Э

Мир энциклопедий

encyclopedia.ru

Презентация второго тома «Лицейской энциклопедии» состоялась в музее-квартире А. С. Пушкина на Арбате

Лицейская энциклопедия. В 2 томах. Том 2. Императорский Александровский Лицей (1843-1917)

Интервью

  • 22 Февраля 2014
  • просмотров 4586
  • комментариев 2
Директор Всероссийского музея А. С. Пушкина в Санкт-Петербурге Сергей Некрасов представил «Голосу России» второй том «Лицейской энциклопедии»

В музее-квартире А. С. Пушкина на Арбате в рамках проходящего в 17-й раз Фестиваля искусств «Москва. Пушкин. Февральские вечера на Арбате» (14 февраля-2 марта) состоялась презентация второго тома «Лицейской энциклопедии» (СПб., «Логос», 2013).

Издание подготовлено сотрудниками Всероссийского музея А. С. Пушкина в Санкт-Петербурге во главе с его директором, доктором культурологии, профессором Сергеем Некрасовым, который дал интервью «Голосу России».

— Вышедший в 2010 году первый том «Лицейской энциклопедии» был посвящен царскосельскому периоду существования лицея. В связи с переменой места изменилось что-то в лицее?

— Императорский Царскосельский лицей просуществовал в Царском Селе с 1811 по 1843 год. 6 ноября 1843 года по указу императора Николая I лицей был переведен из Царского Села в Петербург и в соответствии с этим указом стал официально называться Императорский Александровский (бывший Царскосельский) лицей. До 1917 года он существовал в Санкт-Петербурге.

В 1879 году в лицее был открыт первый в России (и, естественно, в мире) Пушкинский музей. Его создали лицеисты с помощью друзей Пушкина, членов его семьи. Ведь тогда были живы все четверо детей поэта и многие из тех, с кем Пушкин общался, кому он дарил свои вещи. Поэтому рассказ об этом втором периоде существования лицея для нас тоже был очень важен.

А отвечая на ваш вопрос — могут ли называться подлинными лицеистами те, кто поступал в лицей уже в Петербурге, — важно подчеркнуть, что этот вопрос возникал уже тогда, в середине XIX века. Мнение тех, кто учился в Царском Селе, поначалу было категоричным: истинными лицеистами могут называться только лицеисты царскосельские. Но очень скоро это мнение было скорректировано, и те же люди заняли в большинстве своем другую позицию.

Дело в том, что в лицее были бережно сохранены основные лицейские традиции, очень серьезно относились к истории. В том числе там возник настоящий культ А. С. Пушкина. В Александровском лицее преподавали многие из тех, кто учился в Царском Селе.

Наиболее яркий пример — Я. К. Грот, который окончил Царскосельский лицей (1812-1893, с 1852 года — профессор словесности в лицее). Он описал в своих воспоминаниях, как в 1831 году во время своего пребывания в Царском Селе Пушкин несколько раз посещал лицей. Как он, Грот, с восторгом шел за поэтом. На лестнице у Пушкина вдруг лопнула штрипка на панталонах, и Пушкин, отойдя в сторону, оторвал ее и бросил, а Грот бережно подобрал.

Это благоговейное отношение к Пушкину, к лицеистам первого курса, с которыми Грот познакомился, привело к тому, что они, оставшиеся в живых, уже люди пожилые — Матюшкин, Горчаков, и М. Л. Яковлев, у которых было много пушкинских реликвий, — решили передать их Якову Карловичу Гроту, представителю нового поколения лицеистов.

Когда праздновалось 100-летие Императорского Царскосельского лицея в 1911 году, то в самом его здании на Каменноостровском проспекте тоже произошли изменения. На 2-м этаже были сделаны арки (они до сих пор сохранились), повторяющие арки большого зала Царскосельского лицея. Был изменен интерьер нескольких залов, где располагался Пушкинский музей и т. д. Были, конечно, и структурные изменения. Прежде всего, в лицее, куда поступали Пушкин и его друзья, был только один курс, на который было принято 30 человек. Но уже с середины XIX века количество тех, кто поступал в лицей, в несколько раз увеличилось. Пришлось даже надстроить один этаж.

Но важнее, наверное, то, что были жестко определены новые требования к абитуриентам. Это важное отличие. Требования касались, прежде всего, происхождения. Принимались люди, которые были детьми либо генералов, либо действительных статских советников (что равноценно по Табели о рангах). Показательный пример: когда в Александровский лицей поступал внук первого директора Царскосельского лицея Малиновского, то ему было отказано именно по этой причине — он был недостаточно родовит!

Что еще появилось в лицее в то время? Появилась система высоких попечителей: императрица Мария Федоровна, принц Ольденбургский. Попечителями становились и наиболее известные выпускники лицея. Например, в начале XX века попечителем стал и до самого закрытия пребывал в этой должности премьер-министр России граф В. Н. Коковцев. Выпускник 32-го курса лицея, он был человеком, который занимал пост министра финансов в трех правительствах — правительстве Витте, когда рубль стал золотым, затем в правительстве Столыпина. После убийства Столыпина он стал премьер-министром, но император просил его остаться министром финансов, поскольку он был практически незаменим на этой должности. Так продолжалось до 1914 года.

— Это именно тот Коковцев, который в 1920 году, уже в Париже, возглавил Правление объединения лицеистов?

— Да, тогда было первое объединительное собрание. И он исполнял эти обязанности вплоть до своей смерти. Очень важно сказать, что существует серьезный и никем практически не изучавшийся эмигрантский период жизни выпускников Императорского Александровского лицея. В эмиграции они создали лицейские объединения, пытались создать лицейский музей, сумели собрать немало интереснейших реликвий. Большинство последних лицеистов ушли из жизни в 60-70 годы. Хотя с самым последним выпускником лицея 1917 года Э. А. Асрибековым мы встречались в Париже в 1993 году и вместе с ним праздновали юбилей лицея 19 октября. Ему было тогда 90 лет.

Во втором томе «Лицейской энциклопедии» мы считали очень важным рассказать о судьбах тех, кто учился в лицее и потом жил в эмиграции. Как это сделать? Надо было чем-то проиллюстрировать этот материал. И мы пошли по очень правильному и, по-моему, единственно возможному пути. Мы попросили написать об этих лицеистах их детей, внуков, членов их семей. У них нашлось немало семейных фотографий, которые мы воспроизвели на страницах 2-го тома. Поэтому этот том является уникальным по тем материалам, которые там представлены. Они впервые вводятся в научный оборот.

— Авторы – это не только пушкинисты, но и родственники героев энциклопедии.

— Конечно. О Гагариных пишут Гагарины, о Голицыных — Голицыны... 119 авторов во 2-м томе. В первом их было 86. Второй том по объему гораздо больше. Мы воскрешаем имена многих очень достойных людей, которые не на слуху, и материалы о которых было найти очень сложно. И то, что мы сумели плотно поработать с эмиграцией и выпустить этот том, я считаю важной задачей, с которой мы, по-моему, справились.

— Сергей Михайлович, выпускников лицея за сто с лишним лет его существования — более двух тысяч. После революции в Константинополе было создано специальное Лицейское бюро, которое помогало лицеистам, уезжавшим за рубеж. Потом появились объединения в Париже, в Брюсселе, в Германии. А где еще живут потомки лицеистов сегодня?

— Некоторые страны вы уже назвали. Могу добавить к этому еще США, Австралию. Некоторые из лицеистов поменяли по несколько стран. За время существования лицейской эмиграции вышло две памятные книжки лицеистов — в 1929 в Париже, и в 1961 в Мюнхене. Конечно, для нас в этих книжках были очень важные сведения. Но, имея сегодня возможность проверить те сведения, которые в них содержатся, у тех же потомков, например, мы убедились, что в ряде случаев они носят неточный характер. Поэтому мы вносили правки. Что-то надо было уточнять и в рассказах потомков лицеистов. В этом случае, — вы увидите во втором томе — статья имеет двух авторов.

Могу добавить, что работать было чрезвычайно приятно. Конечно, были и трудности, в том числе и материального характера. Этот том нам обходился приблизительно в полтора миллиона. Мы обратились в Федеральное агентство по печати, и благодаря помощи его руководителя М. Сеславинского мы получили треть суммы. Обратились к спонсорам, меценатам, и кое-кто нам помог. Это те люди, которые не ищут выгоды, а которые искренне хотят помочь такому важному проекту.

— В 2011 году, когда отмечался 200-летний юбилей лицея, музей получил дары: в их числе акварельный портрет лицеиста Г. Н. Вырубова и фотография Л. Помье, учителя французского языка в Императорском Александровском лицее. Оба были изображены в марокканских костюмах перед поездкой в Марокко, организованной некогда для лицеистов. Существовала такая традиция?

— Да, поездка такая, действительно, состоялась. И традиция тоже была. Но традиция не подразумевала, что все 200 человек лицеистов едут в какое-то одно место, а был точечный, по интересам вариант. Не только Марокко, были и другие страны. И это тоже контрастирует с пушкинскими временами. Тогда тоже были поездки, но куда? Скажем, из Царского Села на экскурсию в Колпино — это 15 верст. Или на участки южного леса в Дудергоф, т. е. где-то по окрестностям Петербурга. В пушкинские времена мечтать о том, чтобы отправиться в Африку, было невозможно. А в Александровском лицее это присутствовало.

Л. Помье был одним из первых, кто предложил такие путешествия. Поездка в Марокко состоялась в 60-е годы и связана она с практикой французского языка. Кстати, некоторые выпускники Лицея, тот же Г. Н. Вырубов преподавал в Collège de France, потом во французских университетах с разрешения русского правительства. В 1870-м году приехал в Россию. Получив известие о начале франко-прусской войны, он вернулся во Францию, принял добровольно участие в боевых действиях, был награжден. Похвальный диплом от французского правительства и медаль участника защиты Парижа — все это тоже появилось в нашем музее благодаря дарам.

— Вам со многими лицеистами довелось встречаться?

— Да, со многими. Во-первых, с теми, кто остался жить в России. Могу назвать князя А. П. Гагарина. Благодаря его протекции мы побывали у его родственников в Брюсселе, в частности у Михаила Анатольевича Гагарина, лицейского поэта. Это Т. Н. Ознобишина, которая живет в Петербурге. Она писала статью о своих Ознобишиных. Конечно, мы были в гостях и у Шаховских — у Дмитрия Михайловича Шаховского.

— Один из Шаховских — Дмитрий Алексеевич — стал архиепископом Сан-Францисским и Западно-Американским.

— Да, он учился в лицее в 1915-1917 годах, присутствовал в 1920 году на учредительном собрании лицеистов в Париже. Написал стихотворение, посвященное лицею, которое там и прочел.

«Это огромное уникальное явление и открытие в российской культуре», — так отозвался о втором томе «Лицейской энциклопедии» директор Государственного музея А. С. Пушкина Е. А. Богатырев. Тираж издания — 500 экземпляров.


  • Теги
  • 1843-1917
  • биографии
  • Голос России
  • Императорский Александровский Лицей
  • история образования
  • лицей
  • педагогика
  • Российская империя
  • Россия
  • Сергей Некрасов
  • энциклопедия

(Голосов: 2, Рейтинг: 3.1)

Комментарии

Предупреждение Для добавления комментариев требуется авторизация
  • Ссылка на комментарий
    Небольшой тираж вполне оправдан: разослать энциклопедии родственникам и несколько экземпляров в крупные библиотеки. Как бы грустно не звучало, но история лицея и его выпускников мало кому интересна в наше время. Углубленно изучать историю этого учебного заведения будут разве что студенты исторического факультета.  Печально
    • 0/0
  • Ссылка на комментарий
    Марина Андреева пишет:
    Небольшой тираж вполне оправдан: разослать энциклопедии родственникам и несколько экземпляров в крупные библиотеки. Как бы грустно не звучало, но история лицея и его выпускников мало кому интересна в наше время. Углубленно изучать историю этого учебного заведения будут разве что студенты исторического факультета.

    Не могу с вами согласиться. Интерес к данному энциклопедическому изданию будет немалый хотя бы благодаря тому факту, что в Царскосельском и потом в Александровском лицее учился цвет российского дворянства, представители самых известных фамилий. 
    • 0/0