Э

Мир энциклопедий

encyclopedia.ru

Прекрасный энциклопедический подарок всем языковедам и любителям русского слова

Рецензия

  • 30 октября 1980
  • просмотров 620
Русский язык: энцикл./ Науч.-ред. совет изд-ва «Сов. энцикл.», Ин-т рус. яз. АН СССР; Гл. ред. Ф. П. Филин; Редкол.: Р. И. Аванесов, В. И. Борковский, Т. А. Ганиева (зам. гл. ред.) [и др.]. — М.: Сов. энцикл., 1979. — 431 с., [4] л. цв. ил., [1] отд. л. карт: ил., портр., рис., табл., факс.; 22 см. — Алф. список ст.: С. 428-431. — 150000 экз. — В пер.
Лицевая часть переплёта энциклопедии «Русский язык» (1979)Ориентироваться в постоянно развивающейся науке о русском языке с каждым годом становится все труднее: растет число накопленных языковых фактов, множится обилие методов и направлений исследования и описания языка. Хочется поэтому всячески приветствовать выход в свет коллективного труда «Русский язык. Энциклопедия».

Своим назначением и написанием рецензируемая книга преследует важную просветительскую и научную цель. Она может служить хорошим руководством прежде всего для советских и зарубежных филологов-русистов, преподавателей русского языка, для всех, кто впервые знакомится с русским языком и желает получить хотя бы самые важные сведения о нем.

Из самой природы жанра энциклопедии вытекает необходимость постоянно пользоваться ею в учебной и преподавательской практике, в научно-исследовательской работе. Установка на такого адресата и на такое использование, естественно, отразилась в подборе статей и в манере изложения. Описано более 550 важнейших понятий и категорий, принятых в современной науке о русском языке (всего в энциклопедии свыше 600 статей). Уже при знакомстве со словником можно заметить, что составителями и редакторами был тщательно продуман его состав, который включил основные базисные понятия современной русистики. Их тематико-терминологический диапазон охватывает уровни и аспекты языка, его инвентарь и необходимые квалификации, способ использования и возможные дифференциации. Словарные статьи в совокупности освещают вопросы лексикографии и лексикологии, сравнительно-исторического языкознания и стилистики, взаимоотношения языка и речи, вопросы фонологии, морфологии и синтаксиса; отражают проблемы национального языка, социальный статус последнего среди других языковых образований, распределение коммуникативных сфер между литературным языком и остальными формами существования языка, социальную базу и дифференциацию литературного языка и др.: «Значение слова», «Предикативность», «Актуальное членение предложения», «Семантика», «Культура речи», «Стилистика», «Язык», «Варианты языковые», «Язык и мышление», «Язык и общество», «Норма (языковая)», «Устная речь», «функция языка» и т. д.

В ряде статей эти общие положения преломляются под углом зрения специфики русского языка как такового: «Национальный язык», «Единицы языка», «Литературный язык», «Разговорная речь», «История русского литературного языка», «История русского языка», «Наречие», «Просторечие» и т. д.

Возросшая роль русского языка как средства межнационального и международного общения и явная интенсификация его влияния на другие языки нашей страны и всего мира отразились в статьях «Интерлингвистика», «Международная ассоциация преподавателей русского языка и литературы» (МАПРЯЛ), «Языки мира», «Языки народов СССР», а также отчасти в статьях о научных и издательских организациях: «Научно-исследовательский институт преподавания русского языка в национальной школе АПН СССР», «Институт языкознания АН СССР», «Институт русского языка АН СССР», «Русский язык в школе», «Русский язык», «Русский язык в национальной школе», «Русский язык за рубежом» и др. Энциклопедичность книги удачно поддерживается перечнем персоналий и конкретных лингвистических изданий, содержащихся в отдельных статьях: «Лексикография», «Грамматика», «Двуязычный словарь», «Психолингвистика», «Словарь лингвистический», «Славянское языкознание» и под.

В предисловии к книге справедливо признается, что «в науке о языке, в русистике в частности, имеется много нерешенных проблем, много разных точек зрения на одни и те же явления» (стр. 6). Заметим, что наряду с экспликацией основных понятий и положений, в большинстве статей составителями предлагаются эти разные точки зрения, что, конечно, делает книгу более интересной для читателя.

Внимательный анализ статей, посвященных не только русскому языку как таковому, но и общим проблемам, на которых базируется наука о русском языке, сопоставление общих теоретических основ с конкретным описанием языковых единиц и лингвистических понятий и терминов с очевидностью выявляет единство исходных методологических позиций авторов, понимание языка как общественного явления. Хотя авторам не удалось добиться полного единства стиля изложения и терминологии, абсолютного единообразия в подходе к материалу, они, по нашему мнению, в целом успешно провели работу по систематизации обильного, порой дискуссионного, а может быть, и недостаточно исследованного в современной научной литературе лингвистического материала, избежали индивидуального терминотворчества, употребляя традиционные, устоявшиеся, широко представленные в работах по языкознанию термины и понятия. Большой коллектив составителей при естественном праве каждого на собственное мнение не породил, казалось бы, неизбежного субъективизма. Он, если и коснулся, то объема словарных статей, выразился в пристрастии авторов к вполне определенным лингвистическим решениям, но не затронул концептуальной стороны.

Вполне импонирует энциклопедическому назначению объем и характер содержащейся в статье лингвистической информации. Так, категория падежа характеризуется с точки зрения объема понятия, основных значений, функционирования в разных типах предложений, сочетания с предлогами, выражаемых ими отношений. Статьи о синтаксических конструкциях включают определение, разновидности предложения, его основные структурно-семантические типы, виды связей и т. д.

Определенная содержательная схема реализуется в словарных статьях, посвященных морфологическим каталогам слов — существительным, прилагательным, глаголу, наречиям, междометиям, предлогам и т. д., а также и другим языковым категориям и единицам (перечень которых приводить здесь вряд ли целесообразно).

Очевидны усилия авторов по отбору иллюстративного материала из речевой жизни современного общества, который сопровождает словарные статьи, но который, правда, заимствован главным образом из произведений художественной литературы и разговорной речи. Точность дефиниций и удачность большинства примеров, безусловно, украшают книгу. Не останавливаясь пока на частностях, фактах единичных и экстраординарных, с уверенностью можно сказать, что абсолютное большинство статей написано ясно и просто, на хорошем научном уровне.

Составители справедливо сочли своим научным долгом включение в состав энциклопедии более 50 персоналий. Статьи, посвященные отдельным языковедам-русистам, на наш взгляд, удачны: они содержат основные биографические сведения, указание на область научных интересов, перечень основных трудов и литературу о самом исследователе. Правда, приводимый список языковедов вызывает вопросы, поскольку не совсем ясен принцип отбора.

Энциклопедия «Русский язык», как и любое другое интересное исследование, содержит положения, мнения, способы исполнения, о которых можно спорить. При сопоставлении словарных статей нелегко найти рациональные пропорции: степень полноты одним читателям может показаться недостаточной, другим — избыточной. Однако, опасаясь проявить излишний субъективизм, заметим, что, по нашему мнению, в корпусе собственно лингвистического издания избыточными представляются понятия, связанные больше со стилистикой художественной речи и литературоведением, нежели с языкознанием: «Аллегория», «Антитеза», «Гипербола», «Метонимия», «Олицетворение», «Перифраза», «Ирония», «Синекдоха», «Стилизация», «Троп» и под.

Дидактическими, а не собственно лингвистическими являются понятия «Филологическое образование», «Русский язык в школе» (ср., на наш взгляд, более удачное терминологически «Русский язык как учебный предмет»), «Развитие речи в школе», «Учебник русского языка», «Методика преподавания русского языка» и некот. др. Если даже признать целесообразность присутствия последней, то напрашивается неизбежно включение уже сформировавшихся на сегодняшний день ее самостоятельных направлений: «Методика преподавания русского языка как неродного», «Методика преподавания русского языка как иностранного» и, может быть, хотя и менее устоявшегося понятия «Лингводидактика».

Неубедительно появление словарных статей «Московское произношение» при отсутствии «Ленинградское произношение», «Сочинения школьные» при отсутствии аналогичных «Диктант», «Изложение», «Штамп» при отсутствии «Стандарт» и пр.

Статья «Минимум орфографический и пунктуационный» могла бы отсутствовать, поскольку сведения о нем вполне уместны в статьях «Орфография» и «Пунктуация», тем более что в книге нет «Минимум лексический», «Минимум грамматический» и под. Наличие рассуждений о пассивном и активном словаре заставляет, чтобы быть последовательными, включить в корпус книги сведения об активной и пассивной грамматике. «Правила русской орфографии и пунктуации» — не единственный документ, заслуживающий упоминания в энциклопедии.

Обращает на себя внимание некоторая нечеткость в систематизации и представлении отдельных статей, проявляющаяся в неравномерном охвате проблематики. Это касается таких статей, как «Глагол», где сведения о залоге и виде явно избыточны, поскольку в несколько иной форме они представлены в соответствующих статьях «Залог» и «Вид»; «Двуязычный словарь»; «Лексикография» с чрезмерно обильным перечнем словарей; «Диалект» и «Диалектология». Межфразовые связи описываются под заголовочным словом «Абзац», хотя этому понятию вполне могла быть посвящена специальная словарная статья. Напрашивается включение статей «Знак», «Знаковая система» и некоторых других.

Нам представляется весьма значимым и трудно объяснимым отсутствие таких понятий, как «двуязычие», «русский язык как язык межнационального общения», «русский язык как мировой». Эта проблематика уже составила влиятельную область языкознания и русистики, существует большая литература, описаны типы двуязычия, требования, предъявляемые к языку международного и межнационального общения.

Авторы соблюдают определенную иерархию в представлении круга понятий: омонимы — омонимия, омонимов словарь; синонимы — синонимия, синонимов словарь; но антонимам посвящена лишь одна общая статья; лишена такой иерархии антропонимика (ср. возможное антропоним), тем более, что в статье под этим заголовочным словом речь идет о видах антропонимов. Есть словарная статья о переносном значении слова и нет о прямом, хотя в статье «Значение» квалифицированы оба. Статьи «Аккомодация» и «Ассимиляция», «Лексикография» и «Лексикология» содержат повторяющуюся информацию. В статье об «Аббревиатурах» не отражены многочисленные термины, хотя именно в сфере терминологической аббревиация особенно сильна; об этом стоило, видимо, сказать в словарной статье и привести соответственно более разнообразные примеры.

Некоторые статьи, в частности, «Культура речи», «Книжная речь», «Высказывание», «Единицы языка», «Жестов язык» и некот. др. написаны с явным пристрастием к определенному пониманию, без указания на другие существующие в современном языкознании возможные представления, а также на квалификации, наличествующие в других статьях самой «Энциклопедии». Создание вокруг столь емких и неоднозначных понятий более широкого контекста, по нашему мнению, целесообразно.

Стремление к конкретности приводит иногда к включению частной, несущественной информации, как например, повторяющиеся в словарных статьях сведения об отдельных буквах русского алфавита, сведения об употреблении их в аббревиатурах (заметим, правда, что при букве «б» эта возможность употребления в аббревиатурах почему-то не указана), сокращениях; излишни указания на порядковый номер букв.

Есть отдельные пропуски, неточности (укажем хотя бы на отсутствие написания конечной позиции «г»; «к» — выступает не только как условное сокращение слов «копейка» и «короткий», но и слова «кольцевой»; указание на сокращение б. ч. — «большей частью» как вполне сложившееся, общепринятое, вряд ли справедливо); неравномерно распределены примеры-иллюстрации в отдельных словарных статьях. Наконец, для универсального издания в некоторых местах книги несколько тяжеловат стиль изложения.

И тем не менее общественное значение рецензируемой книги трудно переоценить. Выполненная на высоком научном уровне, она окажет надежную помощь преподавателям языка, филологам-русистам, существенно расширит их осведомленность в проблемах современного языкознания. Мы надеемся, что книга станет необходимой для всех, кто интересуется русским языком.

Нельзя не отметить эстетически приятное полиграфическое оформление книги, со вкусом подобранные и украсившие ее рисунки, фотографии и цветные иллюстрации.

Хочется в заключение высказать слова благодарности авторам и издательству, которые сделали прекрасный подарок всем языковедам и любителям русского слова, подготовив и выпустив столь примечательную книгу, и выразить надежду, что такой опыт в области филологии не останется единственным.

Основные издания новости


  • Теги
  • Институт русского языка
  • Советская энциклопедия
  • биографии
  • критерии формирования словника
  • отбор иллюстраций
  • полнота статей
  • русистика
  • русисты
  • русский язык
  • филология
  • энциклопедия
  • языковедение
  • Библиографическое описание ссылки Митрофанова О. Д. [Рецензия]/ О. Д. Митрофанова// Вопр. языкознания. — 1980. — № 6. — С. 129-131. — Рец. на кн.: Русский язык: энцикл./ Науч.-ред. совет изд-ва «Сов. энцикл.», Ин-т рус. яз. АН СССР; Гл. ред. Ф. П. Филин; Редкол.: Р. И. Аванесов, В. И. Борковский, Т. А. Ганиева (зам. гл. ред.) [и др.]. — М.: Сов. энцикл., 1979. — 431 с., [4] л. цв. ил., [1] отд. л. карт: ил., портр., рис., табл., факс.; 22 см. — Алф. список ст.: С. 428-431. — 150000 экз. — В пер.

(Нет голосов)

Предупреждение Для добавления комментариев требуется авторизация