Э

Мир энциклопедий

encyclopedia.ru

Напольный школьный словарь

Напольный школьный словарь

Интервью

  • 22 Мая 2013
  • просмотров 5689

После четырёхлетних трудов филологов СПбГУ, Института лингвистических исследований, Герценовского университета и учителей-словесников при поддержке фонда «Русский мир» вышел «Школьный энциклопедический словарь «Русский язык». Такой, что и взрослый зачитается. Но, как говорил почтальон Печкин: у меня для вас посылка, но я вам её не отдам. Словарь не продаётся. Будет бесплатно распространяться по школам Петербурга и Ленобласти.

И на всех не хватит, потому как тираж — 550 экземпляров. Однако не всё так минорно: готовится бесплатная электронная версия, уже сейчас в Инете можно увидеть фрагменты проекта и узнать, в частности, что в русском языке — вовсе не шесть падежей, что мальчики не любят двоеточий и что можно не только «возлюбить», но и «низлюбить».

Приятно познакомиться: слеш

Словарь весом со школьный портфель, создатели называют эту книгу «не настольной, а напольной». Почти 600 страниц, более 600 статей. Одиннадцать разделов, под сотню авторов, например, не нуждающийся в представлении Фёдор Двинятин написал почти весь раздел «История языкознания».

— Очень давно не выходило подробного школьного словаря лингвистических терминов, — говорит один из редакторов словаря научный руководитель интернет-портала «Грамма.ру» Светлана Друговейко-Должанская. — Есть замечательная энциклопедия «Русский язык» от «Аванты», но это не словарь. Есть школьные словари лингвистических терминов, но один — 1979 года, второй же, недавний, — очень хороший, но и очень неполный. Например, в нем не найдёшь темы «Склонение существительных».

Ну и что? Бери учебник и читай там про склонения. Но в учебнике не расскажут, например, что термин «падеж», возможно, связан с древней игрой в кости, а та или иная падежная форма уподоблялась выпавшему на грани игрального кубика числу.

Новый словарь, по замыслу его создателей, должен был, во-первых, полностью описывать всю систему русского языка — от фонетики до стилистики. И, кроме того, содержать сведения об истории языка, основных понятиях общего языкознания (например, о том, что такое «языковая политика» или «психолингвистика»). И об истории отечественного языкознания — поэтому в словаре есть статьи о филологической деятельности Мелетия Смотрицкого, который жил на рубеже XVI–XVII веков, Михаила Ломоносова, Сергея Ожегова (его словарь и по сей день один из самых популярных). И о тропах и фигурах речи (метафоре, инверсии и т. п.). И о языке русских писателей (от Державина до Солженицына).

Во-вторых, иметь перекрестные ссылки, так что изучение одной темы может превратиться в приключение-исследование, этакий квест. И если вам позарез нужно узнать, что такое амфибрахий, а статьи непосредственно про этого зверя нет, то терминологический указатель подскажет, в каких других статьях этот амфибрахий (один из стихотворных размеров) описан.

В-третьих, это должен быть не только словарь, но и книга для чтения: в томе множество научно-популярных очерков; скажем, статья о Солженицыне (Александр Исаевич абсолютно уместен — и как автор, которого в школе проходят, и как создатель своей языковой теории) сопровождается публицистическим текстом «огоньковского» журналиста Андрея Архангельского о языке Солженицына.

Наконец, эту книгу можно использовать и как учебник: помогут тематические указатели — своего рода «терминологическое древо» каждого из одиннадцати разделов. Допустим, открыв «терминологическое древо» раздела «Письмо. Правописание», можно понять, в каком порядке читать статьи на эту тему, чтобы получить о ней полное и последовательное представление.

И авторы старались подобрать для лингвистических статей оригинальные примеры. А то у нас из учебника в учебник кочует в качестве примера «однородных членов» пушкинское «Она была нетороплива, не холодна, не говорлива...».

— В словаре описано и то, чего раньше не было вообще ни в каких лингвистических словарях, — говорит Светлана Друговейко-Должанская. Она «с большим наслаждением» писала статью про слеш — косую черту, которая сейчас «активно употребляется, но ни её происхождение, ни правила её употребления нигде пока не были описаны».

Дизайн тома делала известная московская студия Дмитрия Барбанеля. Говорят, оригинал-макет номинирован на Госпремию.

Нет такого монстра — «Розенталь»

— Статью «Исключения из орфографических правил» я давно мечтала написать, — признается Светлана Викторовна. — Хотелось показать, что нет такого монстра под условной фамилией Розенталь, который не только сделал правила русской орфографии невероятно сложными, но ещё и снабдил их массой исключений. Притом, что в реальности исключений вообще нет! Потому что любое исключение объясняется наложением одной орфографической логики на другую — и эту логику всегда можно понять.

Традиционный пример исключения — «ветреный» (почему-то в школьном учебнике забывают про «масленый», «серебрёный» и «солёный»).

— Все это никакие не исключения, — продолжает автор. — Так получилось, что только для этих четырёх существительных — «соль», «масло», «серебро», «ветер» — реализовалась возможность образования прилагательных при помощи двух разных суффиксов «ен» и «ян». Теоретически это могло случиться и с другими существительными. И эти разные суффиксы обозначают разную степень признака: где «ян» — там признак главный («солЯНые копи» — из соли), где «ен» — там признак добавочный («солЁНый огурец» — огурец, который посолили). «ВетрЕНый день» может быть и солнечным, и морозным, и еще каким угодно, а если «мельница ветрЯНая» — это её главная характеристика.

Низлюби дальнего своего

Следующим этапом, повторим, будет электронная версия, правда, сроки ее появления неизвестны. Многие электронные статьи будут сопровождаться видеороликами.

— Мы ездили с оператором, делали небольшие интервью с московскими и петербургскими учёными, учителями, писателями. Сняли около полусотни видеороликов и будем продолжать, — комментируют авторы.

Ролики уже выложены в YouTube. Или просто в YouTube набираете «Энциклопедический словарь» и смотрите клипы, которые так и помечены: «Энциклопедический словарь». Они заслуживают просмотра даже просто для удовольствия. Длятся от 2 до 20 минут.

Известный тележурналист и драматург Андрей Максимов рассказывает о том, что русский язык — это не про то, как писать «жи-ши», а про то, что у нас в языке есть «воля», а есть «свобода». И что декабристы свои показания писали на французском, а на русский язык аристократия стала бойко переходить, зачитавшись Пушкиным и Гоголем.

Лингвист Максим Кронгауз, автор популярной книги «Русский язык на грани нервного срыва», сообщает о новшествах в языке Интернета.

Доцент Герценовского университета Валерий Ефремов подсказывает, чем отличается «мужская» речь (хоть устная, хоть письменная) от «женской»: скажем, известно, что мужчины не любят уменьшительно-ласкательные суффиксы (никаких «тарелочек» и «столиков»), но некоторый сюрприз в том, что девочки с большей симпатией относятся к двоеточиям и тире.

Каллиграф Алексей Санников (возможно, Андрей Санников — Мир энциклопедий) поясняет, почему в написании букв утолщения и утоньшения располагаются в совершенно определённых местах.

Лингвист Игорь Милославский рассказывает, что падежей в современном русском языке совсем не шесть, а больше. Например, «в лесу», но «о лесе» — эти формы можно полагать относящимися к разным падежам.

Опытнейший корректор Елена Дружинина — об ошибках, которые в текстах ей встречаются чаще всего. Биолог и лингвист Татьяна Черниговская — о связи языка и мозга. Михаил Штудинер — об ударениях; Нина Попова, директор Музея Ахматовой, — о языке Анны Андреевны...

Известный философ и культуролог Михаил Эпштейн — о необходимости привносить в родной язык новые слова. И вот вам навскидку предложенные: «любь» (состояние готовности любить), «безлюбье» или «нелюбь»; «низлюбить» (это когда как бы снисходишь до чувства). У греков — вон сколько оттенков любви и, соответственно, слов для их обозначения: и эрос, и сторге, и филия, и агапе. У нас оттенков не меньше — у нас слов не хватает.

Интернет: найдется не всё

Справедливый вопрос: «Зачем словарь? Залезу в Интернет и поищу... ну, допустим, «Индивидуальные особенности речи».
— Ничего не найдёте, — утверждают авторы. — Такой энциклопедической статьи нет вообще нигде.

А если попробовать поискать в сети «инверсию»?
— Какие-то словарные статьи об инверсии в Интернете, несомненно, обнаружатся, — соглашаются авторы. — Но они будут втрое короче. К тому же из них вы вряд ли узнаете, что инверсия может быть не только художественным приемом, а просто грамматически обусловленным явлением: так, в русском языке несклоняемые прилагательные всегда располагаются после существительных — «цвет хаки».

Авторы заблуждаются: всё это в Интернете найти можно. Можно будет — когда появится электронная версия их же словаря. Есть даже планы переиздать и бумажный носитель тиражом побольше.
  • Теги
  • грамматика
  • лингвистика
  • лингвистические термины
  • русский язык
  • СПбГУ
  • школьная энциклопедия
  • школьный энциклопедический словарь
  • энциклопедический словарь
  • энциклопедия для школьников
  • языкознание
  • Библиографическая ссылка (для печатных источников) Долгошева А. Напольный школьный словарь / А. Долгошева // Санкт-Петербургские ведомости. — 2013. — 22 мая (№ 092).

(Нет голосов)

Предупреждение Для добавления комментариев требуется авторизация