Э

Мир энциклопедий

encyclopedia.ru

Новое направление региональной энциклопедистики

Новое направление региональной энциклопедистики

Рецензия

  • 16 Апреля 2016
  • просмотров 1511
  • комментариев 6
Военная история башкир: энцикл./ [Науч.-ред. коллегия: А. З. Асфандияров (гл. ред.) и др.]. — Уфа: Башк. энцикл., 2013. — 431 с.: ил., карты, ноты; 27 см. — Библиогр.: С. 419-423. — Указ. имен. и ст.: С. 389-418, 424-428. — 2000 экз. — ISBN 978-5-88185-076-0 (в пер.).

Мир энциклопедий. Статья публикуется в полной авторской редакции. Сокращённый вариант рецензии см.: Калашников Г. В. Новое направление региональной энциклопедистики/ Г. В. Калашников., А. И. Раздорский// Военно-исторический журнал. — 2014. — № 9. — С. 78–79.

Рецензируемая книга относится к числу региональных энциклопедий, которые начали активно издаваться в нашей стране с начала 1990-х гг. [1]. К концу 2014 года опубликовано уже свыше 560 подобных справочников, посвящённых отдельным республикам, краям, областям, районам и городам Российской Федерации [2]. Среди региональных энциклопедий отдельную группу составляют национально-региональные энциклопедии, в которых представлены материалы не только о той или иной республике, но и о её титульном этносе. К таковым относятся, например, «Башкирская энциклопедия», «Татарская энциклопедия», «Чувашская энциклопедия» и ряд других.

Одним из лидеров отечественной региональной энциклопедистики является Башкортостан. В Уфе с 1995 года. действует специализированное научное издательство «Башкирская энциклопедия» (с 2012 года — научно-издательский комплекс), которое выпустило в свет семитомную «Башкирскую энциклопедию» (в 2005–2011 гг.), а также ряд других изданий справочно-энциклопедического характера: краткую энциклопедию «Башкортостан» на русском и башкирском языках (1996, 1997 гг.), энциклопедию «Зилаирский район» (2000), биографическую энциклопедию «Салават Юлаев» (2004), «Баймакскую энциклопедию» (2013), энциклопедию «Народы Башкортостана» (2014).

Большинство региональных энциклопедий составляют издания универсального характера. Отраслевых и тематических справочников опубликовано меньше. Имеющиеся на сегодняшний день тематические региональные энциклопедии посвящены крупнейшим событиям военной истории нашего Отечества. Выпущены справочники о Куликовом и Прохоровском полях, событиях Гражданской войны на Севере России и Урале, блокаде Ленинграда, Сталинградской и Курской битвах, а также Орловском крае в годы Отечественной войны 1812 года.

Региональных энциклопедий, специализирующихся на отдельных отраслях знания (археологии, геологии, медицине, спорте и др.), насчитывается свыше двухсот, но среди них до сих пор не было ни одного издания военно-исторического характера. Новая книга издательства «Башкирская энциклопедия» о военной истории башкир стала первым энциклопедическим трудом подобного рода.

Структура рецензируемой книги такова. Открывается она кратким «техническим» предисловием «К читателю» (с. 5–6). За ним следует общий очерк «Военная история башкир» (с. 7–18). Основной объём энциклопедии составляет корпус 886 статей, расположенных в алфавитном порядке (с. 19–388). Все статьи подписные, большая часть из них содержит ссылки на опубликованные и неопубликованные источники и литературу. «Конвой» справочника составляют именной указатель (с. 389–418), включающий имена всех упоминаемых в тексте энциклопедии лиц (включение в издание подобного «ключа», крайне редко встречающегося в энциклопедиях, следует всячески приветствовать), сводный библиографический список, насчитывающий 252 названия (с. 419–423), алфавитный перечень энциклопедических статей (с. 424–428), списки основных сокращений (с. 429–430) и аббревиатур (с. 431).

Приступая к разбору собственно издания, прежде всего, обратим внимание на безупречно профессиональное решение методических вопросов. Составление словника, выработка формуляра статьи, стилистическая, хронологическая, библиографическая редакции, подбор иллюстраций, справочный аппарат выполнены в самых лучших традициях жанра. С методической точки зрения данная энциклопедия не только не уступает, но в чём-то (например, отсутствии догматического подхода к объёмам статей) и превосходит многие крупнейшие столичные и федеральные энциклопедические издания.

Особенно подчеркнём разумность подхода к составлению словника: в энциклопедии собрано буквально всё, что имеет отношение к военной истории башкир, и при этом материал помещён в издании исключительно постольку, поскольку он имеет отношение к башкирскому военному прошлому. И региональная, и военная энциклопедистика нередко сталкиваются с проблемой «сверхтемности», когда в издание включаются материалы (как правило, относящиеся к числу событий общероссийского, общегосударственного или международного масштаба) к тематике данной энциклопедии отношения либо вовсе не имеющие, либо имеющие отношение опосредованное, причём во втором случае тематическая связь издателями не подчёркивается.

Рассматриваемое издание смогло в полной мере избежать этого соблазна. Всякая статья общего характера, помещаемая в энциклопедию, качественно и профессионально ориентирована на башкир и Башкортостан. Например, статья «Великая Отечественная война 1941–1945» содержит лишь одно вступительное предложение общего характера; весь остальной (весьма изрядный) её объём посвящён участию и роли башкир и Башкортостана в военных событиях, что, безусловно, следует признать единственно верным: региональная, национальная энциклопедия ценна лишь постольку, поскольку она обращается к тематике своего региона (народа) и лишь настолько, насколько глубоко она раскрывает региональную (национальную) тематику. Энциклопедия «Военная история башкир» в этом отношении должна быть признана образцовой.

Другим отменным достоинством рассматриваемой энциклопедии является её научная беспристрастность. Это особенно ценно в отношении именно данного конкретного издания, поскольку военная история в самой основе своей должна быть самым хладнокровным отделом гуманитарных наук. Малейшее включение эмоций в военно-историческое исследование или издание немедленно и неизбежно ведёт к тенденциозности, что в свою очередь, приводит к фальсификации и самообману. «Кто врёт о войне прошлой, готовит войну будущую» — эти замечательные слова фронтовика и великого гражданина В. П. Астафьева должны быть высечены на стене кабинета и в сердце каждого военного историка. Ибо военная история только тогда способна служить гуманистическим целям прежде всего, цели предотвращения или, хотя бы, смягчения последствий войн настоящего и будущего, — когда о войнах прошлого она сохраняет и сообщает нам правду, «то, что было на самом деле», а это невозможно, если в военно-исторический труд проникают эмоции, идеологические, политологические, гипотетические, оценочные и обобщающие категории. К сожалению, в современной России именно в области военной истории (особенно — новейшей военной истории) худшая сторона советского наследия — крайняя эмоциональность и идеологизированность — доселе сохраняются, а в последнее время частично и культивируются. Глубоко отрадно и высоко достойно, что «Военная история башкир» сумела (за единичными, малыми и, безусловно, случайными исключениями) стать выше популизма и дилетантизма и подойти к тематике с истинно научным беспристрастием. В издании равно представлены и руководители башкирских народных восстаний, и военачальники, подавлявшие эти восстания; и деятели башкирского национального движения, и коллаборационисты; герои и деятели как красной, так и белой борьбы. В равной области, как к биографическим, всё сказанное относится и к иным статьям.

Весьма взвешен и качественен подход к оценочным суждениям. В большинстве своём статьи энциклопедии вообще лишены оценочных подходов, что, собственно, свойственно энциклопедическому жанру вообще. Однако создатели не возвели свойство жанра в догму, и это следует поставить им в заслугу, поскольку полное отсутствие оценок, полное отсутствие тематических подчёркиваний часто не просто обедняет энциклопедические статьи и энциклопедии, но по-настоящему их выхолащивает, делает непригодными к практическому использованию. Далеко не каждый персонаж, событие, факт, попадающий в энциклопедию, заслуживает оценки и особого комментария. Но бывают случаи, когда такие оценка или комментарий остро необходимы, потому что без них либо вообще неясно, что стало причиной внесения данной темы в энциклопедию, либо тема может быть понята совершенно превратно. Создателям «Военной истории башкир» свойственно тонкое научное чутьё: оценки и комментарии в энциклопедии немногочисленны, но они имеются именно там, где они категорически необходимы. При этом выполнены оценки методически безупречно: не позволяя себе эмоций, патетики, пустословия, авторы сообщают лишь факты, но подбор этих фактов и акцентация внимания читателя позволяют последнему сделать выводы и оценки самостоятельно и единственно верно.

Для примера обратимся лишь к одной статье — об одном из самых свирепых гонителей башкирского народа Василии Никитиче Татищеве. Его выдающиеся заслуги в области русской словесности и истории уже в дореволюционные времена привели к тому, что о службе Татищева во главе Оренбургской и Калмыцкой комиссий в 1737–1741 гг. биографы и потомки если и вспоминали, то мимоходом. Межу тем, ревностно исполняя эти должности, Татищев стал одним из виновников новых вспышек Башкирских восстаний 1737–1740 гг., и одним из самых деятельных и жестоких руководителей подавления этих восстаний. Любопытно, что впоследствии сам Татищев всегда ставил себе в главную жизненную заслугу не научные и литературные труды, не основание ряда уральских заводов или продолжительное губернаторство в Астрахани, а именно «замирение башкирцев», причём свою беспощадность Василий Никитич вспоминал с гордостью, как залог успехов покорения восставшего края. Открывая башкирскую военную энциклопедию, поневоле ожидаешь, что о таком яростном враге башкирского народа в ней либо не будет упоминания, либо встретится статья, написанная в самых чёрных эмоциональных красках. Но подобный непрофессионализм могут позволять себе дилетанты, а не коллектив создателей разбираемого издания. Статья о Татищеве в энциклопедии присутствует, и в ней нет и десятой доли эмоций, которые позволили себе авторы настоящей рецензии. Жизненный путь Татищева описан энциклопедически сжато и беспристрастно, просто в статью добавлено буквально несколько строк, сухо уточняющих, что именно делал и какими методами действовал Татищев в Башкирии. Но написаны эти строки так точно, а сообщаемые факты настолько однозначны, что авторам статьи уже не требуется делать никаких выводов и оценок — любой трезвомыслящий читатель сделает их сам и единственно верно.

Общий качественный уровень рецензируемой энциклопедии настолько высок, что на этом месте мы позволим себе прекратить перечисление достоинств издания (в противном случае рецензия может превысить все допустимые объёмы) и обратиться к тем моментам, которые, по нашему разумению, не являются бесспорными.

Крайне досадно, что в издании, отличающемся, в общем, высоким уровнем издательской культуры, всё-таки встречаются опечатки, в том числе влияющие на содержание. Их мало, и это особенно досадно (см., например, подпись к иллюстрации на с. 78: «Разгром восставших во главе с Кучукбаем правительственной команды…» — так кто кого разгромил: восставшие команду или команда восставших?)

Энциклопедия хорошо иллюстрирована, а также снабжена картами. К сожалению, в картографическом материале, составленном в целом весьма профессионально, встречаются недосмотры. Так, на карте «Закамские линии» (с. 167) город Самара обозначен почему-то на правом берегу Волги.

В ряде случаев авторы статей проигнорировали иные существующие версии биографий персон, включённых в энциклопедию. Это касается, например, Героя Советского Союза Александра Матросова. В статье о нем приведена только авторская версия происхождения героя (настоящие фамилия, имя и отчество — Мухамедьянов Шакирьян Юнусович, место рождения — башкирская деревня Кунакбаево). Однако данная версия не является бесспорной и противоречит официально установленной (имя и фамилия подлинные, место рождения — Екатеринослав), о которой в статье ничего не сказано.

Более подробным, по нашему мнению, мог бы быть библиографический аппарат издания. Пристатейным библиографическим списком снабжена далеко не каждая статья, а имеющиеся списки лишь в отдельных случаях включают больше 2–3 названий. Всё-таки важнейшая задача любой энциклопедии — не просто сообщать сведения о предмете статьи, но задавать отправную точку к получению более пространной и глубокой информации, для чего необходим библиографический аппарат. Полагаем, что каждую статью желательно сопровождать хотя бы одной ссылкой. В некоторой степени отмеченный недостаток искупается изрядным библиографическим списком, помещённым в конце издания, однако и этот список мог бы быть пространнее и глубже.

Небесспорным представляется ограничение верхней хронологической границы издания окончанием Второй мировой войны. Участие башкир и жителей Башкортостана в войнах и военных конфликтах 1950–1980-х гг. (хотя бы — в Афганской войне) также заслуживает внимания и благодарной памяти потомков.

Прямой ошибкой является наименование статей о дореволюционных российских наградах в форме: «Анны орден»; «Станислава орден», «Владимира орден», «Георгия орден», «Георгиевский знак отличия». Очевидно, что подобные формы наименования статей были выработаны авторами с благой целью облегчить читателям поиск информации и не вполне благой целью унифицировать неподдающееся унификации названия советских («Ленина, орден», «Красного Знамени, орден») и российских наград. Однако в данном случае средство никак не является оправданием цели. Наименования статей составлены в форме не только никогда не применявшейся к названиям данных наград, но искажающей самую их суть, значение и назначение. Никому не придёт в голову поместить статью о Салавате Юлаеве на букву «Ю» («Юлаев, Салават»), или статью об Иване Грозном на букву «Р» («Рюрикович, Иван Васильевич, IV, «Грозный»), или статью о Великой Отечественной войне на букву «О» («Отечественная война, Великая») — подобные ничем не оправданные вольности не только затрудняют поиск необходимых статей, но искажают смысл имён и названий, являются неверными в фактографическом, филологическом, грамматическом, духовном и многих иных смыслах. Статьи об орденах должны носить традиционные названия: «Святой Анны, орден»; «Святого Станислава, орден», «Святого Владимира, орден», «Святого Георгия, орден»; а статья о Георгиевском кресте — «Георгиевский крест» или «Знак отличия Военного ордена».

Обращает на себя внимание некоторый качественный дисбаланс между статьями, связанными с башкирами и Башкортостаном, и статьями общего терминологического или определительного плана. Если в первых неточности встречаются эпизодически и, как правило, в не самых существенных отделах, то во вторых они иногда имеют весомый характер.

Для примера обратимся к статье «Батальон» (с. 43–44). Толкование термина применительно к современной армии, данное в начале статьи, не вызывает замечаний. Но далее читаем: «В 14–15 вв. б[атальоном] назывались части пехоты (кавалерии), построенные для боя в форме квадратов на определённом расстоянии друг от друга». Обилие ошибок и несообразностей, заключённых в одной и столь краткой фразе, впечатляет и вызывает даже некоторую растерянность. Во-первых, термин «батальон» входит в широкий оборот лишь в XVII столетии, прообразы встречаются в XVI веке, но о батальонах XIV–XV вв. говорить просто нелепо. Во-вторых, не говоря уже о том, что в кавалерии термин «батальон» применялся редко (будучи, как правило, заменяем термином «дивизион»), ни о каком «построении в форме квадратов» побатальонно для конницы говорить не приходится совершенно. Никогда и нигде в квадратные колонны кавалерия не строилась: военной истории известны боевые кавалерийские построения либо в линии, либо в беспорядочные массы («лавы»). В-третьих, под «построением для боя в форме квадратов» автор статьи, вероятно, разумеет построение батальонного каре. Однако такое построение не являлось не только единственным в батальонной тактике ведения боя, но оно не являлось и основным — батальон-каре служило специфическим построением пехоты, применявшемся с единственной целью — отражения кавалерийской атаки посредством круговой обороны. Основной формой построения батальона с XVII века до распространения казнозарядного нарезного оружия с конической пулей являлось линейное расположение четырёх рот в одну или две линии, применявшееся в равной мере для целей атаки и обороны. Наполеон Бонапарт и его последователи применяли также атакующие порядки батальонных колонн, однако батальонная колонна представляла собой отнюдь не квадрат, но прямоугольник сильно вытянутый по фронту. В-четвёртых, за редкими исключениями в XVIII – XIX вв. батальоны не являлись «частями» войск. С самого своего возникновения и до Первой мировой войны батальоны являлись тактическими строевыми подразделениями и не более. Четыре роты составляли батальон только на плацу или поле боя, выполняли вместе и согласно друг с другом (то есть в составе батальона) строевые эволюции, по завершении которых завершалось и существование батальона. Исключения (отдельные, существовавшие вне полков гренадерские, егерские, стрелковые, сапёрные батальоны) существовали, но вплоть до ХХ века они оставались редкостью. Воинской частью большинства стран мира в это время служил полк, подразделениями полка являлись роты, батальоны же в полку (как взводы в ротах) являлись лишь тактическими строевыми единицами (но не единицами воинской организации — частями).

Увы, за первой неудачной фразой в статье следует вторая, не менее неудачная: «В России первые б[атальоны] были сформированы в нач. 18 в. Петром I». Батальоны не формировались — формировались полки и роты. Роты из состава полка объединялись в батальоны во время боя. Данная строевая организация введена не Петром I, а применялась в России в полках «иноземного строя» с самого создания таких полков в царствование деда Петра I — царя Михаила Фёдоровича.

Следующее предложение: «Б[атальон] состоял из 4 однотипных рот, с 1762 — из 6.» Батальоны включали 4 роты (далеко не всегда однотипные) вплоть до конца существования Российской Империи. Трёх-, пяти-, шести- и даже семи-ротные батальоны в XVIII–XIX вв. встречались, но лишь эпизодически, в особых случаях и непродолжительное время. Никакой капитальной реформы по переводу батальонов в 6-ротный состав в 1762 году не было, да и не могло быть ввиду уже упоминавшегося выше характера батальона как исключительно тактической единицы.

Следующая фраза «В 1810 линейные и егерские б[атальоны] были переформированы в 4-ротные с однообразным пех. вооружением», выражаясь лапидарно, приходится «ни к селу, ни к городу». Почему из множества переформирований, случавшихся в двухвековую историю Российской Императорской армии, вдруг выбрано именно это (и только оно)? Что в нём особенного? Каким принципиальным моментом в истории батальонной организации или для понимания сущности батальона явилась эта реформа? Боимся, что ответов на этот вопрос нет не только у нас, но и у авторов энциклопедии.

Здесь позволим себе остановиться, тем более, что далее в статье повествуется о судьбе батальонов в эпоху Первой и Второй мировых войн, что выполнено уже значительно более качественно.

Не скроем, что для разбора в данном случае мы выбрали одну из самых, на наш взгляд, неудачных (если не самую неудачную) статью энциклопедии. Сопоставимых неудач, при всей въедливости и пристрастности, во всём издании мы не насчитали и десятка. Однако сам факт наличия подобного материала глубоко огорчает. Мы далеки от традиционных рассуждений о «ложке дёгтя в бочке мёда». Ложка дёгтя безвозвратно портит всю бочку, а одна неудачная статья среди почти девятисот качественных, конечно, не способна испортить всё издание. Но высокий уровень энциклопедии налагает и высокие требования. Натыкаться в прекрасном справочнике на статьи, написанные поспешно и невнимательно, чрезвычайно обидно.

Дабы завершить разговор о неудачах, обратимся ещё к одной статье — «Советско-финляндская война 1939–1940» (с. 322). Ранее мы подчёркивали как великолепное достоинство энциклопедии её беспристрастность. Тем горше наткнуться на статью, не просто пристрастную, но словно скопированную без критики и оглядки на литературу последнего двадцатилетия из пристрастных и фальсифицированных советских источников. Повторены лживые советские мифы о нежелании Финляндии уступить СССР Карельский перешеек; о «провокационных обстрелах советской территории финскими войсками»; о «линии Маннергейма» и боеготовности финской армии; о заключении мира «на условиях СССР». Да, все эти моменты упоминаются мимоходом — суть статьи не в описании Зимней войны, а в описании участия в ней башкир и жителей Башкортостана (каковая задача выполнена, как и в большинстве случаев, блестяще — глубоко, предметно и исчерпывающе). И, тем не менее, невнимание автора статьи к литературе последнего времени привело к печальным последствиям: в энциклопедию проникла ложная информация, а этого категорически нельзя допускать. По самой своей сути всякое энциклопедическое издание претендует на роль «истины в последней инстанции». И ответственность издателей энциклопедий должна соответствовать величию этой роли: лучше вовсе не помещать в энциклопедию какой-то материал, чем помещать очевидную неправду. Пусть ошибка эпизодична, случайна, несущественна — но она способна подорвать доверие ко всему изданию вообще, вызывать сомнения в компетенции авторского и редакторского коллектива.

Мы так подробно остановились на двух неудачных статьях, что у читателя может сложиться впечатление, будто настоящая рецензия писана ради критики и отрицательной оценки издания. Ничуть! Мы именно потому так подробно остановились на недочётах, что в данном случае это имеет смысл делать. А имеет смысл разбирать ошибки только в высококачественных и высокопрофессиональных работах. Дилетант и публицист не обращает внимания на критику. Для профессионала критика — одно из непременных условий качественной работы: средство, позволяющее обнаружить и исправить совершенно неизбежные во всяком большом и серьёзном деле ошибки. Мы искренне и ответственно заявляем: энциклопедия «Военная история башкир» — это крупное и важное явление отечественной энциклопедистики, это работа, без всякого преувеличения, всероссийского научного и культурного значения. Ею открыто новое направление региональной энциклопедистики, новое направление военно-исторической публикации и заданы ориентиры работы в данных областях — ориентиры высокие и достойные, достичь которых в других регионах нашей страны удастся нескоро и с великим трудом.

1.    Этим изданиям посвящено несколько тематических сборников: Проблемы создания региональных энциклопедий : материалы междунар. науч.-практ. семинара (Санкт-Петербург, 14–16 окт. 2003 г.) / сост. А. И. Раздорский, Д. Н. Шилов. СПб., 2004 ; Региональные энциклопедии: проблемы общего и особенного в истории и культуре народов Среднего Поволжья и Приуралья : материалы науч.-практ. конф. (20–22 сент. 2006 г.), Казань / под общ. ред. Г. С. Сабирзянова. Казань, 2007 ; Региональные энциклопедии в культурном пространстве России : материалы Всерос. науч.-практ. конф. (г. Чебоксары, 17–18 авг. 2007 г.) / науч. ред. В. С. Григорьев. Чебоксары, 2009 ; Вопросы энциклопедистики. Вып. 1–3. Уфа, 2010–2013 ; Исторический опыт, актуальные проблемы развития российской региональной энциклопедистики : материалы Всерос. науч.-практ. конф. с междунар. участием (Уфа, 27–28 сент. 2012 г.) / отв. ред. У. Г. Саитов. Уфа, 2012.

2.    Региональные энциклопедии России [Электронный ресурс] : библиогр. список / сост. Л. С. Николаева, Л. И. Новикова, А. И. Раздорский // Российская национальная библиотека : [сайт]. СПб., 2007–2014. URL: http://www.nlr.ru/res/epubl/rue/ (30.10.2014). — К началу апреля 2016 г. выявлено 642 печатные и электронные региональные энциклопедии.


  • Теги
  • башкиры
  • Башкортостан
  • биографии
  • военная история
  • история войн
  • качество энциклопедий
  • неточность сведений
  • региональная энциклопедия
  • Библиографическая ссылка (для печатных источников) Калашников Г. В. [Рецензия]/ Г. В. Калашников, А. И. Раздорский// Проблемы востоковедения. — 2015. — № 2 (68). — С. 94-98. — Рец. на кн.: Военная история башкир: энциклопедия/ Гл. ред. А. З. Асфандияров. — Уфа: Башкир. энц., 2013. — 431 с.: ил., карты, ноты, портр.

(Голосов: 5, Рейтинг: 3.75)

Комментарии

Предупреждение Для добавления комментариев требуется авторизация
  • Ссылка на комментарий
    Мне кажется, что эта рецензия имеет очень доброжелательный характер. Критика, без которой и рецензии нет, очень познавательна даже для дилетанта, очень интересно и легко читать, как лекцию прослушала. Так как энциклопедия обязательно будет дополняться, переиздаваться и жить долго, ошибки будут исправлены, авторы, их совершившие, и ответственные выпускающие все учтут. Еще раз пришлось убедится в том, насколько труден путь первопроходцев в теме, как важно каждое слово взявшегося за написание статей автора, и к каким последствиям может привести брак в работе.
    • 0/0
  • Ссылка на комментарий
    Будем объективны, как призывает в рецензии автор. Россия является империей, и народы со своими землями зачастую входили в нее не по доброй воле. Если все национальности начнут издавать подобные энциклопедии, то многое  в истории внутренней политики РИ нужно будет переосмыслить, а это чревато обострением национальных противоречий.
    • 0/0
  • Ссылка на комментарий
    Будем объективны, как призывает в рецензии автор. Россия является империей, и народы со своими землями зачастую входили в нее не по доброй воле. Если все национальности начнут издавать подобные энциклопедии, то многое в истории внутренней политики РИ нужно будет переосмыслить, а это чревато обострением национальных противоречий.
    Энциклопедия «Военная история башкир» открыла новый горизонт для составителей региональных энциклопедий. И они непременно воспользуются этой нишей. Запретить регионам издавать подобные энциклопедии можно, но это будет выражением тенденциозности, пагубной для Истории. Время все расставит на свои места. Если наступила пора переосмысления истории, то противостоять этому невозможно.

    На мой взгляд, переосмысление истории не является причиной обострения национальных противоречий.
    • 0/0
  • Ссылка на комментарий
    Любопытно, что в рецензии отмечают беспристрастность. Хотя подобное в энциклопедиях, а если смотреть шире, то в науке в целом, должно быть обязательным условием!
    • 0/0
  • Ссылка на комментарий
    Энциклопедия, возможно, и открыла новое направление. Но исследования по военной истории отдельных народов, населяющих Россию, ведутся, разумеется, давно. Несколько лет назад был приятно удивлён, найдя такую книгу как «Военное дело чукчей» Нефёдкина.  Удивлённо
    • 0/0
  • Ссылка на комментарий
    Сергей Ефименко пишет:
    Будем объективны, как призывает в рецензии автор. Россия является империей, и народы со своими землями зачастую входили в нее не по доброй воле. Если все национальности начнут издавать подобные энциклопедии, то многоев истории внутренней политики РИ нужно будет переосмыслить, а это чревато обострением национальных противоречий.
    А в чем проблема? В переосмыслении? Ничего в этом страшного нет. Надо знать свою историю, а не тот лубок, что сейчас нам преподносят вместо нее.
    Ну как пример — всплывшая правда о 28-ти панфиловцах, что-то умалила в вашем уме о подвиге тех, кто сражался за родину? У меня нет. Просто начинаешь чтить настоящих героев, а не легенды о них.
    Так же и здесь. Пусть будет. А противоречия, они всегда будут. Не по этому, так по другому поводу.
    • 0/0