Э

Мир энциклопедий

encyclopedia.ru

О словарях, воровстве, ералаше и синдроме Плюшкина

О словарях, воровстве, ералаше и синдроме Плюшкина

Рецензия

  • 6 Ноября 2012
  • просмотров 3206
  • комментариев 1

Мир энциклопедий. На электронный ящик шеф-редактора информационно-аналитического федерального портала «Ислам Сегодня» пришло письмо от Романа Силантьева (на фото). Предлагаем вашему вниманию текст данного письма.

С энциклопедическими словарями ИД «Медина» я, конечно же, ознакомился сразу по их выходу. Пролистал, отметил несколько интересных статей — ну, не все же там писали выпускники саудовских медресе, и поставил на полку. Хотя нет, и выпускники местами порадовали, особенно Дамир Хайретдинов со своей статьей «Нереализованные проекты по развитию ислама в Москве в 90-х гг.». Его расследование нужно обязательно распространить в Интернете под более точным названием: «Ректор Московского исламского университета разоблачает происки муфтия Равиля Гайнутдина по недопущению строительства в Москве новых мечетей».

Последний том энциклопедических словарей «Медины» вышел три года назад, хотя в 2012 году ее авторы обещали издать все региональные тома. В ожидании новостей по следующим томам я как-то внимательно просмотрел сайт «Медины» и наткнулся там на учебный словарь-справочник с интригующим названием «Ислам в Приволжсом федеральном округе» (именно так, «Приволжсом») под редакцией Д. В. Мухетдинова. В предисловии к словарю он, правда, назывался не учебным, а энциклопедическим. «В словаре анализируется деятельность мусульманских учебных заведений в крае за последние два с половиной века, преимущественно в досоветский период.  Здесь даны биографии выдающихся ученых, богословов, общественных деятелей, содержатся сведения обо всех муфтиях Оренбургского магометанского духовного собрания и Центрального Духовного Управления мусульман России. В статьях описываются такие формы общественной активности как Всероссийские мусульманские съезды и форумы. Данные по современному состоянию и численности мусульманских организаций приводятся по каждому из 14 субъектов РФ, входящих в ПФО», — указывалось также в предисловии. Последняя фраза меня особенно заинтересовала, поскольку данные по современному состоянию и численности мусульманских организаций приводились до этого только в моих книгах.

При ближайшем рассмотрении учебно-энциклопедического словаря-справочника выяснилась удивительная вещь. Все статьи о современном положении ислама в субъектах ПФО (кроме Нижегородской области), а также обзорная статья об округе были заимствованы из моей монографии «Новейшая история исламского сообщества России» (М., 2005) и представляли собой изрядно сокращенные региональные разделы из ее второй части. Под статьями стояли инициалы «А. Н.», которые расшифровывались как «Артем Геннадьевич Никитин, аспирант факультета международных отношений Нижегородского государственного университета им. Н. И. Лобачевского». Безусловно, Артем Геннадиевич Никитин под чутким руководством Дамира Ваисовича Мухетдинова провел большую научную работу в модном ныне стиле «copy/paste».

Таким образом, в данном случае мы имеем не просто классический плагиат, когда в свой текст вставляются куски из чужого без соответствующего закавычивания и сносок, но плагиат особо дерзкий, когда некая статья просто воруется в полном объеме и подписывается чужим именем.
Особую пикантность ситуации придает тот факт, что Мухетдинов и его команда клеймят меня исламофобом и обвиняют в искажении истории российского ислама. Что же, выходит, они так заинтересованы в трансляции позиции «исламофоба», что даже воруют его тексты для своих книг? Замечу, что данный «словарь» был издан в рамках программы по подготовке специалистов с углубленным знанием истории и культуры ислама, то есть за государственный счет.

После сделанного открытия я стал внимательно перечитывать другие энциклопедические словари ИД «Медина». И не пожалел.

Для начала следует напомнить, что при подготовке любой энциклопедии или энциклопедического словаря работа начинается с составления словника, согласно которому авторам затем заказываются статьи с четко прописанными названиями и объемом. Словник должен быть логичен — например, в Большой Российской энциклопедии наличие статьи «шиизм» требует наличия статьи «суннизм». Нельзя написать статью о Швеции и проигнорировать Швейцарию. Нельзя и статью о Швеции сделать по объему большей, чем статью о США, а поэту Твардовскому уделить больше места, чем Пушкину. Названия статей должны быть лаконичны и предсказуемы, а писать их нужно по единому шаблону.

Об этих прописных истинах составители серии энциклопедических словарей «Ислам в Российской Федерации» явно не осведомлены. Попробуем доказать это на примере словаря «Ислам в Санкт-Петербурге».

В предисловии к данному изданию его составителем и ответственным редактором Дамиром Хайретдиновым указывается, что на самом деле словарь называется «Ислам в Санкт-Петербурге и российском Северо-Западе» и охватывает в теории все регионы Северо-Западного федерального округа кроме Республики Коми. На практике же ни слова о мусульманских общинах Вологодской области в нем нет. Она почему-то обнаруживается в словаре «Ислам в Центрально-европейской части России», а вот явно позабытая составителем Республика Коми неожиданно всплывает в томе «Ислам на Урале». Вообще, здесь хотелось бы сказать пару слов о нетрадиционном географическом мышлении Мухетдинова и Хайретдинова, которые группируют регионы по лишь им понятной схеме, записывая в центральнороссийские субъекты Мордовию и Пензенскую область, а в уральские — Удмуртию и Коми (но отказывая в этом Башкортостану). Прямо скажем, человек с положительной оценкой по географии никогда не догадается искать в одном томе Сыктывкар и Курган.

Далее обращает на себя внимание подбор статей. Логика в нем отсутствует даже минимальная. Составителю любой ценой нужно было заполнить объем, поэтому он, подобно гоголевскому Плюшкину, тащил туда все, что у него было. Иначе как объяснить статьи о Батырше (отметился в истории ислама на Северо-Западе только тем, что отсидел в Шлиссельбургской крепости), народном художнике Узбекистана Рахиме Ахмедове и узбекском скульпторе Абдумумине Байматове (в Санкт-Петербурге только учились, причем неизвестно, являются ли они вообще мусульманами), а также целом ряде других персоналий, не имевших прямого отношения ни к исламу, ни к северо-западной части России?

Мощный удар по логике наносят раскиданные по энциклопедическим словарям богословские понятия, которые, судя по их подбору, вставлялись в тома посредством генератора случайных чисел. «Исламу в Санкт-Петербурге» посчастливилось получить статьи «ансары», «мухаджиры», «асхабы», «аят аль-Курсий», «иджаза», «муджиза», «мухаджиры», «рабб», «руку», «рух», «саджда», «таваф», «тарикат», «Тора» (но вот со статьей «Коран» не повезло), и «шарх». Неплохо генератор прошелся и по другим томам за исключением «Ислама на Урале» — видимо, его составитель А. Н. Старостин представление о структуре энциклопедических словарей все-таки имеет.

Заметная часть статей имеет совершенно неэнциклопедические названия и посвящена непонятно чему. Например, «Участие калининградских мусульман в образовательной программе «Толерантность как основа профессиональной культуры» (странно, что в словаре нет статей «Участие калининградских мусульман в сборе макулатуры и металлолома» или «Участие калининградских мусульман в посадке деревьев на День города в 2003 году»), «Наступление генерала Л. Г. Корнилова на Петроград: роль мусульман» (очень не хватает статей про роль мусульман в наступлении Юденича, отступлении Корнилова и Кронштадском мятеже), «Электропечатня газеты «Нур» (каждую, каждую типографию, где хоть что-то мусульманское издавалось, нужно было описать!), «Экскурсия «Татары в СПб» (жалко, что не указаны периодичность и цена на билеты).

Многие статьи просто «висят в воздухе», охватывая случайные исторические сюжеты и периоды: «Адмиралтейство и татары-мусульмане в первой четверти XVIII века» или «Иностранцы-мусульмане во второй половине XIX века». Не заметна логика в перечислении мусульманских военачальников Российской Империи, большинство из которых в Санкт-Петербурге только бывало, еще более странно выглядят статьи об отдельных книгах по исламу, издававшихся в Санкт-Петербурге. Почему составитель словаря предпочел именно этих генералов, и именно эти книги, понять затруднительно.

В словаре заметны значительные лакуны. Так, в биографии муфтия Санкт-Петербурга Джагофара Пончаева упоминается Исламский институт религии и права, однако отдельной статьи это единственное исламское учебное заведение Северо-Запада России не удостоилось. О мусульманах Калининградской области сообщается масса ненужной информации, а вот факт регистрации в этой области Духовного управления мусульман в 2006 году никак не освещается. В словаре описываются татарские общины Луги, Гачинского и Тосненского районов Ленинградской области, однако о татарской мусульманской общине Выборга в словаре никаких сведений нет. Отдельные статьи в словаре посвящены афганцам, арабам, азербайджанцам, башкирам, киргизам, татарам, туркменам и узбекам. А вот казахам и таджикам не повезло — их упомянуть забыли. Впрочем, из кавказских народов своих разделов удостоились только азербайджанцы и черкесы.

Составитель словаря не понимает необходимости соизмерять размер статьи с важностью ее содержания. Ненормально, когда сама по себе странная статья «Сбор пожертвований на строительство Соборной мечети в СПб в 1881—1905 гг.» растянута на три страницы и по размеру в полтора раза превосходит основную статью о Санкт-Петербургской соборной мечети. Впрочем, процессу строительства этой мечети тоже посвящен трехстраничный раздел.

Такой вот занятный «энциклопедический словарь». Нельзя сказать, что уникальный — другие словари этой серии примерно такие же. Их общими чертами являются:

1. Публикация статей, не имеющего никакого отношения к исламу.
Такого рода материала по томам серии раскидано изрядно. Самым ярким их примером является статья Дамира Хайретдинова «Титул Александрийского Патриарха в послании царю Алексею Михайловичу» из тома «Ислам в Москве», в которой антиохийский патриарх, именуемый Хайретдиновым то Макарием, то Макарийусом, то вообще Макариусом привязывается к исламу в Москве только потому, что подписал одно из своих писем по-арабски. Здесь можно упомянуть статьи «Земляной вал, его возведение пленными татарами» («Ислам в Москве»), «Татарская топонимика СПб и Кронштадта» («Ислам в Санкт-Петербурге»), «Татарские детские дома в Пг.» («Ислам в Санкт-Петербурге») и целый ряд других.

2. Публикация статей об этнических мусульманах
. Словари изобилуют статьями о татарских общественных, военных и научных деятелях, которые в лучшем случае были непрактикующими мусульманами, а худшем эту религию вообще не исповедовали. Например, словарь «Ислам в Центрально-Европейской части России» открывается статьей о Герое Советского Союза Алимкае Абдершине, в которой ни слова не говорится об его принадлежности к исламу. Исходя из этой логики, «Православная энциклопедия» должна посвятить статьи всем без исключения известным людям православного вероисповедания и увеличить свой объем до пары тысяч томов.

3. Непонятное вкрапление богословских терминов
. Сложно представить себе человека, который обратится к словарю «Ислам в Санкт-Петербурге» с целью понять значение одного из 99 прекрасных имен Аллаха, притом, что другие имена там не упоминаются.

4. Перечисление изданных книг
. Энциклопедические словари «Медины» изобилуют описанием изданных в тех или иных городах книг притом, что реально охватывается меньшая часть изданной литературы. Начиная со времен Максима Грека, в России об исламе были изданы тысячи различных трудов, и даже простое их перечисление займет несколько томов. Объяснение здесь напрашивается одно: у нас есть некоторое количество рецензий на книги, так не пропадать же добру — в словаре пригодятся.

5. Публикация рецензий на статьи
. Рецензии на статьи, особенно на неопубликованные (например, «О передачи традиции и о московских татарах» В. Садура в томе «Ислам в Москве»), в энциклопедических изданиях недопустимы. Статья «Полумесяц над Москвой» в томе «Ислам в Москве», посвященная опубликованной в «Литературной газете» за 1991 год заметке, вообще выглядит набором претензий Дамира Хайретдинова к археографу М. Кустовой. Иначе как синдромом Плюшкина («тащим в книгу, все что есть») ее присутствие в словаре объяснить нельзя.

6. «Висящие в воздухе» статьи
. Помимо вышеописанного примера с наступлением Корнилова здесь можно упомянуть статью «Подвиги мусульман во время Острогожско-Россошанской наступательной операции» («Ислам в Центрально-Европейской части России»). О подвигах мусульман в битве под Москвой, в Ржевском сражении или на Курской дуге в словаре нет ни слова, из чего можно сделать вывод, что героизм они проявляли только в Острогожско-Россошанском наступлении.

7. Неадекватные описываемым темам размеры статей
.  Здесь вне конкуренции «Ислам в Приволжском федеральном округе», при прочтении которого может сложиться впечатление, что 70% всего приволжского ислама сконцентрировалось в Нижегородской области. Так, сворованная статья «Татарстан, республика» по своему объему оказалась значительно меньше статьи «Нижегородская Соборная мечеть и ее имамы», а бывшему председателю ДУМ Нижегородской области Умару Идрисову уделили места в три раза больше, чем председателю ЦДУМ верховному муфтию Талгату Таджуддину.

8. Странные названия статей и описываемые темы.
 Здесь особо отличился том «Ислам в Москве» с разделом «Опрос московских мусульман в 2002 году» (да, тот самый, где Бен Ладен занял третье место по авторитетности среди духовных лидеров) и семи отдельными статьями по его различным позициям (например, «Политические воззрения московских мусульман»). Совершенно анекдотически для энциклопедического словаря выглядят такие названия, как «Открытое письмо мусульманской общественности Президенту РФ В. В. Путину о фактах незаконного судебного преследования исламских активистов в ряде регионов страны» или «Раваби — концерт в Москве мусульманской палестинской нашид-группы».

Ни один из томов не снабжен вводным разделом с общим обзором описываемых территорий и их мусульманских сообществ. В словарях нет ни одной карты современного расселения мусульман или расположения мечетей, а регионы сгруппированы совершенно произвольным образом.

В заключение хотелось бы сказать, что статьи в вышеописанной серии «энциклопедических словарей» в большинстве своем неплохие, но их комбинация совершенно непригодна для практического использования — это и не энциклопедический словарь, и не сборник статей. А нечто, определяемое в русском языке как ералаш. Нужно обладать особым складом ума, чтобы найти в этой куче разномастного материала нужную информацию. Таким образом, мы имеем классический пример того, как плохой повар даже из хороших ингредиентов может сварить откровенную бурду.
  • Теги
  • авторство статей
  • Дамир Хайретдинов
  • ислам
  • Ислам в Российской Федерации
  • Ислам Сегодня
  • исламоведение
  • качество статей
  • плагиат
  • энциклопедические словари
  • энциклопедические статьи

(Нет голосов)

Комментарии

Предупреждение Для добавления комментариев требуется авторизация
  • Ссылка на комментарий
    М-м-да...
    Конструктивно. Хотя и не без доли ехидства. Шутливо

    А если по существу, то наверное, очень хорошо, что в последнее время продукция энциклопедического книгоиздания повергается критике со стороны авторитетных лиц: быть может, это позволит улучшить "вкус" к справочно-энциклопедической литературе как у самих составителей, так и у нас, пользователей. И мы наконец-то прекратим обозначать "тематическими энциклопедиями" коллективные монографии и сборники статей, зачастую по содержанию противоречащих друг другу (что поделать: наука живет полемикой!). Идея
    • 0/0