Э

Мир энциклопедий

encyclopedia.ru

«Малая литературная энциклопедия» Сергея Чупринина

Малая литературная энциклопедия

Рецензия

  • 9 Августа 2012
  • просмотров 7731
  • комментариев 6
Чупринин С. И. Русская литература сегодня: малая лит. энцикл./ С. И. Чупринин. —  М.: Время, 2012. —  990, [1] с.; 27 см. —  Загл. обл. : Малая литературная энциклопедия. —  3000 экз. —  ISBN 978-5-9691-0679-6 (в пер.).

Среди моих педагогов в Литературном институте были двое, с которыми связаны приличествующие здесь воспоминания.

Первый, известный всей читающей Москве библиофил-книгоглот, очевидно, все свободное от часов преподавания и сна (должно быть, недолгого и встревоженного) время проводил в прочесывании книжных магазинов и букинистических лавок (дело было в далеких 70-х годах, когда в СССР хорошая книга была дефицитом и действительно очень часто лучшим подарком). Он читал важнейший для любого литературного работника курс «Теория и практика редактирования», но, как мы уже знали от старшекурсников, превратил его в серию захватывающих репортажей о своих успехах и трудностях в пополнении личной библиотеки. Правда, у него было еще одно увлечение: выискивание ошибок, опечаток, огрехов, неточностей, попросту ляпов и блох, в читаемых им изданиях (а читал он, подозреваю, все). И этими отловленными блохами он с нами на занятиях щедро делился, порой сопровождая их собственноручными язвительными эпиграммами.

Второй, выдающийся без всяких преувеличений знаток русской литературы и русской Психеи, библиоманом не был и лекции в историю своей жизни не превращал. Но когда в 1981 году вышла «Лермонтовская энциклопедия», не удержался от пренебрежительного замечания: «Недоношенное дитя!» — после чего долго и убедительно говорил о недочетах этого издания.

Своих наставников я уважал, но никогда не был в восторге от вечного зоиловского пафоса одного и от нападки другого на издание, которое, как сегодня понятно, доныне остается лучшей персональной энциклопедией в нашем литературоведении. Я сын провизора, вырос, за неимением детского садика, в рецептурной комнате аптеки и вместе с почтением к профессии мамы навсегда усвоил истину, что точность нужна всюду, не исключая науку о литературе. Но от родителей знаю и другое: не ошибается только тот, кто ничего не делает. Должен с сокрушением признать, что собиратель библиотеки после защиты в молодости диссертации не опубликовал, кажется, ничего, кроме двух-трех заметок в газете «Книжное обозрение». Не отличался особой научной плодовитостью и мой любимый наставник в истории русской литературы (хотя оба написали свои диссертации о пушкинско-лермонтовской эпохе)...

Столь долгое вступление потребовалось затем, чтобы заявить с полной определенностью: я с огромным уважением отношусь к энциклопедическим трудам всех историков современной русской литературы, и прежде всего самого плодовитого из них — Сергея Чупринина <...>. Между прочим, профессора все того же родного мне и многим Литературного института.

Но как начертано наверху этой страницы: «Важно не сколько у тебя книг, а сколь они хороши».

Справочно-энциклопедических книг Чупринина о современной литературе вышло уже много. Начинался его труд, заявленный еще в 1994 году, с известного двухтомного «энциклопедического словаря-справочника» «Новая Россия: мир литературы», выпущенного в 2003 году тогда еще мощным «Вагриусом». Собственно, его материалы, «проверенные, дополненные и уточненные», как сообщает автор, и легли в основу нынешнего тома, хотя в промежутке между ними вышло еще несколько книг авторского проекта «Русская литература сегодня». В частности, «Зарубежье» (2008) и «Новый путеводитель» (2009).

Теперь, как видно, «Малая литературная энциклопедия» должна подвести некоторые итоги многолетних усилий. Сообщается, что в книге представлены 2431 писатель, 131 творческий союз, 538 литературных газет, журналов и альманахов, 99 издательств, 177 фестивалей, литературных праздников, конкурсов и книжных ярмарок, 579 премий... Много это или мало, в ближайшее время сказать будет трудно. Но хорошо, что все это схвачено и уложено на страницы. Любой историк современности подобен рыбаку с сетью, главная трудность которого — найти здравый размер ячейки. И хотя в кратком вступлении Чупринин свою концепцию подробно не развивает, важные ее черты вполне можно различить.

Он говорит о своей попытке «представить репрезентативно полное, энциклопедическое описание именно сегодняшней, живой литературной реальности», и «живое» здесь надо понимать в прямом смысле. В книгу включены статьи только о живых, и поэтому здесь читатель не найдет, например, недавно скончавшихся Беллы Ахмадулиной и Андрея Вознесенского (если и попадаются умершие, например, детский писатель Виталий Коржиков (1932—2007), то числятся в живых). Это ограничение явно противоречит репрезентативности и, разумеется, энциклопедичности. Но, с другой стороны, в нынешнем информационном контексте, в связи с уже существующими лексиконами современной русской литературы и такой подход признать можно. Оспорить его именование, но все же признать.

Тем более что в стремлении к репрезентативности Чупринин со своей сетью идет поверх барьеров и включает в свою книгу, можно сказать, все подряд. Конечно, лакуны есть, порой заметные, но, пожалуй, могу утверждать: это может быть авторским недосмотром, еще чем-то подобным, но никак не следствием пристрастий, связанных с художественным вкусом или политическими предпочтениями… Например, в энциклопедии обстоятельно представлены суровые критики прежних трудов Чупринина — литературный критик и тоже историк современной литературы Вячеслав Огрызко, культуролог Александр Люсый.

Сложнее со структурой словарных статей. Очевидно, общие, традиционные, проверенные принципы у них изначально были, но в окончательном тексте то и дело наталкиваешься на сокращенные даты рождения — только год, отсутствие места рождения. У некоторых литературных дам год и вовсе не указан; остается только воскликнуть: «Сударыни! В историю литературы без метрики и только по половому признаку не впускают!»

В статьях о многочисленных премиях, как правило, называются их лауреаты, но нет истории появления премии, объяснения того, почему она носит то или иное имя. А имена встречаются порой почти загадочные!

Вероятно, и здесь отразилось очевидное в книге побуждение читателя к самостоятельному продолжению поиска. Что правильно: можно быть уверенным, что Интернет есть у всех предполагаемых пользователей этой книги и снять возникающие проблемы можно будет, обратившись к нему. Это не значит, что в Сети все с аптечной точностью, но все же в поиске информации и ее перепроверки без этого чуда современности уже не обойтись. Естественно, что в энциклопедии интернет-ресурсам уделяется должное внимание, немало статей имеют интернет-ссылки на персональные и прочие сайты.

Безусловно, возникнет и вопрос о том, не архаична ли форма чупрининской энциклопедии — бумажная. Может, следовало представить ее в электронном виде? Могу утверждать: такая бумажная архаика нам по-прежнему нужна. Все же сам формат книги, это листание страниц дает неизмеримо больше, чем получение одной конкретной справки.

По этой энциклопедии интересно бродить, как по дремучему лесу, а может быть, дремучему саду сходящихся и расходящихся тропок. Но в этом саду есть и города (Чупринин дает информацию о городах как литературных центрах, не только о мегаполисах, например, здесь есть Ханты-Мансийск, Южно-Сахалинск). Есть и о странах, где заметно движение русской литературы. Есть и о тверском селе Берново, где проходит литературный фестиваль «Берновская осень»...

Конечно, спотыкаешься об опечатки, редакторские огрехи, останавливаешься перед ошибками. Но вот видишь, что прежде «Русского романа, или Жизни и приключений Джона Половинкина» (2008) Павла Басинского Дмитрий Стахов в 2001 году выпустил «Историю страданий бедолаги, или Семь путешествий Половинкина», находишь сообщение о тбилисском поэтическом альманахе «Мансарда» (начало 2000-х) и, вспомнив, что была еще одна альманашная «Мансарда», знаменитая, составленная Львом Кропивницким (1992), — понимаешь: ты действительно в живом пространстве современной литературы, ориентироваться в котором с помощью этой энциклопедии станет намного легче. Даже нам, не говоря об идущих вослед.

Из ошибок, которые здесь нельзя не отметить. Уже давно на посту редактора «НГ-EL» (НГ Ex Libris, приложение к «Независимой газете» — Мир энциклопедий) нет Игоря Зотова, а Мария Зоркая, переводчик с немецкого и руководитель семинара переводчиков в Литинституте, является Ждановой не по мужу, а по отцу, литературоведу Владимиру Жданову. Юрий Орлицкий родился 8 июля 1952 года, а Личутина зовут, как и Путина, Владимир Владимирович, легко запомнить...

Впрочем, на составлении публичной дефектной ведомости я здесь заморачиваться не собираюсь (см. начало), а просто передам свой списочек Сергею Ивановичу, что предлагаю проделать и другим взыскательным читателям.

Когда Чупринин готовил для своего проекта том «Зарубежье», он вывесил его первоначальный вариант в Сети, и все желающие могли вносить в него дополнения и поправки. Хорошо бы и теперь где-то, например, при издательстве «Время» или при журнале «Знамя» открыть, скажем, блог, куда можно было бы отсылать свои доброжелательные и строгие заметки о результатах чтения этой совершенно необходимой нашей литературе и культуре энциклопедии, столь же очевидно требующей нового, исправленного и дополненного издания. Живая жизнь.

Упомянутые персоны, псевдонимы и персонажи


  • Теги
  • биографии
  • литераторы
  • литературные премии
  • Малая литературная энциклопедия
  • малая энциклопедия
  • периодические издания
  • писатели
  • русская литература
  • Сергей Чупринин
  • современная литература
  • творческие союзы

(Голосов: 1, Рейтинг: 3.3)

Комментарии

Предупреждение Для добавления комментариев требуется авторизация
  • Ссылка на комментарий
    Увы, несмотря на несколько ехидничистский тон своей статьи, автор практически во всем прав... Печально
    То, что данное издание представляет собой перечень биографий, из текстов которых действительно сложно ощутить "вкус эпохи" — чистейшая правда, и об этом я здесь неоднократно высказывалась, равно как и о примитивности т. н. "новаторского" подхода к заголовку издания и к структуре статей.
    А вот по поводу целесообразности обсуждения/внесения поправок извне посредством блогов и прочих соцсетей я бы с автором еще поспорила: это равнозначно тому, что "пользователи" начнут вносить правки в издающуюся сейчас БРЭ и прочие гиганты. Это — несерьезно. Скептически
    • 0/0
  • Ссылка на комментарий
    На некоторые тезисы этой статьи так и хочется возразить автору ее бессмертной фразой Паниковского: "Сам дурак!". Слишком уж много ерничества, злоупотребления метафорами, причем последние как к месту, так и не к месту. Создается впечатление, что автор больше любуется собой, чем пишет рецензию. Но есть и несколько весьма четких и метких замечаний.

    YA_HELEN пишет:
    А вот по поводу целесообразности обсуждения/внесения поправок извне посредством блогов и прочих соцсетей я бы с автором еще поспорила: это равнозначно тому, что "пользователи" начнут вносить правки в издающуюся сейчас БРЭ и прочие гиганты. Это — несерьезно
    А если эти метки будут вносить не рядовые пользователи, а литературоведы и искусствоведы?
    • 0/0
  • Ссылка на комментарий
    lisss пишет:
    ...А если эти метки будут вносить не рядовые пользователи, а литературоведы и искусствоведы?
    Неужели вы всерьез полагаете, что каждый пользователь-"проходимец" будет себя позиционировать именно таким, каковым является? Печально
    • 0/0
  • Ссылка на комментарий
    В рецензии сделан акцент на неангажированность автора энциклопедии — вот уж действительно ценное качество именно там, где всего труднее удержаться на волнах объективности (художественная культура).
    Если же к правке/редактированию привлечь аудиторию, то ранжироваться данная энциклопедия должна уже как коллективный труд, а не выступать как труд одного автора.
    • 0/0
  • Ссылка на комментарий
    По этой энциклопедии, действительно, как выразился автор рецензии, "интересно бродить". Да, это литературное энциклопедическое издание получилось не без огрехов. Но, мне кажется, в рецензии сказать об этом можно было как-то тактичнее.
    • 0/0
  • Ссылка на комментарий
    В этой энциклопедии Чуприн выступил в роли тщательного собирателя и подобно коллекционеру собрал все подряд из области, которая его интересовала. Ведь даже если следишь за новинками литературы и считаешь, что во всем разбираешься, то при чтении этого энциклопедического издания можно убедиться, что твои знания — ничто. Рецензия, мне кажется, написана очень уж грубо и совершенно нетактично. А насчет внесения поправок через блоги и соцсети это спорный вопрос. Литературы и искусствоведы, конечно, могли бы вносить туда поправки и свои замечания, но рядовые пользователи, которые во всем этом не разбираются, начнут писать, что им только придет в голову.  И это уже и правда несерьезно.
    • 0/0