Э

Мир энциклопедий

encyclopedia.ru

Новая философская энциклопедия в свете современного мультикультурализма

Новая философская энциклопедия. В 4 томах

Рецензия

  • 1 Октября 2012
  • просмотров 3732
  • комментариев 2
Новая философская энциклопедия: в 4 т./ Ин-т философии Российской акад. наук; Гл. ред. В. С. Степин. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Мысль, 2010. — ISBN 978-2-244-01115-9 (в пер.).
Т. 1: А — Д. — 741 с.: ил. — ISBN 978-5-244-01116-6.
Т. 2: Е — М. — 634 с.: ил. —ISBN 978-5-244-01117-3.
Т. 3: Н — С. — 692 с.: ил. — ISBN 978-5-244-01118-0.
Т. 4: Т — Я. — 734 с.: ил. — ISBN 978-5-244-01119-7.


Актуализация обращения к мультикультурализму обусловлена разноаспектным (экономическим, политическим, включая и научный нравственно-духовным) кризисам конца XX — начала XXI вв. предельно обострившим в числе множества других противоречий и этнонациональные.

Мультикультурализм, как известно, исторически и в настоящем представляет часть национальной политики в многонациональных государствах и отражает в политической идеологии и реальной политике государств их отношение к культуре своих т. н. «не-титульных» народов. Являясь универсальным феноменом глобального социокультурного развития, мультикультурализм как государственная политика исторически содержал и в настоящее время содержит в себе возможность способствовать гармоничному синтезу различных этнонациональных и региональных культур (см. опыт Древнего Востока, Древней Греции, Среднего Востока, Европы и т. д.), либо тормозить это развитие путем радикального вмешательства и насильственной культурной ассимиляции, исторически порой приводившей к почти полному исчезновению этих культур и их этнических носителей.

В настоящее время переход общества к однополярной системе и обострение разноуровенных имперских тенденций естественно сказался на закономерностях формирования и развития мультикультурализма, существенно меняя его как так называемом западном, так и постсоветском регионах.

О т. н. «арабской весне», роли Запада в ней и последовавшем в корне изменившемся западном мультикультурализме известно; об этом и мы говорили на предыдущем форуме, мое выступление помещено в Интернете. В этом выступлении говорится о научной и нравственно-политической актуальности исследования и оценки проявления мультикультурализма в постсоветском регионе в свете идеалов гуманизма, демократизма, в частности, интернационализма как общечеловеческих ценностей. Разумеется, в целом это — объект специальных исследований.

Известно, что влияние мультикультурализма на общественные науки и философию, их естественная взаимосвязь и их влияние на формирование самосознания личности и общественное сознание, обуславливающее разнохарактерные взаимоотношения в обществе, не нуждаются в аргументации.

В свете изложенного выше мы хотели бы остановиться на некоторых концептуальных принципах Новой Философской Энциклопедии (в 4 т. М., 2010), которые, на мой взгляд, как выражение специфики постсоветского мультикультурализма, должны стать объектами обсуждения.
 
О том, что НФЭ может рассматриваться как яркое отражение постсоветского мультикультурализма в философской науке Российской Федерации свидетельствует высокая правительственная оценка ее концепции. Прежде всего считаю своей обязанностью признать, что появление НФЭ является значительным событием в глобальном научном пространстве III тысячелетия. Это — поистине результат титанического труда авторско-редакторского коллектива в эпоху крушения социально-экономических систем и идеологий, взявшего на себя неимоверно тяжелое бремя создания НФЭ, исходя из современного ему уровня развития философии и науки. НФЭ заслуживает, заслужила и заслужит еще много похвал, среди которых, несомненно, будет стоять и высокая похвала правительства РФ ее концепции. Свое же отношение к концепции НФЭ я хотел бы выразить в виде ряда вопросов, обращенных как к авторско-редакторскому коллективу энциклопедии, так и к читателям ее — специалистам и неспециалистам.

Изложенное ниже является моим отношением к заданным вопросам и я единолично несу ответственность за свою позицию в изложении и оценки их. Позиция моя сформирована в процессе многолетних (начиная с 60-х годов прошлого века по настоящее время) попыток научных исследований в области теоретических проблем истории культуры, в частности, философии и истории философии Азербайджана, а также истории философии Исламского региона в контексте истории всемирной философии.

Вопрос 1. Почему энциклопедия названа авторами ее «новой»? Имели ли в виду они время ее издания — 2010 год, ее новизну по отношению к Философской энциклопедии советского периода (в 5 т. М., 1960—1970 гг.), либо новая ее концепция в изложении всемирной философии (ее закономерностей и категориального аппарата) как универсального феномена глобального общественного сознания, исходя из опыта Запада и Востока, органических частей единого целого давала новое представление о глобальной философии как сущностно единой системе? К сожалению, с изложенным подходом в новой НФЭ мы не встретились. Авторы следовали по ныне господствующему стереотипу противопоставления разноэтничных и разнорегиональных философий Востока своеобразно единым философиям Древней Греции и Запада, обширно добавив к ним материал русской философии.

Вопрос 2. По какой причине авторам НФЭ понадобилась новая надуманная концепция представления философии народов Исламского региона, специфика которой якобы обусловлена грамматикой арабского языка и с которой исключили помимо философии других, неарабских народов региона и философию ее тюркоязычных народов?

Вопрос 3. По какой причине из НФЭ столь необоснованно исключили статьи о философии нерусских народов бывшего СССР — народов Кавказа, Средней Азии, Казахстана, а заодно и нерусских народов, продолжающих оставаться в составе РФ — татар, башкиров, дагестанцев и т. д.?

Вопрос 4. По какой причине фальсифицируя историю из НФЭ в статьях о советской и постсоветской истории философии почти полностью исключили информацию об азербайджанской философии и философии и других бывших республик СССР, и одновременно из литературы к статьям НФЭ исключили имена и произведения представителей этих народов.

Вопрос 5. Можно ли с точки зрения составителей и читателей НФЭ расценивать данные вопросы, а их можно увеличить до ста, считать обусловленными закономерностями либо спецификой постсоветского мультикультурализма, отраженного в изложении ряда известных современных российских философов, и можно ли считать изложенное приемлемым в свете ценностей научной и общечеловеческой этики?

Кстати, с точки зрения формальной логики вряд ли можно говорить об этнонациональных культурах, не определив содержание данных понятий. Тут явно требуются методологические принципы нечеткой логики всемирно известного Л. Заде, которого составители НФЭ, как и его соотечественников Бахманйара, Низами и др. не нашли нужным включить в издание.

К сожалению, приходится признать, что постсоветский мультикультурализм столь ощутимо сказался на шкале ценностей современной философской науки ряда российских ученых, отвернувшихся от лучших традиций своего прошлого.

P. S. Мы понимаем, что НФЭ — детище начала эпохи перестройки СССР. Это — Новая Российская Философская Энциклопедия эпохи перехода от социализма к капитализму. Позже «к ней придет самосознание» и она, возможно, будет переиздана в ином виде.
  • Теги
  • всемирная философия
  • культурология
  • мультикультурализм
  • национальная философия
  • Новая философская энциклопедия
  • НФЭ
  • постсоветское пространство
  • Проблемы восточной философии
  • философская наука
  • философские школы
  • этнокультура
  • Библиографическая ссылка (для печатных источников) Кули-заде З. А.-К. кызы. Новая философская энциклопедия в свете современного мультикультурализма/ Кули-заде З. А.-К. кызы// Проблемы восточной философии: Международный научно-теоретический журнал. — 2012. — № 10.

(Голосов: 5, Рейтинг: 3.48)

Комментарии

Предупреждение Для добавления комментариев требуется авторизация
  • Ссылка на комментарий
    Вот при всем уважении к автору статьи, лично я не готова разделить с ним его обиды по части ограниченного круга тем этнонационального плана в данном многотомнике.
    И не столько потому, что данная статья вышла в свет несколько запоздало (спустя ДВА (!) года после выхода в свет второго издания и аж ДВЕНАДЦАТЬ (!) Удивлённо лет после выхода первого издания), сколько потому, что мне это все кажется вообще натянутым: почему вдруг автор решил, что ключевая цель издания — непременное сведение ВСЕХ философских школ воедино? Энциклопедия составлена во вполне традиционном (= европеизированном) ключе, и по крайней мере, сами авторы никак не претендовали на абсолютную полноту информации. Восклицание

    Впрочем, вопрос "новизны" Новой философской энциклопедии — действительно принципиален. Идея
    • 0/0
  • Ссылка на комментарий
    Уважаемая госпожа, автор отклика на мою рецензию! (Позвольте  к Вам так обращаться, поскольку отклик Ваш не подписан).
    При всем Вашем уважении ко мне, о чем Вы писали, и, естественно, моем ответном уважении к Вам, должна заметить, что отклик Ваш, начинающийся многозначной частицей «Вот», вызвал у меня некоторое недоумение.
    Вы, как мне кажется, не совсем верно трактуете мои позиции.
    У меня нет «обид по части ограниченного круга тем этнонационального плана в данном многотомнике». Мне не ясен научный и нравственно-политический принцип отбора этих тем, не ясна научная и нравственно-политическая целесообразность использования автором Энциклопедии нового принципа интерпретации философии исламского мира, разводящего по разные стороны разнорегиональные философские культуры,  о чем я и писала в своей рецензии.
    Далее, как указывает рецензент моей рецензии, автор, то есть я «не решала (автор рецензии З. Кулизаде – женщина) что ключевая цель издания свести все философские школы воедино». Автор уверена, что все философские школы являются органическими составляющими феномена «всемирная философия», и последняя должна быть представлена в Энциклопедии.
    Понимая невозможность объять необъятное, рецензент, тем не менее имеет право интересоваться логикой отбора тем в представленном издании, тем более, что принципы формирования тематики, структура и методология данного исследования отличаются от  изданной в СССР Философской Энциклопедии. Кстати, и эту Энциклопедию я запоздало не рецензировала, в чем меня обвиняет рецензент моей рецензии, я только сравнивала изложение ряда вопросов в двух, отделенных друг от друга несколькими десятилетиями изданиях.
    Обвинять меня в запоздалости рецензии на «Новую Философскую Энциклопедию» (второй рецензии пока не было!) не справедливо, ибо все четыре тома «Новой Философской Энциклопедии», как известно, изданы в 2010 г.; объем их в учетно-издательских листах около 500, а в условно-печатных свыше 700.
    Я уверена, что этот огромный  и ценный научный труд будет еще не раз рецензироваться. И рецензии будут своевременными.
    Чтобы отмести от Энциклопедии все мои «обиды», показать их несостоятельность, госпожа рецензент пишет: «Энциклопедия составлена в  вполне традиционном (= европеизированном) ключе…».
    Вот против этого, ориентированного на западоцентризм традиционного «ключа» в течении долгих советских и постсоветских десятилетий я выступала и продолжаю выступать.
    Не ссылаясь на общеизвестную социокультурную историю общества, ее общие закономерности и специфические особенности, смею утверждать, что продолжать в начале III тысячелетия  изложение истории всемирной философии без должного учета опыта истории философии Востока более чем неприемлемо.
    С подобным подходом мы встречались и встречаемся, к сожалению, неоднократно. В качестве примера могу привести чрезвычайно актуальное фундаментальное исследование академика Т.И. Ойзермана «Метафилософия. Теория историко-философского процесса», (Москва, изд. КАН-Н 2009г. объем 27 п.л.), где из историко-философского процесса полностью выпала философская культура Дальнего, Среднего и Ближнего Востока.
    Наверное, во имя Истины и прочих, признанных общечеловеческими, ценностей пора согласиться, что мир состоит из двух равных полушарий с сущностно единой философской культурой. Увлечение всякими «изм»-ами и утвердившимися, ставшими стереотипами традициями, удаляет  человечество от Истины, Толерантности и Гуманизма.
    Что касается приоритетов в исследованиях ученых советской и постсоветской науки, к которым и я лично причастна, то не стоит ли подумать о том, что вместо того, чтобы, выйдя из «марксистко-ленинской шинели, с юношеским максимализмом сбросив ее», натягивать на себя старую «европейскую шинель», не разумнее ли, используя свой исторический опыт, опыт советского и постсоветского времени подумать о «собственной шинели», по которой будут нас узнавать?
    • 2/0