Э

Мир энциклопедий

encyclopedia.ru

Рафаиль Шайдуллин (Институт татарской энциклопедии): «Наши издания информационно богаче и объёмнее, более детально проработаны»

Рафаиль Валеевич Шайдуллин. Фото: Андрей Титов

Интервью

  • 5 Июля 2020
  • выбор редакции
  • просмотров 1417
  • комментариев 5
Мир энциклопедий. Из интервью заведующего центром энциклопедистики Института татарской энциклопедии и регионоведения АН РТ (ИТЭР АН РТ) Рафаиля Шайдуллина (на фото) изданию «БИЗНЕС Online».

«У нас в институте всего 52 человека, а было 108»

— Рафаиль Валеевич, вы уже почти 30 лет занимаетесь татарской энциклопедией и в целом энциклопедистикой. А вообще эта тема актуальна в 2020 году? Ведь сегодня любую информацию можно погуглить, узнать, кто был последним ханом в Казани, кто играл за «Рубин» в том знаменитом матче против «Барселоны», кто написал песню Салавата «Мин яратам сине, Татарстан»1.

— Конечно, узнать, какие композиции он исполняет, можно по Google, «Яндексу» и другим источникам. А про казанских ханов уже много не узнаешь из Google, потому что об этом еще надо написать. И полный список казанских ханов есть как раз только в энциклопедии, пусть это и краткие биографии. Из бумажных допотопных (их так называют) энциклопедий и берут информацию Google, «Яндекс», Википедия (Wikipedia) и другие «педии».

Кроме того, в энциклопедии материал апробирован хотя бы на 80–90 процентов. Однако нет ничего абсолютного, потому что он устаревает, находятся новые источники, появляются новые аналитические данные. Да и ничего абсолютного в мире нет, все относительно. Но без информационных материалов, аккумулированных в энциклопедии, мы не сможем определить абсолютность или относительность новых данных.

— Вы считаете Википедию своим конкурентом?

— Нет, потому что энциклопедия — это добротная информационная база, продукт коллективного труда и разума: там все проверяется и перепроверяется. А в Википедии фактически все зависит от кого? От редактора и его уровня знаний. Я думаю, там не сидят доктора наук — эрудиты, у нас же работают узкие специалисты по темам, из-за этого мы даем более достоверный материал.

— Ваш институт запустил «Татарику» — онлайн-энциклопедию2, хотя она, кажется, пока не так популярна.

— Мы еще учимся это делать. Конечно, если взять материалы онлайн-энциклопедии, то там есть над чем подумать и поработать по актуализации данных. Многие материалы из печатной версии, относящиеся к современности, устарели, но у нас просто не хватает сил в институте, нас сократили, оптимизировали.

Работа над онлайн-энциклопедией началась тогда, когда появились различные госпрограммы, связанные со 100-летием Татарстана, просто сил на все не хватает. У нас три книги выходит в 2020 году, две из них готовы. Осталось еще одно издание, посвященное 100 политическим деятелям Республики Татарстан. Остальные вышли, посмотрите «Центральные органы власти и управления Татарстана», также выпустили специальный альбом к юбилею и сдали в печать энциклопедические очерки «100 лет Татарстану». В то же время у нас еще и своя работа по государственному заданию — и по Казани, и по народам РТ, и по населенным пунктам республики, по диаспоре... Еще работаем над такими изданиями, как «Природа и природные ресурсы Республики Татарстан: иллюстрированная энциклопедия», «Населенные пункты Республики Татарстан: иллюстрированная энциклопедия» (1-й том): переводим на татарский язык и актуализируем их материалы и так далее.

Работы у нас много, но не сказал бы, что научных сотрудников очень много. У нас в институте всего 52 человека, а было 108.

— Когда было?

— В 2014 году.

— А почему вдруг решили в 2 раза сократить число сотрудников?

— У нас был великий чешский оптимизатор...

— Это Томаш Навратил3?

— Да, он у нас наворотил... И нас страшно сократили. У нас раньше были специалисты по многим тематическим направлениям: истории, филологии, географии, биологии, медицине, спорту, культуре, образованию, архитектуре, литературе, языкознанию, фольклору... Всего по 46 направлениям. Сейчас больше всего у нас осталось историков, филологов и только несколько человек по другим специальностям.

— То есть было решено, что узкие специалисты вашему институту больше не нужны?

— Да. Как раз мы выпустили 6-й, последний том татарской энциклопедии на русском языке до буквы Я. В 2014 году завершили эту работу. Но ее все равно приходится обновлять, потому что без обновления материала, создания новой базы невозможно сформировать нормальную онлайн-энциклопедию «Татарика».

Антикризисный менеджер Томаш Навратил. Фото: «БИЗНЕС Online»

Антикризисный менеджер Томаш Навратил (Tomáš Navrátil) c многолетним стажем управления предприятиями на грани банкротства

«Очень мало материалов о нескольких десятках политических деятелей. Собираем их по крупицам»

— «100 политических деятелей Татарстана» — наверняка выход книги будет иметь резонанс, вызовет споры и дискуссии. Не боитесь?

— Мы этого боимся (смеются). Я 30 лет работаю в Институте татарской энциклопедии. Когда делали энциклопедический словарь на русском языке, мы пришли в родной для меня Казанский университет, я там по сей день преподаю, зашли в отдел истории России досоветского периода. Во время обсуждения присутствовали уважаемые профессора Игорь Ермолаев, Григорий Вульфсон, Ренарт Кашафутдинов. Григорий Наумович посмотрел на статью о себе, сравнил с материалом про другого человека и говорит: «А что меня так обрезали?» Вот ему же не докажешь то, что он окончил Казанский университет и там же остался работать, а некоторые несколько мест работы успели сменить. Конечно, у тех больше получается объем статьи. Что же поделать, такова жизнь.

Главные наши трудности, связанные с написанием биографических очерков о 100 политических деятелях Татарстана, заключаются в том, что в каком-то смысле мы являемся первопроходцами. Тема почти не разработана. К тому же очень мало материалов о нескольких десятках политических деятелей. Собираем их по крупицам. Вроде личности известные. Но они сами о себе не написали, и другие о них написали в свободно-художественном формате. В результате порой возникают большие трудности с выяснением фактов из жизни персонажей издания (где правда, где кривда). С советского периода к жанру биографических очерков в Татарстане не обращалось серьезного внимания. В те далекие времена увидело свет несколько книг, среди которых «Борцы за народное счастье», «Возвращенные имена». Из архивов, книг, газет и журналов достаем информацию... Возьмите Хасията Гайнуллина (ответственный и первый секретарь президиума ЦИК Татарской АССР (1920–1921) — прим. ред.), Зинната Муратова (первый секретарь Татарского обкома КПСС (1944—1957) — прим. ред.), Амина Тынчерова (председатель Совета народных комиссаров Татарской АССР (1938–1940) — прим. ред.) или хотя бы председателя Совнаркома Татарской АССР в 1920-е Кашафа Мухтарова. Нет же материалов! Главная трудность — никто до нас в Татарстане в жанре биографических очерков не работал. Они есть, конечно, небольшие выжимки на полстраницы. Но у нас в книге материалы основательные, по 5–10 страниц.

— Иногда действительно, когда начинаешь думать об истории Татарстана за последние 100 лет, кажется, что она начинается только с Фикрята Табеева и знаменитых строек. А до этого как будто здесь ничего не было и никто про те времена и не писал.

— Вот именно!

— Почему так получилось?

— Поймите, в 1920–1930-е годы были политические репрессии. О репрессированных долго запрещалось не только писать, но и говорить, поскольку они были «врагами народа». Когда о Мирсаиде Султан-Галиеве написали исследования? Только в 1990-е годы издали его труды, написали работы о нем, как и о Николае Бухарине и некоторых других жертвах политических репрессий. Но не все же были личности на уровне Султан-Галиева!

Однако дело не только в репрессиях. Вот есть человек, который работал председателем Верховного совета ТАССР, — Салях Низамов. Что о нем имеется? Он 7 лет трудился — с 1952-го по 1959 год. Почти ничего не написано! И дальше могу примеры приводить.

«Мы два года обсуждали этот список! 100 человек!»

— Из сотни политических деятелей, о которых расскажет ваша книга, сколько героев относится к периоду с начала 1990-х по сегодняшний день?

— Думаю, где-то человек 20. Однако мы соблюдали не только хронологический баланс, но и национальный принцип, чтобы были русские, татары и представители других национальностей, и гендерный, чтобы присутствовали мужчины и женщины.

Но здесь понятие «политический деятель» не нужно понимать только в узком контексте в связи с государственной и политической деятельностью. Мы на эту проблему смотрим намного шире. Например, большие ученые тоже были политиками в своих областях. Скажем, Александр Арбузов. Поэтому он тоже вошел в нашу книгу. Между прочим, сколько седых волос прибавилось у меня, пока мы обсуждали список персоналий. Мы два года обсуждали этот список! 100 человек!

— Драк было много?

— Нет, все очень культурно. Но общались и с департаментами аппарата президента РТ — Роман Беляков, Рустэм Гайнетдинов. И Александр Терентьев принимал участие в работе.

Потом уже в конечном этапе переключились на кабинет министров РТ — Лейла Фазлеева собрала ведущих ученых Татарстана, и мы коллегиально приняли окончательный вариант списка. Конечно, когда люди будут читать книгу, им может показаться: «А что? Какой Арбузов был политик? Он не политик...» И мы об этом напишем. В то же время надо сказать, что Арбузов был политиком в своей области. Политика — понятие очень широкое, не надо связывать ее только с государственной деятельностью. Дескать, он возглавлял какую-то партию и тому подобное.

— Рустам Минниханов и Минтимер Шаймиев читали очерки о себе?

— Нет. Пока мы еще не завершили работу. Конечно, они увидят. Сами понимаете, что увидят... Например, мы Александру Коновалову (химик, академик РАН — прим. ред.) послали, чтобы он посмотрел о себе. Много времени уходит на согласование, потому что каждый хочет о себе почитать. А еще дольше будет, если мы дадим всю книгу.

— Когда она должна выйти? К 30 августа?

— Скорее всего, до этой даты мы не успеем сделать. Но до конца года должны сдать в печать. Повторю: два года мы обсуждали список. Только начали работать — появились новые трудности, приостановка работы библиотек и архивов в связи с коронавирусом.

Первоначально, кстати, когда давали заявку, хотели предоставить информацию о тысяче деятелях — просто в форме краткой справки. Это оказалось бы намного легче, можно было обойтись без головняка с утверждением списка. А сейчас, ладно уж... вытерпели, остался конечный этап. Главное — надо сделать. Это первая проба. Энциклопедия же особо не терпит оценочного момента, там в основном дается послужной список, труды, звания, научные степени и награды. А мы сейчас делаем полноценные биографические очерки. Для нас это новый опыт, мы раньше таким не занимались. Мы, конечно, писали биографии, но кратко, там было очень мало оценочного момента.

— Значит, здесь будут оценки деятельности того или иного персонажа биографических очерков?

— Здесь и биография, и оценочные моменты. Главное — приходится биографии некоторых просто заполнять историческим фоном из-за того, что мало материалов. Еще Государственный архив РТ закрыт, к несчастью, невозможно попасть туда. На наши запросы не отвечают. В архиве и власть поменялась... В июне на наш запрос по Леониду Смагину (один из родоначальников нефтяной промышленности в ТАССР — прим. ред.) ответили отказом, ссылаясь на закон о неразглашении персональных данных в течение 75 лет.

— Скажем, был такой первый секретарь Татарского обкома КПСС, как Семен Игнатьев, ратовавший за татарский язык, но в качестве министра МГБ СССР причастный к репрессиям. Или опять же Табеев, при котором был огромный промышленный скачок в Татарстане, а вот проблемы с развитием родного языка и культуры стали заметны.

— Да, стараемся, чтобы были не только положительные, но и корректные отрицательные оценки.

«В первом номере была статья Льва Гумилева. Из-за этого дальше работа не пошла»

— В одной из своих научных статей вы пишете, что фактически региональная энциклопедистика в России начала развиваться только в 1990-е. Почему в советские годы не было такой практики?

— Региональная энциклопедия появилась в 30-е годы прошлого века. Сначала были краеведческие движения в регионах — на их базе начали создавать региональные энциклопедии. Имелись, конечно, и отраслевые энциклопедии в 1930-е годы, затем началась война — и эта работа свернулась. Региональная энциклопедия начала новую жизнь только в конце 1980-х — начале 1990-х годов.

— Почему после Великой Отечественной войны такая практика не возродилась?

— Просто была поставлена следующая задача: раз есть Большая советская энциклопедия, зачем другие? Главное — имелся негласный запрет на создание чего-то помимо энциклопедии СССР и союзных республик. А энциклопедии союзных республик процентов на 60 (где больше, где меньше) — это материалы Большой советской энциклопедии.

— Простое переписывание?

— Но и, конечно, была в них местная специфика, одобренная партийными структурами. Среди татарских интеллектуалов всегда существовало желание создать свою татарстанскую, татарскую энциклопедию. Особо оно усилилось в конце 50-х — начале 60-х годов, в период хрущевской оттепели. Это время связанно с работой Игнатьева в Казани и приходом на его место Табеева... Поднимался вопрос создания татарской энциклопедии, возрождения общества истории, археологии, этнографии. Даже издали первый номер «Известий...» того общества. К сожалению, в первом номере была статья Льва Гумилева. Из-за этого дальше работа не пошла... Новое движение среди татарской научной общественности в данной области началось в годы перестройки. В результате в 1989-м 6 сентября было принято постановление Совета министров ТАССР о создании Татарской советской энциклопедии на русском и татарском языках.

— Кто проталкивал эту идею? Кто стал локомотивом?

— Ученые Института языка, литературы и истории КФАН СССР (ИЯЛИ), который возглавлял Мирфатых Закиев. Мансур Хасанов, тогда первый заместитель главы правительства республики, поддержал эту идею и возложил на себя работу по созданию Татарской советской энциклопедии. Он прекрасно понимал важность такого мероприятия для Татарстана и татарского народа. Подобному не воспротивился и Гумер Усманов (тогда первый секретарь Татарского обкома КПСС).

Учёный-филолог, государственный деятель и энциклопедист Мансур Хасанович Хасанов (слева). Фото: Владимир Зотов

Филолог и государственный деятель, главный редактор «Татарского энциклопедического словаря» и «Татарской энциклопедии» Мансур Хасанович Хасанов (слева)
Были определены формы финансирования работ по созданию энциклопедии. Тогда нам не разрешали организовать самостоятельный научно-исследовательский отдел, но нашли хитрый путь: создали хозрасчетный отдел при ИЯЛИ — Татарской советской энциклопедии. Определены предприятия-спонсоры, которые должны были выделить средства на разработку и издание энциклопедии. К сожалению, из-за отсутствия необходимых средств на эту работу в начале 1990 года с большим трудом удалось создать небольшую группу. Времена перестройки, к чему они привели, все прекрасно знают. Это хаос, неразбериха, спад производства и тому подобное. Не все внесли свои денежные взносы на разработку энциклопедии, в связи с чем мы не смогли вовремя создать мощный творческий коллектив. В постановлении не все основательно продумано. Уже в республике были другие реалии, порушилась дисциплина в финансовых делах.

Потом уже, когда Мансур Хасанович увидел, что невозможно содержать хозрасчетный отдел, весной 1992-го перевел его из ИЯЛИ в состав Академии наук РТ, созданной в конце 1991 года.

— И выделил в отдельный институт.

— В мае 1994-го мы стали отдельным самостоятельным научно-исследовательским институтом — фактически структурным подразделением Академии наук РТ. Это форсировало работу по созданию энциклопедических изданий: сначала увидел свет на двух языках Татарский энциклопедический словарь по 700–800 страниц каждый. На татарском языке издание получилось почти на 100 страниц толще, так как появились новые факты, произошло обновление и актуализация материалов.

— Это какой год?

— В 1999-м мы выпустили Татарский энциклопедический словарь на русском, в 2002-м — на татарском языке. Хотя мы начали работать над энциклопедией на татарском языке, но сами понимаете, что надо подготовить специалистов. Не было тогда их... Это годы работы. В Татарском энциклопедическом словаре имелось более 16 тысяч терминов и персоналий, а в многотомной татарской энциклопедии — свыше 21 тысячи.

«Некоторые действительно демонстрируют свою работу, а вот кто-то просто занимается очковтирательством»

— Вы работаете в Институте татарской энциклопедии практически с самого начала?

— Да, почти. Мне очень повезло. 11 октября 1990 года я досрочно защитил кандидатскую диссертацию, в связи с этим мне дали месячный отпуск. Я должен был уехать в Ульяновск, оттуда получил направление в аспирантуру университета. Спасибо моим учителям Индусу Тагирову и Рамзи Валееву, они сказали: «Рафаиль, мы не для Ульяновска тебя вырастили, оставайся здесь, поможем». И я призадумался, у меня уже была семья, дочка, жил в общежитии. Конечно, поехав в Ульяновск, я бы получил сразу квартиру — ну ладно, думаю, потерпим. Пришлось терпеть до 1995 года, пока свою квартиру не получил. Действительно повезло: мне ее дали одному из первых в нашем институте. Главное, что прислушался. Мне сказали, что есть в ИЯЛИ группа, которая занимается разработкой энциклопедии. Спасибо Фариду Хакимзянову, первому руководителю отдела ТСЭ. Несмотря на то что он филолог по образованию, погоняв меня по различным отраслям гуманитарных наук, сказал: «Ладно, приходи».

— Вы потом довольно быстро возглавили в институте отдел истории и общественной мысли.

— Да, в октябре 1993 года. Тогда же молодых специалистов было мало, особенно защитившихся. В первом составе отдела работали Рафик Мухаметшин, Гузель Вайда, Анвар Тайсин, Рашат Сафин, Талгат Бареев.

— Что за эти 30 лет вызывает у вас особую гордость из реализованных проектов?

— Сама татарская энциклопедия на русском и татарском языках, потому что читатель в ней может найти многие интересующие его сведения почти по всем отраслям научных знаний и практики, связанной с Татарстаном и татарским народом. Конечно, определенную часть материалов сегодня надо актуализировать. Это говорит о том, что нужно идти дальше и создавать новое переиздание энциклопедии. Наша гордость — энциклопедии «Татарстан» (в двух изданиях4), «Татары Казахстана» (в двух изданиях5), «Природа и природные ресурсы Республики Татарстан» (в двух изданиях6), «Населенные пункты Республики Татарстан» (первый том, всего планируем издать три тома).

— Правда ли, что нигде в стране, кроме Татарстана, региональные власти так не поддерживают энциклопедистику?

— Мы в России единственный научно-исследовательский институт, профессионально занимающийся разработкой энциклопедий. Да, и на Украине есть Институт энциклопедических исследований при Национальной АН страны. Мы с ними раньше сотрудничали.

Вывеска ИТЭР АН РТ. Фото: «БИЗНЕС Online»

Вывеска Института татарской энциклопедии и регионоведения Академии наук Республики Татарстан (ИТЭР АН РТ)
— В Башкортостане ведь что-то имеется...

— Раньше был такой же институт и там. Сейчас просто издательство ГАУН РБ «Башкирская энциклопедия». Тоже много делают. Наши коллеги, мы с ними соревнуемся. А в других регионах, например в Удмуртии, Мордовии, Чувашской Республике, были временные творческие коллективы при НИИ и вузах. Они издали свои национальные энциклопедии — на этом их программа завершилась. Периодически в тех республиках на государственные гранты и субсидии, отчасти и на спонсорские деньги издают отраслевые энциклопедии.

— Даже не на государственные средства...

— Все равно же они государственные. Занимают государственные учреждения — там делают, не у себя дома. Но я бы не сказал, что энциклопедия — это шабашка: сегодня взял, завтра сделал. Не получится. Действительно, огромная и муторная работа, занимающая много времени и сил. Энциклопедии соседних республик, конечно, тоже очень добротные, но, в отличие от них, наши издания информационно богаче и объемнее, более детально проработаны. У нас там нет статей о стиральных машинах, холодильниках...

— Кажется, проблема всех гуманитарных академических институтов в Татарстане заключается в том, что не всегда они умеют рассказать о своей работе общественности. Потому часто возникают вопросы. В отношении института энциклопедии, например, складывается иногда ощущение, что это такая тихая гавань, где особо ничего не происходит.

— Нет, мы тоже проводим определенные PR-кампании — с выходом новых изданий выступаем перед журналистами. Это делаем последнее пятилетие, раньше особо не возникало такого желания, поскольку прежнее руководство — люди из другого поколения. Они не любили свою работу пиарить, любили только работать, считали, что пиар не их дело.

Но сами понимаете, что сегодня многое зависит от рекламы. Все институты должны присутствовать в информационном поле, показывать свою деятельность. Некоторые действительно демонстрируют свою работу, а вот кто-то просто занимается очковтирательством. Выпускают пар, чтобы показать, что у них кипит работа.

Мы хотели сделать районные энциклопедии, усилиями части нашего коллектива была создана Спасская энциклопедия (Болгар). Алькеевский район вроде поддержал идею, но, к сожалению, по сей день не определился. А одному главе муниципалитета во время встречи мы подарили нашу энциклопедию. Потом в другой раз он сказал: «Что-то мне неохота выпускать энциклопедию о своем районе. — Почему? — Когда я начал читать вашу энциклопедию, уснул. Неинтересная книга». Надо было вам не читать, а картинки рассматривать, видимо, тогда вы не уснули бы.

<...>
Шайдуллин Рафаиль Валеевич (родился 30 марта 1960 года) — руководитель центра энциклопедистики Института татарской энциклопедии и регионоведения АН РТ.

Доктор исторических наук (2004), профессор (2007), заслуженный деятель науки РТ (2010).

Окончил исторический факультет Казанского университета (1987). В 1980–1982 годах работал на Альметьевском трубном заводе.

С 1990-го — в Институте татарской энциклопедии АН РТ, с 1993-го — заведующий отделом истории и общественной мысли, в 2011–2015 годах — первый заместитель директора, с 2015-го — руководитель центра энциклопедистики. Одновременно с 1991-го работает в Казанском университете, с 2005-го — профессор кафедры современной отечественной истории (с 2009-го — отечественной истории).

Внес значительный вклад в разработку научной концепции и научно-методических основ современной татарской энциклопедистики, создание энциклопедических изданий по истории татарского народа и Татарстана.

Область научных интересов: социально-экономическая и общественно-политическая история крестьянства первой половины XX века, история Татарстана и татарского народа, энциклопедистика.

Автор монографий «Крестьянские хозяйства Татарстана: проблемы и пути их развития в 1920–1928 годах» (2000), «Крестьянство Татарстана: экономический и общественно-политический аспекты (1920–1929 годы)» (2004), «Крестьянство Казанской губернии в 1860–1910-е годы: в экономическом и социокультурном измерении» (2013), учебных пособий по истории России и Татарстана.

Действительный член Академии военно-исторических наук (2011). Лауреат государственной премии РТ в области науки и техники (2005).

Упомянутые персоны, псевдонимы и персонажи


  • Теги
  • ИТЭР АН РТ
  • краеведение
  • региональная энциклопедистика
  • региональные энциклопедии
  • регионы России
  • русский язык
  • Татария
  • татарский язык
  • Татарстан

(Голосов: 5, Рейтинг: 3.75)

Комментарии

Предупреждение Для добавления комментариев требуется авторизация
  • Ссылка на комментарий
    Сократилось не только количество сотрудников. Была реорганизована структура института. Отделы были объединены и сменили названия. Например, исчез отдел иллюстраций и картографии. Но институт продолжает работу: выпускает энциклопедию, участвует в международных форумах.
    • 1/0
  • Ссылка на комментарий
    На дворе 21 век и, конечно, технологии ушли далеко вперёд, но при этом мне по-прежнему приятнее держать в руках именно печатное издание (будь то энциклопедия с биографиями учёных либо просто художественная литература). И я полностью согласна с тем, что Википедия это не конкурент для «допотопных» энциклопедий.
    • 1/0
  • Ссылка на комментарий
    Так это Институт запустил энциклопедию Татарика.орг? Какие молодцы, сколько раз была на этом сайте, не обращала внимания. По сравнению с той же бурятией. орг — сайтом бурятского народа — Татарика сделана интереснее, дизайн современный. Пожалуй, форума, откликов пользователей там все-таки не хватает, тогда и будет популярность. Жаль, что эти светлые энциклопедические головы вынуждены терять кадры. На два фронта — офлайн и онлайн — разорвутся сотрудники работать...
    • 0/0
  • Ссылка на комментарий
    Проблема финансирования — вопрос больной для российской науки. Особенно в кризисный период, когда внимание со стороны властей уделяется в лучшем случае прикладным исследованиям. Будем надеяться, что больше никакие «оптимизаторы» до Института татарской энциклопедии и регионоведения не доберутся, иначе это вполне может закончиться его закрытием.
    • 0/0
  • Ссылка на комментарий
    Очень печально, что, как выразился Рафаиль Шайдуллин, «...он у нас наворотил...», и штат специалистов сократился вдвое. Грустно, что не умеем ценить и оценивать труд людей, которые по крупицам собирают, систематизируют информацию для нас и наших потомков.
    • 0/0