Э

Мир энциклопедий

encyclopedia.ru

Творчество В. М. Шукшина. Опыт энциклопедического словаря-справочника

Творчество В. М. Шукшина. Опыт энциклопедического словаря-справочника

Рецензия

  • 1 Января 2003
  • просмотров 10224

Приложения
1. Указатель источников произведений В. М. Шукшина
2. Монографии, посвященные творчеству В. М. Шукшина
3. Указатель словарных статей
4. Словарь диалектизмов в произведениях В. М. Шукшина

ПРЕДИСЛОВИЕ

Идея создания Энциклопедического словаря-справочника "Творчество В. М. Шукшина" (далее: словарь-справочник) возникла при подведении итогов III Всероссийской научно-практической конференции "В. М. Шукшин. Жизнь и творчество" на заседании регионального научно-практического Шукшинского семинара (ноябрь 1994 г.), постоянно работающего при Алтайском государственном университете. Эта идея была с удовлетворением воспринята научной общественностью, а её реализация объединила исследователей-гуманитариев, работающих в Алтайском государственном университете, в других вузах и научных учреждениях России и зарубежья. <...> Результатом творческой работы коллектива на данном этапе выступает предлагаемый вниманию читателей Опыт энциклопедического словаря-справочника "Творчество В. М. Шукшина" (далее: Опыт).
Опыт продолжает серию предварительных публикаций, связанных с подготовкой словаря-справочника <...> ставит своей задачей показать промежуточный результат и внести определённую корректировку в ранее разработанные положения.
Цель словаря-справочника состоит в том, чтобы дать в систематизированном виде краткие сведения о творчестве В. М. Шукшина в целом и о литературно-художественном творчестве в частности. Такой подход объясняется и степенью изученности разных сторон творчества Шукшина — писателя, публициста, актера и режиссера, и фактом доступности результатов названных сторон творчества, и наконец значимостью литературно-художественного творчества Шукшина. Содержащиеся в словаре-справочнике сведения рассчитаны прежде всего на гуманитарно-образованных читателей — преподавателей-филологов высшей, средней школы разных уровней и типов, научных работников, студентов и учащихся, работников культуры и др. Словарь-справочник также будет полезен любому отечественному и зарубежному читателю, интересующемуся творчеством Шукшина.
Вместе с тем словарь-справочник в известном смысле подводит итог исследования творчества В. М. Шукшина. Он выполнен на основе современных воззрений на проблемы творчества как такового, литературно-художественного творчества Шукшина, хотя, естественно, не может не представить в соответствующих словарных статьях данных об основных направлениях исследования творчества Шукшина, как впрочем, не может не содержать, в ряду других, субъективные взгляды составителя словарных статей. В необходимых случаях словарь-справочник отсылает читателя к литературе по общим и частным вопросам исследования творчества Шукшина.
Сказанное определило, что за пределами словаря-справочника остаются биографические сведения о Шукшине (впрочем, в итоговом издании предполагается поместить Летопись жизни и творчества В. М. Шукшина), описание окружения писателя, мемориальная и пропагандистская деятельность музеев и центров Шукшина, информация об образе Шукшина в литературе и искусстве.
Словарные статьи словаря-справочника принадлежат трём тематическим блокам. В первый блок входят статьи, содержащие описание литературно-художественных произведений Шукшина. В этих статьях читатель найдет сведения о жанре, истории написания и прижизненных публикациях, проблематике, художественном мире произведения, а также оценку критики и исследовательскую историю произведения. К первому блоку примыкают также обобщающие статьи, посвященные публицистическому, кино- и театральному творчеству Шукшина. Второй блок составляют статьи проблемно-аналитического характера, рассматривающие разные стороны литературно-художественного творчества Шукшина: проблематику и вопросы мировоззрения, поэтику, символы, мотивы и образы, язык, интертекст произведений писателя. В третий блок входят статьи, представляющие шукшиноведение как формирующуюся отрасль филологии (правда, составители не сочли необходимой публикацию статей об отдельных исследователях). К нему примыкают статьи об изучении творчества Шукшина в вузе и средней школе.
Статьи словаря-справочника располагаются в алфавитном порядке; в приложении № 3 содержится перечень статей по алфавиту. Там же можно найти сведения об авторах статей.
Еще об одном принципиальном вопросе: об источнике "канонических" текстов В. М. Шукшина. Обычно таковым признаётся академическое собрание сочинений. При отсутствии академического собрания сочинений В. М. Шукшина составители словаря-справочника сочли целесообразным использовать издания литературно-художественных произведений, вышедшие под редакцией В. Ф. Горна, и том публицистики 1981 года.
Опыт помимо предисловия включает в себя словарные статьи, представляющие все блоки и тематические группы, а также приложения, среди которых — фрагмент составленного И. А. Воробьёвой диалектного словаря по произведениям В. М. Шукшина.

БЕЛИНСКИЙ Виссарион Григорьевич (1811–1848), русский критик. Прямая апелляция к авторитету "духовного отца русской интеллигенции" (С. Н. Булгаков) содержится в статье Ш. "Монолог на лестнице": "Более ста лет назад Виссарион Белинский достаточно верно и убедительно сказал, как русский мужик относится к богу: годится так годится, а не годится — тоже не беда". Первая странность процитированного выше фрагмента статьи Ш. — это крайняя небрежность цитирования Б., неточность, сводящая чужой текст почти к абсурду. На самом деле в первоисточнике мысль Б. была сформулирована так: "По-Вашему, русский народ — самый религиозный в мире: ложь! Основа религиозности есть пиетизм, благоговение, страх божий. А русский человек произносит имя божие, почесывая себе задницу. Он говорит об образе — годится молиться, не годитсягоршки покрывать. Приглядитесь пристальнее, и Вы увидите, что это по натуре своей глубоко атеистический народ. В нем ещё много суеверия, но нет и следа религиозности" (Письмо к Н. В. Гоголю 15 июля 1847 г.). Странным является и то, что Ш. по сути цитирует не Б., а широко известную поговорку. Отсылка к "сакральному" для русской демократии тексту — "Письму Б. к Гоголю", таким образом, носит безличный, ритуальный характер. И всё же имя "неистового Виссариона" появляется в статье Ш. не случайно: оно актуализирует подключение широкого контекста произведений, связанных с решением проблемы веры и безверия ("Выбранные места из переписки с друзьями" Гоголя, статьи славянофилов, Б., Герцена и др.). Позиция самого Ш. в публицистике середины 60-х гг. отмечена двойственностью: с одной стороны, проповедь атеизма, с другой — постоянное обращение к языческой и христианской образности.
А. И. Куляпин, О. Г. Левашова

БИБЛИОТЕКАРЬ, -РША. В литературной традиции, прежде всего, русской — образ хранителя культурных ценностей, носителя духовности, подвижника своего дела. В творчестве Ш. образ Б. первоначально был связан с автобиографическим моментом приобщения к культуре, формирования эстетического вкуса ("Гоголь и Райка", "Книги настраивают целые судьбы"). В упомянутом рассказе с образом Б-ши связан мотив недоверия, едва не повлекший за собой "отлучение" героя от чтения и подтолкнувший его на воровство книг из школьного шкафа.
Пожилая Б-ша из офицерской библиотеки в Севастополе поставлена Ш. в один ряд с людьми, оказавшими большое влияние на формирование его личности и приобщившими его к настоящей литературе (ленинградская эвакуированная учительница; М. И. Ромм).
Не случайно и поиск героем женского идеала (рассказ "Классный водитель", киноповесть "Живет такой парень") связывается ранним Ш. с образом сельской Б-ши. Однако в дальнейшем Ш. переосмысливает образ Б. В рассказе "Психопат" (1973) герой Б. Под видом подвижничества и правдолюбия скрывает злобный и агрессивный тип социального демагога, "демагога чувств", выявленного Ш. в Глебе Капустине ("Срезал") и Князеве ("Штрихи к портрету").
В гротескно-сатирическом плане изображена Ш. Б-ша Галка ("До третьих петухов"), своеобразный двойник героини рассказа "Привет Сивому".
Эпизодический образ сельской Б-ши встречается также в рассказе Ш. "Крыша над головой".
БИБЛИОГРАФИЯ: Равинский Д. К. Ловушка для интеллигента: замечания по поводу образа библиотечного работника в советской литературе // Профессиональное сознание библиотекарей: необходимость перемен в переходный период. М., 1994.

ДИАЛЕКТНАЯ ЛЕКСИКА В ПРОЗЕ Ш. В научной литературе к диалектной лексике относятся слова, не входящие в словарный состав литературного языка, распространение которых ограничено той или иной территорией (Ф. П. Филин, М. И. Фомина, Н. М. Шанский). В соотношении с лексикой литературного языка выделяются общие группы диалектизмов.
Собственно-лексические — местные слова, корни которых отсутствуют в литературном языке, или производные от корней, представленных в литературном языке, имеющие в городах особое значение; лексико-словообразовательные — слова, отличающиеся от соответствующих эквивалентов литературного языка своим морфологическим составом (аффиксами); лексико-фонетические (фонематические) — слова, совпадающие по значению с соответствующими словами литературного языка, но отличающиеся от них одной фонемой; лексико-семантические — слова, имеющие одинаковый морфемный состав со словами литературно языка, но отличающиеся от них своим значением.
Кроме того, выделяются грамматические (морфологические) диалектизмы, отличающиеся от литературного языка нормами словоизменения, и этнографические, распространённые только в одном говоре и называющие предметы быта и трудовой деятельности.
В языке художественной литературы диалектная лексика используется как своеобразные языковые инкрустации в определённых стилистических целях: для изображения местных географических особенностей, специфики быта, помогает ярче охарактеризовать героев, передать индивидуальность речи. Основные требования к употреблению диалектизмов в художественных текстах — уместность, понятность (А. В. Калинин).
Традиции использования элементов диалектной речи при изображении жизни крестьян существуют в русской литературе с XVIII в. В русле этих традиций можно рассматривать и творчество Ш. В последнее десятилетие интерес исследователей к использованию Ш. диалектной лексики повысился. Однако работы такого плана немногочисленны, охватывают не всё творчество писателя. Окончательный ответ на вопрос, какое место занимают диалектизмы в общем богатстве лексических средств, используемых Ш., станет возможным дать только после полного издания словаря писателя.
Анализ языка прозы Ш. позволяет сделать вывод, что употребляется диалектная лексика только при описании жизни сельчан. Отразить материальную и духовную культуру крестьянства нельзя без использования специфических для народной речи слов. И в этом отношении алтайская народная деревня нашла в лице Ш. своего самого лучшего выразителя (И. А. Воробьева). Народную речь он знал с детства, любил и понимал её значение для литературы: "Выше пупа не прыгнешь, лучше, чем сказал народ (обозвал ли кого, сравнил, обласкал, послал куда подальше), не скажешь" (Ш.). Поэтому и включает писатель в произведения о жизни крестьян не только разговорную и просторечную лексику, но и диалектизмы, характерные для говоров Сибири, воссоздавая тем самым живую народную речь с присущей ей естественностью, образностью, экспрессией.
В прозе Ш. многообразие речевых систем обусловлено усилием роли повествователя, независимо от того, в каком качестве — автора или героя — он выступает, что в конечном итоге приводит к демократизации речи. Диалектная лексика выполняет определённую стилистическую функцию, и в зависимости от этого используются различные ее типы.
Наиболее часто в рассказах Ш. встречаются собственно-лексические диалектизмы. Они называют явления природы, предметы быта, действия и т. п. Например, в рассказе "Охота жить": "Собьют камелек и трубу на крышу выведут"; "На стенах и пазах куржак в ладонь толщиной"; "...и лесины-то у него с душой"; "Недалеко тут скит кержацкий стоял, за согрой"; "Я вон лонись нашёл одного"; "Шибко морозно-то?". Из других рассказов: "Чего заполошничать"; "...нет подождать — заусились в Краюшкино"; "Он мог такой шкаф изладить..."; "...лучше глянется работать"; "...разболокся до нижнего белья"; "Таисия... открыла ящик, усунулась под крышку".
Среди собственно-лексических диалектизмов преобладают глаголы: расхлобыснуть (разбить вдребезги), наторкать (натолкать небрежно), кафыркать (кашлять), натиснуть (надеть с трудом), навяливать (навязывать), базланить (громко кричать) др. Частотность глаголов объясняется их ведущей текстообразующей ролью в динамичном повествовании. Другие части речи фиксируются реже, но тоже выполняют определённую лексическую функцию. Так, прилагательные доходной (болезненный), дубинистый (бестолковый), зазнавитый (высокомерный), малахольный (неудачник, горемыка), заполошный, шалавый, трепучий, дошлый, хворый, справный служат для оценочной характеристики персонажей (Л. И. Моисеева). Они обычно употребляются в речи действующих лиц.

ПРИЛОЖЕНИЯ

1. УКАЗАТЕЛЬ ИСТОЧНИКОВ ПРОИЗВЕДЕНИЙ В. М. ШУКШИНА

Киноповести. Повести / Сост. и коммент. В. Ф. Горна. Барнаул, 1986.
Любавины: Роман. Кн. 1. Сельские жители: Ранние рассказы / Сост. и коммент. В. Ф. Горна. Барнаул, 1987.
Любавины: Роман. Кн. 2. Рассказы / Коммент. В. Ф. Горна. Барнаул, 1988.
Рассказы / Сост. и коммент. В. Ф. Горна. Барнаул, 1989.
Я пришёл дать вам волю: Роман. Публицистика / Сост. и авт. послесл. В. Ф. Горна. Комментарии Л. А. Аннинского и Л. Н. Федосеевой-Шукшиной. Барнаул, 1991.
Вопросы самому себе: [сб.] / Вступ. Ст. Л. А. Аннинского; Коммент. Л. Н. Федосеевой-Шукшиной, Л. А. Аннинского. М., 1981.

2. МОНОГРАФИИ, ПОСВЯЩЕННЫЕ ТВОРЧЕСТВУ В. М. ШУКШИНА

Аннинский Л. Василий Шукшин. М., 1976.
Апухтина В. А. Проза В. Шукшина. М., 1981.
Апухтина В. А. Проза В. Шукшина М., 1986.

3. УКАЗАТЕЛЬ СЛОВАРНЫХ СТАТЕЙ

Автомашина (С. М. Козлова)
Белинский Виссарион Григорьевич (А. И. Куляпин, О. Г. Левашова)
Библиотекарь, -рша (Р. С. Смирнов)
Больница (О. В. Тевс)
"Ваня, ты как здесь?!" (С. М. Козлова)
Волосы (О. В. Тевс)
Вулкан (В. В. Десятов)
Город (О. А. Скубач)
Дверь (А. И. Куляпин)
"Двое на телеге" (С. М. Козлова)
Движение (А. И. Куляпин)
"Демагоги" (С. М. Козлова)
Диалектная лексика в прозе Ш. (Т. Ф. Байрамова)
Дом (О. А. Скубач)
Дыхание (О. В. Тевс)
В. М. Ш. Жизнь и творчество (А. А. Чувакин)
"Заревой дождь" (Ю. Ю. Бровкина, О. Г. Левашова)
"Игнаха приехал" (С. М. Козлова)
Издание произведений Ш. (В. А. Чеснокова)
Изучение творчества Ш. в зарубежной школе (Н. И. Стопченко)
Исследование языка Ш. (А. А. Чувакин)
"Калина красная" (Е. И. Конюшенко)
"Капроновая ёлочка" (О. Г. Левашова)
"Коленчатые валы" (В. В. Десятов)
Колодец (А. И. Куляпин)
Корова (А. И. Куляпин)
"Крепкий мужик" (О. Г. Левашова)
Лермонтов Михаил Юрьевич (А. И. Куляпин, О. Г. Левашова)
Лесков Николай Семенович (А. И. Куляпин, О. Г. Левашова)
"Лида приехала" (С. М. Козлова)
Луна (О. А. Скубач)
Молчание (О. В. Тевс)
Мудрец (В. В. Десятов)
Научно-исследовательский центр-музей В. М. Ш. (А. А. Чувакин)
Некрасов Николай Алексеевич (А. И. Куляпин, О. Г. Левашова)
"Ноль-ноль целых" (О. Г. Левашова)
Огонь (А. И. Куляпин)
Окно (А. И. Куляпин)
Пейзаж (С. М. Козлова)
Переводы произведений Ш. (А. А. Чеснокова)
Погоня (А. И. Куляпин)
Полати (О. А. Скубач)
Просторечная лексика (А. Д. Соловьева)
Пушкин Александр Сергеевич (А. И. Куляпин, О. Г. Левашова)
Разин Степан Тимофеевич (Е. И. Конюшенко)
Размер предложения и абзаца в прозе Ш. (Г. Г. Москальчук)
Самолет (С. М. Козлова)
"Светлые души" (В. К. Сигов, В. В. Десятов, А. И. Куляпин)
"Свояк Сергей Сергеевич" (С. Н. Пешкова, Л. И. Толстых)
Сердце (О. В. Тевс)
"Сильные идут дальше" (В. В. Десятов)
"Солнце, старик и девушка" (О. Г. Левашова, В. К. Сигов)
"Стенька Разин" (Т. Г. Плохотнюк, В. В. Десятов)
"Страдания молодого Ваганова" (В. В. Десятов)
Танец (Е. А. Будникова)
Творчества проблемы в произведениях Ш. (И. Н. Дубина)
Телега (А. И. Куляпин)
Техника (С. М. Козлова)
Тургенев Иван Сергеевич (А. И. Куляпин, О. Г. Левашова)
Тынянов Юрий Николаевич (О. И. Плешкова)
Фразеология (А. Д. Соловьева)
Человека проблемы (Л. А. Кощей)
Шива (А. И. Куляпин)
Шляпа (О. В. Тевс)
"Я пришел дать вам волю" (Е. И. Конюшенко, В. В. Десятов)

4. СЛОВАРЬ ДИАЛЕКТИЗМОВ В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ В. М. ШУКШИНА

Предисловие

Основой индивидуального стиля В. М. Шукшина несомненно выступает разговорно-обиходный язык. В своем творчестве писатель опирался не только на разговорную стихию литературного языка, но и на просторечие и диалектную речь, которую он знал с детства, впитав её, по собственному выражению, "с молоком матери". Хорошо понимая значение народной речи для писателя, Шукшин сказал, отвечая на анкету журнала "Вопросы литературы": "Вообще все системы хороши, только бы не забывался язык народный. Выше пупа не прыгнешь, лучше, чем сказал народ (образовал ли кого, сравнил, послал куда подальше), не скажешь".
Предлагаемый словарь включает в себя этнографизмы и диалектизмы всех типов (собственно лексические, лексико-фонетические, лексико-словообразовательные и лексико-семантические), встречающиеся в произведениях В. М. Шукшина. Часть этого материала представлена в сибирских диалектных словарях, а также в Диалектном словаре Алтая, что в дополнение к фонетическим и морфологическим чертам свидетельствует о принадлежности говора села Сростки к сибирским старожильческим акающим говорам Обь-Енисейского междуречья. Даже в историческом романе "Я пришел дать вам волю" казаки говорят у автора на том языке, который он сам знал с детства. Другими словами, и в этом произведении отразился тот же самый говор села Сростки.
Однако диалектизмы в художественном произведении играют иную стилистическую роль, чем в живой речи. Их использует мастер слова, выявляя и подчеркивая выразительные свойства этих единиц. Поэтому в художественном контексте у них проявляются новые коннотативные значения (созначения). Словарь не предполагает в каждом случае их выявления: как правило, в словарной статье даётся общее значение, формулируемое по алтайскому и сибирским диалектным словарям. Часть слов, отсутствующих в данных источниках, была обнаружена в словаре В. И. Даля, например, пасдерать, утезенить, осаденить. Оставшаяся же часть (в большинстве своём производные слова) либо не зафиксированы диалектологами, но были известны В. М. Шукшину как знающему говор изнутри, либо были образованы самим писателем по характерным для диалекта моделям. О том, что Шукшин хорошо знал диалектное словообразование, свидетельствует широкое употребление им слов с суффиксами субъективной оценки, квалифицируемых сибирскими диалектологами как снисходительные. К примеру, в романе "Любавины" встречается множество подобных слов: молочишко, клубишко, пивишко, кинишко, инженеришко, неводишко, шоферишко и т. д., которые мы, отмечая их диалектный характер, тем не менее не включили в словарь в связи с полной ясностью значений.
Особенностями диалектного словообразования являются:
Отсутствие строгих норм присоединения к корню словообразовательного аффикса и как результат — множество однокоренных слов с разными аффиксами, что даёт возможность выявить наиболее тонкие смысловые оттенки (ср. литературные звать, позвать, созвать, сплавить, спросить и диалектные узвать, приплавить, наплавить, приспросить).
Большая свобода образования отымённых глаголов: шоферить, главарить, атаманить, плотить (от "плот").
Частотное использование суффикса -ну- для называния однократного действия с усилительным оттенком: ливануть, чесануть, хокнуть.
Широкое применение в говоре суффиксов -аст-, -чат-, -лив- для образования прилагательных (см. у Шукшина: игралистый, цаганистый и т. д.).
Некоторые производные слова ставят перед нами вопрос — не являются ли они новообразованиями самого В. М. Шукшина. И хотя исследователи указывают на отсутствие у писателя особого стремления создавать новые слова, полностью исключить такую возможность нельзя. Думается, что Шукшин как тонкий знаток диалекта мог их создавать по моделям диалектного словообразования, как часто поступают и диалектоносители, создавая в своей речи новые слова. Поскольку подобные слова у Шукшина чаще всего встречаются в речи персонажей и созданы по диалектным моделям, мы сочли возможным включить их в словарь. При этом мы выделяем их звёздочкой (*), указывающей на то, что в имеющихся словарях данные слова не обнаружены, и значение их определяется только из контекста. Кроме того, те из подобных слов, которые явно связаны только с конкретным контекстом, даются в словаре с пометой "окказиональное".
В словарь также было включено небольшое число жаргонных слов, особенно из тюремного арго, которые известны диалектоносителям, хотя к диалекту и не принадлежат. Они даны с пометой "жаргонное": замастырить, шалашовка и т. д. Включение подобных слов в словарь вызвано справочным характером словаря, которым могут и должны пользоваться все читатели, в том числе и не осознающие различий между территориальными и социальными диалектами. Исходя из этих же соображений, мы не поместили в словарь большинство просторечных слов в силу их широкого распространения и наличия в словарях литературного языка. Иллюстрации из произведений В. М. Шукшина в словарных статьях даны в ограниченном количестве. Цифры в скобках указывают названия произведений, расположенных в алфавитном порядке в приложении.

ава'нец, -нца, м. Аванс. — Я получил аванец... Я его должен отработать ("Сураз").
акти'вничать, -чаю, -чаешь, несов., неперех. Проявлять активность в решении общественных дел (быть членом деревенского актива). — Активно включился в новую жизнь, активничал с колхозами... ("Осенью").
а'ли, союз. Или. — Ты самый главный али повыше тебя есть? ("Материнское сердце"); Николай, да тебе велели али как?спрашивали. ("Крепкий мужик").
анады'сь, наречие. Недавно, на днях. — С Феклой анадысь зашли, посидели ("Любавины").
аржано'й, а'я, о'е. Ржаной. — Вань, ты бы сейчас аржаных лепешек поел? ("Далекие зимние вечера").
а'ж, а'жник, усилит. частица. Даже. — Вот загнул! У меня ажник дыхание остановилось ("Живет такой парень"); Ох и полосовались же. Аж спомнить, — и то весело ("Наказ"); У меня ажник стёкла задребезжали ("Калина красная").

ба'ба, ы, ж. 1. Жена. — Егорка Любавин бабу свою решил ("Любавины"); 2. Замужняя женщина, женщина вообще. — На крыльце с клюкой или ухватом в руке появилась Хавронья, бойкая, крупная баба ("Любавины"); Не лапай, я не баба ("Любавины").
бабёнка, и, ж. Пренебреж. К ба'ба. — Может, уж заколотить избёнку да к Петьке уехать? Опасно: он сам ничо бы, да бабёнка-то у его... сама знаешь... ("Горе").
ба'бка, и, ж. Женщина, занимающаяся народным лечением. — Где они были, доктора-то не было раньше. А бабка, бывало, пошепчети как рукой снимет ("Позови меня в даль светлую").
ба'бки, мн. Кости из ног крупного рогатого скота, используемые в игре. — Он рос вместе с другими ребятами, лазал по чужим огородам, играл в бабки ("Нечаянный выстрел").
бадья', и', ж. Ведро для подъёма воды из колодца, железное или деревянное. — Колодезный вал с визгом стал раскручиваться. Глубоко внизу гулко шлёпнулась в воду тяжелая бадья. Забулькала, залопотала вода, заглатываемая железной утробой бадьи ("Любавины").
баде'йка, уменьшит. к бадья'. — Вот так и с любовью, — думал Кузьма Николаевич. — Черпает иной человек целую бадейку, глотнет пару раз, остальное в грязь ("Любавины").
база'рничать, чаю, чаешь, несов., неперех. Торговать на базаре, продавая излишки своих продуктов. — Колхозупотому что колхозники не "базарничают", а работают на общественных работах ("Любавины").
базла'нить, ню, нишь, несов., неперех. Сильно, громко кричать, ругаться. — Жена вамскандал? Не, она у меня не базланит ("Печки-лавочки"); Она видит, дело плохо, давай базланить ("Страдания молодого Ваганова").
базла'ть, а'ю, а'ешь, несов., неперех. Громко ругаться, кричать. — А что тебе моя тёща?зловеще тихо спросил Иван. — Что тебе моя жена? Она спокойна, никогда не базлает ("Печки-лавочки").
балабо'нить, ню, нишь, несов., неперех. Неодобрит. Говорить много попусту, болтать. — Емельян Спиридоныч подошел к Макару, стеганул его по лицу портянкой. — Балабонишь много! ("Любавины").
балага'н, а, м. Шалаш, временная легкая постройка в лесу, на покосе, в поле. — Будто мы на покосе. А покос вроде не колхозный, единоличный. Балаган такой стоит, таганок возле балагана ("Любавины").
банде'ровец, вца, м. Бранное слово по отношению к украинцам. От фамилии Бандера — вождь украинской националистической организации во время войны. — Ты знаешь, они с Украины приехали: Мыкола... Как увидит, что я к ней пошел, надевает, бандеровец, бостоновый костюм, приходит и сидит ("Брат мой").
бан'ёшка, и, ж. Уменьшит. к ба'ня. — Банёшку-то надо, наверно, протопить ("Свояк Сергей Сергеевич").
ба'нить, ню, нишь, несов., неперех. Мыть горячей водой. — Егор ушел от отца с нетерпеливым желанием увидеть Марью. Она банила посуду ("Любавины").
баро'нка*, и, ж. Бранное слово со значением "барыня", "госпожа". — Он не то, чтобы обиделся, а захотелось, чтобы этой "баронке" так прямо и сказали... ("Суд").


  • Теги
  • биография
  • В. М. Шукшин
  • избранные фрагменты
  • русская литература
  • советская литература
  • Творчество В. М. Шукшина: энциклопедический словарь-справочник
  • филология
  • Шукшин
  • шукшиноведение
  • энциклопедический словарь
  • энциклопедический справочник
  • Библиографическая ссылка (для печатных источников) Творчество В. М. Шукшина. Опыт энциклопедического словаря-справочника: [Избр. фрагм.]/ Отв. ред. А. А. Чувакин// Русская авторская лексикография XIX-XX веков: антология/ Рос. акад. наук. Ин-т рус. яз. им. В. В. Виноградова. — М.: Азбуковник, 2003. — С. 457-465. — 1000 экз. — ISBN 5-88744-043-0 (ИРЯ РАН). — ISBN 5-93786-045-4 (Азбуковник).

(Нет голосов)

Предупреждение Для добавления комментариев требуется авторизация