученики, которые хотят сдать экзамен на отлично», имеют полное право предположить, что поэт тянул солдатскую лямку до конца своих дней. Весь остальной текст — краткое перечисление основных (на взгляд авторов) произведений.

Если по вопросу о правильном написании фамилии Боратынского (у авторов: Баратынский) исследователи пока ещё не пришли к единому мнению, то насчёт хлебниковского псевдонима, кажется, всем известно, что он пишется и читается как Велимир, а вовсе не как Велемир. Будетлянину не повезло и в другом: он объявлен автором стихотворения «Заклинание смехом» (правильно — «Заклятие смехом»).

Но как вы полагаете, о ком сказано в краткой аннотации перед подробнейшей и пространной статьёй: «…бесспорно является великим русским поэтом второй половины XX века»? Может быть, это Юрий Кузнецов? Нет, ни Кузнецов, ни Владимир Соколов таким титулом «энциклопедистами» не одолжены, их вообще не посчитали нужным упомянуть. Это — Иосиф Бродский. Являлся ли он великим русским поэтом? Совсем не бесспорный вопрос. Но, вероятно, донельзя политизированная Нобелевская премия по литературе, как, впрочем, и иные, даёт право своим обладателям по крайней мере именоваться великими? Или всё-таки перед нами сознательное искажение, очередное «ретуширование» подлинного облика русской литературы? Поглядим для сравнения, как аттестован другой «нобелиат» — Михаил Шолохов. «Шолохов явился продолжателем широкой эпической традиции Л. Н. Толстого в литературе XX века. В своих романах, особенно в «Тихом Доне», он постарался показать историю страны на переломе эпох, человеческие судьбы на фоне широкой панорамы народной жизни». Вот так — всего только «продолжатель». Не сумел, ребята, показать Шолохов историю страны на переломе эпох, не сдюжил, видите ли, а всего лишь «постарался». Что ж, попытка не пытка, в ссылке он не был, из страны никто его не вышвыривал. Но странным образом пересёкся Шолохов с отсидевшим по полной изгнанником Александром Солженицыным, тоже нобелевским лауреатом, о котором в энциклопедии также сказано, что «как писатель он продолжил традиции Л. Н. Толстого, попытавшись создать эпическое полотно, охватывающее самые важные сферы народной жизни». Близнецы-братья! И всё-таки не великие...

Если Николай Заболоцкий и Даниил Хармс удостоились отдельных главок в разделе «ОБЭРИУ», то их не менее выдающиеся соратники Александр Введенский и Константин Вагинов всего лишь упомянуты. И оба они отсутствуют в именном указателе, где, однако, не забыты Л. Геккерен и Ж. Дантес — вот уж действительно кое-что «натворившие» в нашей литературе! Михаил Алексеевич Кузмин заброшен в виде портрета и ничтожной ссылки в обзорную статью об акмеизме, а между тем Анна Ахматова распространена аж на шесть страниц! Попутно создаётся впечатление, будто книги «Роза мира» никогда не существовало, как и её автора — Даниила Андреева. В то же время Борису Пастернаку посвящено четыре страницы. Арсений Тарковский? Не было никакого Арсения Тарковского! Не было и Давида Самойлова, и вообще «тихой лирики».

В разделе «Великая Отечественная война и советская литература» фигурируют Константин Симонов, Василий Гроссман, Василь Быков, Ольга Берггольц и... Юлиан Семёнов. Это всё. А где Константин Воробьёв, Юрий Бондарев, Григорий Бакланов? Или «В окопах Сталинграда» Виктора Некрасова — это не о войне?

Даже такого крупного прозаика, как Валентин Катаев, составитель «забыл». Зато Анатолий Приставкин в наличии имеется. В лучших советских традициях — выделять писателя за общественную деятельность, хотя бы и неоднозначно оцениваемую, — школьников не забыли проинформировать о том, что в своё время Приставкин возглавлял Комиссию по помилованиям при президенте Российской Федерации. А почему, собственно, пишущие сочинение по литературе обязаны об этом знать?

Владимир Орлов с «Альтистом Даниловым» — фьють! «Имитатор» Сергея Есина, видно, тоже учит ребятишек плохому. Так давайте оградим от этих нехороших писателей наших любознательных деток!

А что взамен? Современная литература: впряжённый в постмодернистские оглобли «триумвират» Виктора Пелевина, Владимира Сорокина и Дмитрия Пригова. Но если романы Пелевина, к которым можно относиться по-разному из-за навязываемого исподволь «торчкового дискурса», давно стали неотъемлемой частью молодёжной культуры, переведены на основные языки мира, то казус Сорокина ещё далеко не разгадан литературоведением. И пока не выработано более-менее единого мнения о том, считать ли тексты известного «калоеда» литературой, а не интеллектуальным хулиганством, рекомендовать его ученикам средних школ кажется более чем преждевременным. А вообще интересно, как представляет себе составитель школьной энциклопедии С. И. Панов занятия по Сорокину? Пересказ у доски фабулы романа «Голубое сало» с чтением наизусть наиболее «выразительных» страниц?

Что же касается так называемого творчества покойного Дмитрия Пригова, то судить по нему о поэзии вообще, и о современной в частности, всё равно что постигать основы ядерной физики на примере эстрадно-цирковой эксцентрики.

Так что получайте, детки, по-быстрому своё «отлично» и скачите куда подальше — прыг-скок — прочь, прочь от литературы!

Основные издания новости

Упомянутые персоны, псевдонимы и персонажи


  • Теги
  • русская литература
  • русские писатели
  • школьная энциклопедия
  • энциклопедия для школьников
  • Библиографическая ссылка (для печатных источников) Лаврентьев М. Школьная энциклопедия в стиле «Прыг-скок» /М. Лаврентьев // Лит. газета. — 2008. — 30 янв. (№3/4). — Рец. на кн.: Русская литература: науч.-попул. изд. для детей/ [Н. А. Донская и др.; Сост. С. И. Панов; Ил. Е. А. Антоненков и др.]. — М.: Росмэн : Росмэн-Пресс, 2007. — 414, [2] с.: ил., цв. ил. — (Современная школьная энциклопедия). — Авторы указаны в выпускных данных. — На обл.: Вся школьная программа. — 10000 экз. — ISBN 978-5-353-02937-3 (в пер.).

(Голосов: 4, Рейтинг: 3.38)

Предупреждение Для добавления комментариев требуется авторизация