Э

Мир энциклопедий

encyclopedia.ru

Словарь для Кунсткамеры или халтура

Словарь для Кунсткамеры или халтура

Рецензия

  • 13 Января 2012
  • просмотров 5994
  • комментариев 8
Литературный Санкт-Петербург. XX век. Прозаики, поэты, драматурги, переводчики: энцикл. слов: в 2 т./ Ред.-сост. О. В. Богданова. — СПб.: Филол. фак. С.-Петерб. гос. ун-та, 2011. — 3000 экз. — ISBN 978-5-8565-1103-3(в пер.).
Т. 1: А — К. — 640 с.: ил.
Т. 2: Л — Я. — 608 с.: ил.

Слухи о готовящемся выходе энциклопедического словаря «Литературный Петербург. ХХ век» (далее «Словарь») более двух лет шатались по городу — от Пушкинского Дома до Звенигородской улицы, от Университетской набережной до Кронштадта, от метро «Звенигородская» до редакций журналов – всюду оставляя (на асфальте, на стульях, на рукописях) мокрый след...

По всем канонам академической науки её честные служители — филологи, литературоведы из Пушкинского Дома, о чём имеется множество свидетельств, составляли массив литературно-биографических статей о писателях ХХ века, определивших в той или иной мере литературную физиономию Петрограда-Ленинграда-Петербурга. Готовилось издание «Словаря» под эгидой Института русской литературы (Пушкинский Дом — далее в тексте: ИРЛИ РАН) издательством СПбГУ — и ожидалось, что он станет определённой вехой в истории отечественной словесности.

И вот он вышел, этот «Словарь»... И оказалось, что это — (не) тот ещё словарь!..

Сложилась почти детективная история, из которой можно заключить, что некоторые люди, делающие погоду на филологическом факультете СПбГУ, едва получив доступ к собранныи или написанным в ИРЛИ статьям, стали без какого-либо согласования с авторами и составителями «Словаря» дополнять его заметками, статьями и статейками о людях скорее всего дополнительных, необязательных и даже не всегда претендующих на звание литератора, но зато: а) играющих на гитаре; б) пишущих или писавших абстрактные полотна; в) друживших или совместно учившихся с некими литераторами, в лучшем случае — посещавших одно и то же ЛИТО... Ну а как не упомянуть подписывавших письма в поддержку Пастернака, Солженицына и Бродского? А если т. н. подписанты вошли в Словарь, то как же обойти почётного милиционера А. Розенбаума, его бесоподобие «Б. Г.» и иже с ними? — все ведь они как бы пели и уж точно — писали столбиком... Дальше — больше. Какой конъюнктуре в угоду – и кто персонально признал полезным разместить на страницах Словаря биографии студенток, аспиранток, юных секретарш и лаборанток, написавших кто сценарий для КВН, а кто и философский трактат «для друзей» (по этой причине для истории не сохранившийся, будучи написан в одном экземпляре), а то и просто пославшего письмо за границу (а там возьми и напечатай где-нибудь сию эпистолу)? В поисках ответа перелистнули мы титульную страницу и — о Боже! — видим пятикратно поминаемое на развороте имя «автора идеи», «главного редактора и составителя» О. В. Богдановой, а при ней — «руководителя проекта» С. И. Богданова... Так вот кто породил сие чудовище-словарь! — бывшие супруги, но по сей день сообщники: прежний декан филфака, а ныне проректор СПбГУ и подчинённая ему докторица филологических наук, бывшая воспитанница профессора Л. Ф. Ершова, успешно обманувшая надежды своего наставника на достойную смену ему в бескорыстном служении русскому литературоведению.

Понятно, что в этих условиях честные сотрудники ИРЛИ, труд которых был столь нагло узурпирован, были вынуждены снять свои добрые имена из выходных данных издания, а сам конечный «продукт» оказался так сильно контаминирован люительским сиропом, что пришлось делать его двухтомным.

Но неужели подобная мелочь могла смутить рейдерскую команду филфака, к подготовке словаря непричастную и столь решительно его испортившую?..

Что получилось в итоге?

Получился винегрет с опилками.

Душеполезное чтение соседствует с душевредительским, а смех сквозь слёзы — прерывается хохотом гомерическим. Потому что подготовленный профессионалами массив словаря «обогащался» статьями и заметками любителей, строчивших кто во что горазд. Как гордо заявила, выступая по радио СПб, всё та же «составительница», она не отклонила ни одной статьи из тех, что поступили к ней самотёком. Зато и дать себе труд проверить содержание статей или хотя бы элементарную грамотность текстов она то ли не сумела, то ли просто сэкономила на корректорах. В чём тогда состояла миссия «составителя» и «идейного руководителя», так чрезмерно преподносимая на обороте титула?

Зато сам «Словарь» — за счёт добавления в него «незамутнённой радости извлечения абсурда как из окружающей действительности, так и из самого процесса» (т. 1, стр. 235), неминуемо стал двухтомником. Достаточно шокирующая деталь: издание, в руках филологической дамы притворяющееся «академическим» (как обозначено в предисловии), украшено на своих обложках портретами: на первом томе — Александр Блок, а на втором — до неузнаваемости отретушированный Бродский (утверждают, что всё-таки он).

Вот типичная канва словарной статьи об оруженосцах «авангардного искусства»: занимался (с теми-то и теми-то знаменитостями)... посещал... участвовал (в квартирных выставках)... защитил канд. дисс. (например, по минералогии)... прочёл доклад... стал заниматься живописью (музыкой, исполнительством, инсталляцией)... написал трактат... привлекался в качестве свидетеля по... эмигрировал... состоял в переписке с... покончил с собой в... Вывод: художник, эссеист, поэт. Трогательные подробности тоже очень характерны: фотожурналист, прозаик; пианист, художник – ну и поэт... «солистка муз. группы, поэт, режиссёр арт-студии, автор сольных альбомов, в детстве мечтала о...» Или: «директор фирмы, где <...> работала переводчицей, в её честь назвал сорт белых роз...»

На подобном фоне Александр Розенбаум — вообще матёрый литератор...

При всей своей демократической неразборчивости, «Словарь» сильно обидел-таки демократов. Выступая на презентации издания, состоявшейся 20 ноября в музее-усадьбе Г. Р. Державина (как только вынесла душа поэта!), один из них (Яков Аркадьевич Гордин — Мир энциклопедий) выразил недоумение отсутствием в словаре такого столпа либеральной интеллигенции, как Д. С. Лихачёв (впрочем, состав «Словаря» формально ограничен прозаиками, поэтами, драматургами и переводчиками с иностранных языков, так что акад. Лихачёв обрёл бы права гражданства в сём словаре, если бы он когда-нибудь признал язык «Слова о полку Игореве» иностранным). Однако вышеупомянутая чета, приступая к «Словарю» во вторую смену, умудрилась забыть и многих ближних своих — многолетних членов Союза писателей Санкт-Петербурга, благополучно здравствующих, и трудно предположить, что те такое простят. Зато «Клуб 81», заповедник графоманов и диссидентов советского андерграунда, пригретый до сих пор только в любительской «Энциклопедии самиздата», теперь «приобщён к делу» трудами наших трейдеров: клубменские уши торчат из редколлегии словаря, где вместе с Богдановой обозначены Б. И. Иванов и Б. В. Останин. Недаром фигуранты клуба, выступавшие в ходе набега на усадьбу Державина, лучились торжеством...

Представляется разумным предложение разделить тираж издания на две части: половину разослать по университетам для будущих диссертантов русской словесности, либерологии, диссидентологии, а другую половину свезти в Кунсткамеру — поелику данное издание является всё-таки чудовищем.

Благо, что от филфака до Кунсткамеры рукой подать.

Богдан Кострубатов,
г. Санкт-Петербург

  • Теги
  • XX век
  • XXI век
  • биографии
  • драматурги
  • качество статей
  • критерии формирования словника
  • Ленинград
  • литераторы
  • Литературный Санкт-Петербург. XX век
  • переводчики
  • Петербург
  • поэты
  • прозаики
  • русская литература
  • Санкт-Петербург
  • энциклопедический словарь

(Голосов: 3, Рейтинг: 3.56)

Комментарии

Предупреждение Для добавления комментариев требуется авторизация
  • Ссылка на комментарий
    По-моему, автор, несмотря на реальную "разгромность" Скептически своей публикации (где, впрочем, он временами не вполне корректен:
    По всем канонам академической науки её честные служители — филологи, литературоведы из Пушкинского Дома, о чём имеется множество свидетельств, составляли массив литературно-биографических статей о писателях ХХ века, определивших в той или иной мере литературную физиономию Петрограда-Ленинграда-Петербурга... Удивлённо
    или:
    ...прежний декан филфака, а ныне проректор СПбГУ и подчинённая ему докторица филологических наук... Удивлённо
    и т. п.) все же довольно голословен. А приводимые им примеры т. н. "канвы словарной статьи" как раз вполне допустимы в любом биографическом справочнике, особенно если быть уверенным в том, что здесь автором ничего не "передергивалось"! Восклицание
    И откровенно говоря, у меня такое ощущение, что этот опус — какая-то месть его автора уважаемым людям за, возможно, причиненную ему когда-то "обиду" (ну например, в свое время "трояк" на экзамене поставили!). Скептически
    • 0/0
  • Ссылка на комментарий
    Да вряд ли в трояке тут дело. По стилю просто озлобленно-вздорная бабская грызня. К прочтению и осмысленному восприятию сия "критическая статья" не рекомендуется. И на заметку: "Тайм" — полный отстой Розенбаум и БГ все-таки питерские поэты, а Д. С. Лихачев — ученый, но никоим образом не литератор. С улыбкой
    • 0/0
  • Ссылка на комментарий
    Интересно, что стихи столь нелюбимого автором заметки "Б. Г." более известны в России, чем поэзия Бродского. Кстати, по советским "понятиям" Бродский вообще не был поэтом. Думаю, что ругательная заметка об энциклопедическом словаре — чей-то заказ.
    • 0/0
  • Ссылка на комментарий
    Андрей Ле пишет:
    Думаю, что ругательная заметка об энциклопедическом словаре — чей-то заказ.

    На заказ не похоже. Автор явно скатывается в УГ на личные оскорбления, С улыбкой от ненависти перестает говорить разумно. Такое можно наклепать только из личных побуждений, на заказ вряд ли получится столь искренне...
    • 0/0
  • Ссылка на комментарий
    По прочтению этой заметки, в голове вертелось только некорректное КГ/АМ, и, в принципе, я с этой мыслью и закончил ее читать. Статья обиженного на авторов издания человека, в которой мало конкретики, но очень много злобы.

    P. S. И кстати, чем ему портрет Блока не понравился? С улыбкой
    • 0/0
  • Ссылка на комментарий
    Несогласие с Богданом Кострубатовым у меня только в одном. В том, что он совершенно списывает со счетов людей творческих, что они вроде бы как не имеют шансов проявить себя на литературном или художественном поприще, будучи по образованию химиками, биологами и проч. Мне показалось это оскорбительным, сам тон высказываний в их адрес.

    В остальном статья написана правильно, на мой взгляд. Безусловно, за этим энциклопедическим изданием стоит своя крысиная возня кланчиков, семеек, междусобойчиков и т. п. Как и везде, впрочем. Позорно, что забыт Лихачев. Гнусно, что похерен труд профессионалов. В итоге — прискорбно.
    • 0/0
  • Ссылка на комментарий
    Прочитал и мало что понял. Вся грызня идёт о том, что одного в словаре упомянули, но не незаслуженно, а другого не упомянули, а надо бы. Братцы, может, я не в курсе: этот словарь, он что, даёт право на какие-то льготы? На бесплатную коммуналку, надбавку к окладу или, на худой конец, на две бесплатных поездки в метро? Всегда всё зависит от конкретных людей, например, если бы я составлял словарь известных литераторов Петербурга, то я включил бы туда своего соседа (он как-то по пьяни рассказал мне классный анекдот) и не включил бы Бродского просто потому, что я не знаю — кто это. В любом случае, соседу Нобелевка по литературе от того, что он попал (или не попал)в этот словарь, не грозит. Что-то там за бюджетные деньги питерские литераторы друг про друга издают (или друг для друга — один фиг) — ну и Бог с ними.
    • 0/0
  • Ссылка на комментарий
    Ценность такого словаря стремится к нулю. Если убрать в сторону личностные выпады автора статьи, суть сводится к следующему: группа очередных "непризнанных и непонятых" творцов испохабила чужой труд, дополнив литераторами разлива "два квартирника, бешеный успех среди трех собутыльников". Имеет право человек. Раз имеют право различные "типа поэты" выливать на нас свои якобы стишата в стиле а-ля символизма (кто не в курсе, так писать "ни о чем" легче всего: таланта не надо. Привет Б. Г.), добро пожаловать и в критику. Пусть и такую, как в статье. Ну не любит автор богему, удивляющую нас абстрактной мазней, немузыкальным бренчанием и стихами, типа:
    Луна над асфальтом, как желтый кирпич,
    Застыла на чьих-то фарах!
    С приветом вам пишет Федор Кузьмич
    С мечтой о больших гонорарах.
    Так автор имел право высказаться по вопросу, нужны ли народу "типа энциклопедические" издания в духе "Васисуалий Лоханкин и его роль в мировой литературе" или нет.
    N. B.
    "Известность" стихов Б. Г. в России — не показатель. Иначе придется признать, что всякие Эминемы, Мадонны и Бритни Спирс — поэты куда круче Шекспира. Известны-то в Америках и Европах поболе. Широкая улыбка
    • 0/0