Э

Мир энциклопедий

encyclopedia.ru

Найти точные формулировки для описания звучащей молитвы в «Православной энциклопедии»

Найти точные формулировки для описания звучащей молитвы в «Православной энциклопедии»

Заведующий Редакцией церковной музыки Сергей Никитин рассказал о специфике работы и о статьях для 37-го тома

Интервью

  • 20 Апреля 2015
  • просмотров 1197
  • комментариев 6
— Расскажите о Вашей редакции и её сотрудниках?

— Сначала мы составляли единое целое с Редакцией богослужения и литургики, в которой, я, соответственно, отвечал за музыку, но потом мы выделились в отдельную редакцию. Изначально у нас есть т.н. внешний куратор — профессор Московской консерватории (МГК) Ирина Евгеньевна Лозовая. Она возглавляет Научно-исследовательский центр церковной музыки им. протоиерея Димитрия Разумовского (который, кстати, во 2-й половине XIX века руководил кафедрой истории и теории церковного пения в Московской консерватории). Этот центр был организован в 1998 году как «преемник» дореволюционной кафедры, его сотрудники занимаются русской и отчасти греческой (византийской и поствизантийской) церковной музыкой. С помощью нашего куратора (а она имеет обширные научные связи по всему миру) мы налаживаем контакты с авторами по самым разным темам. Стараемся, чтобы статьи писали специалисты, непосредственно занимающиеся той или иной конкретной темой, традицией, страной. В общем, стараемся найти «аутентичных» исследователей или даже представителей описываемой традиции.

Если вернуться к истории создания нашей редакции, то сначала по теме музыки я работал один. Потом на протяжении 7 лет мы работали вдвоём с ученицей Ирины Евгеньевны — Ириной Владимировной Стариковой. Но сейчас она работает младшим научным сотрудником упомянутого центра в консерватории, а в редакции остался только один редактор — в моем лице.

— Вы упомянули «аутентичных» авторов, можно о них рассказать подробнее?

— Как и вся «Православная энциклопедия», больше всего внимания мы уделяем русской православной традиции — т.е. русской церковной и духовной музыке, а затем и всякой другой христианской музыке. Конечно, наиболее важными для нас являются византийская традиция и греческое пение пост-византийского периода вплоть до современности. Здесь нам с самого начала повезло, поскольку в первые годы работы с нами сотрудничал профессор Афинского университета Григориос Статис, крупнейший специалист и, можно сказать, основатель нынешнего греческого церковного музыкознания. Почти все современные греческие исследователи церковного пения являются его учениками. Позднее курирование греческой темы в нашей энциклопедии он поручил своему ученику — профессору Ахиллефсу Халдеякису, который сейчас постоянно с нами сотрудничает, много для нас пишет сам и рекомендует других авторов. Есть также несколько авторов, которые занимаются византийским пением, и в других странах. В частности, можно отметить специалиста из Университета Копенгагена Кристиана Трёльсгора. Мы также работаем со специалистами из тех стран, где имеется своя традиция православного пения, например, из Сербии, Болгарии, Украины, Грузии. Конечно, нас интересует не только православное пение, в энциклопедии представлены и статьи и по другим восточным и западным христианским музыкальным традициям.

— Из чего тематически складываются материалы о церковной музыке, которые готовит Ваша редакция для «Православной энциклопедии»?

— Прежде всего, это очерки по истории церковного пения и музыки в отдельных странах. Кроме того, имеются очерки о тех или иных видах нотации. Имеются статьи об отдельных музыкальных терминах, наиболее крупных композиторах, распевщиках, а также о наиболее крупных исследователях и музыкальных теоретиках, русских и зарубежных.

— У вашей редакции несколько специфическая деятельность: вы пишете о том, что нужно не читать, а слышать. Но читателю всё же необходимо понимать, о чём идёт речь, особенно учитывая, что «Православную энциклопедию» читают не только специалисты. Каким образом вам удается находить выход из этой затруднительной ситуации?

— Конечно, это задача, прежде всего, для каждого конкретного автора — рассказать об избранной теме не только профессионально, но и максимально понятно. В настоящее время самыми лучшими исследователями являются те люди, которые так или иначе связаны непосредственно с практикой церковного пения. Конечно, не всегда получается именно так, в силу отдельных обстоятельств. Но если в качестве примера взять Московскую консерваторию, то там при Центре изучения церковного пения существует ансамбль древнерусского певческого искусства «Асматикон», который выступает на концертах, принимает участие в церковных службах.

Это большая и сложная работа. Чтобы написать какой-то очерк о церковном пении, певческой традиции в целом, требуется анализ большого количества материала. По мере развития музыковедения как науки удается находить все более точные формулировки для описания звучащей молитвы. Конечно, со временем в этой области были выработаны определённые принципы.

— Какие материалы подготовила ваша редакция для 37-го тома «Православной энциклопедии»?

— Самостоятельных статей нашей тематики, в новом томе немного, порядка пяти или шести. Но у нас есть довольно существенный раздел в статье «Коптская Церковь», пожалуй, крупнейшей статье 37-го тома, — это материал о коптском пении. В Москву несколько раз с лекциями и концертами приезжал египетский специалист по коптскому пению Джордж Кириллос. Он для нас написал очерк на арабском языке. Если рассказывать о коптском пении, то надо отметить, что у него есть ряд особенностей. В частности, пение осуществляется без нотации. С XIX века осуществляются попытки записи коптского пения с помощью европейской нотации, и этому тоже посвящён специальный параграф в статье. Мы постарались рассказать, какие имеются проблемы и подходы в данной области, кто из исследователей, европейских и египетских, этой проблемой занимался.

Другая большая статья 37-го тома — это статья «Концерт». Имеется в виду жанр русской церковной и духовной музыки, который появился у нас в XVII веке. То есть это уже результат влияния западной музыки на русскую. Имеется три больших этапа развития концерта, и о каждом таком этапе писал специалист или специалисты по определенному периоду. Барочный концерт описан Ниной Александровной Герасимовой-Персидской из Киева. Она рассказывает о том, как традиция многочастного хорового пения сначала была воспринята в Речи Посполитой, в таких центрах, как Львов и Вильна. Затем эта традиция пришла в Киев. Во время реформ Патриарха Никона, когда много украинских церковных деятелей и певцов приезжало в Москву, данный жанр духовного пения был воспринят и в России. Второй большой этап — это концерт эпохи классицизма, он у нас описан Антониной Викторовной Лебедевой-Емелиной, московским исследователем. Для этого периода наиболее значимы такие имена, как Галуппи, Березовский, Бортнянский, Сарти и другие композиторы периода от 1760-х годов до начала XIX века. Здесь наблюдалось второе западное влияние, поскольку к Петербургскому двору приглашались итальянские композиторы, которые собственные итальянские традиции перенесли на русскую почву. А потом их русские ученики приспособили новую музыкальную технику к русскому пению.

И наконец, третий большой период в истории концерта — со второй трети XIX века и вплоть до настоящего времени (конечно, с определённым перерывом в советский период) – описан Ириной Прокопьевной Дабаевой из Ростова-на-Дону и Натальей Юрьевной Плотниковой из Москвы. В жанре концерта сначала работали ранние романтики — Алябьев, Верстовский, затем композиторы, связанные с Придворной певческой капеллой в Петербурге — Львов, Воротников, Бахметев. После них к этому жанру обращались такие русские классики первой величины, как Чайковский и Римский-Корсаков, благодаря которым появилась тенденция сближения церковной музыки и народной песни. И эта тенденция усилилась на рубеже XIX-XX веков в творчестве Рахманинова, а затем в произведениях композиторов т.н. «Нового направления»— Кастальского, Чеснокова и др. Влияние данного направления ощущается в духовных концертах композиторов, проявивших себя в новых музыкальных амплуа уже в советское время, например, Николая Семеновича Голованова, который был выпускником Синодального училища (впоследствии дирижёра Большого симфонического оркестра), и Александра Васильевича Александрова (основателя Ансамбля красноармейской песни и пляски СССР, автора музыки гимна страны), в свое время учившегося в регентском классе Придворной певческой капеллы.

В новом томе также есть несколько статей о композиторах разного времени, например, о коллеге Римского-Корсакова по Придворной певческой капелле Александре Александровиче Копылове и статья, посвящённая теоретику и, возможно, композитору XVII века Иоанникию Трофимовичу Кореневу.

— С какими проблемами, помимо вышеуказанной, вам приходится сталкиваться при работе над статьями?

— В области церковного пения достаточно много «белых пятен». Кроме того, имеются темы, о которых у читателя есть какое-то представление, но при каждом новом обращении к материалу выясняется много нового и, возможно, преодолеваются какие-то шаблоны. Есть композиторы, произведения которых исполняются, но о которых как о личностях почти ничего неизвестно. У нас было много таких случаев, когда для восстановления объективной картины истории церковного пения требовалось проводить какие-то новые исследования.

— То есть получается, вами восполняются лакуны в отечественной музыкальной теории и истории?

— Конечно не только и не столько нами, сколько нашими авторами. Если говорить о западной музыке, то эти темы разработаны у них гораздо лучше, чем у нас, в силу сложившихся исторических обстоятельств. По западной теме для нас главной проблемой может быть только выбор соответствующего специалиста или литературы, которая опять-таки у нас зачастую малодоступна. А что касается отечественных реалий, например биографий композиторов, то очень часто требуется архивная работа, поиск, так как по нашей теме нет или недостаточно публикаций. Поэтому мы стараемся работать с авторами, которые этим занимаются, ведут самостоятельные исследования, которые могут поделиться с нами результатами своих поисков. Но иногда получается наоборот: благодаря нашему алфавитному плану мы «провоцируем» исследователей на разработку новых тем. Бывает и так: вышел новый том «Православной энциклопедии», в котором напечатана какая-то статья, а потом в сборниках конференций появляются выступления на эту же тему, потому что исследователь, которого мы попросили написать статью, с нашей подачи погрузился в эту тему более глубоко и в дальнейшем расширил свои поиски.

Упомянутые персоны, псевдонимы и персонажи


  • Теги
  • XXXVII том
  • духовная музыка
  • православие
  • Православная энциклопедия
  • ПЭ
  • Редакция церковной музыки
  • РПЦ
  • том 37
  • христианство
  • церковная музыка
  • ЦНЦ «ПЭ»
  • энциклопедия

(Голосов: 2, Рейтинг: 3.44)

Комментарии

Предупреждение Для добавления комментариев требуется авторизация
  • Ссылка на комментарий
    Несмотря на всё моё неуважение к теме русского православия, статью прочел с большим интересом. Здесь, конечно, и субъективный фактор есть — моя непосредственная близость к музыке, но и объективный тоже. Именно так должны создаваться энциклопедии, вот с таким подходом, без идеологии.
    • 0/0
  • Ссылка на комментарий
    Юрий Антипов пишет:
    Несмотря на всё моё неуважение к теме русского православия, статью прочел с большим интересом. Здесь, конечно, и субъективный фактор есть — моя непосредственная близость к музыке, но и объективный тоже. Именно так должны создаваться энциклопедии, вот с таким подходом, без идеологии.

    Возможно, идеология как раз в том, чтобы разрушать шаблоны, приводящие к некоторой предвзятости? Если так, то создатели страниц энциклопедии, посвященных православной музыке, имеют самый правильный подход к своим целям и задачам.
     
    • 0/0
  • Ссылка на комментарий
    Честно говоря, я так и не допоняла, В ЧЁМ проблема? Вопрос
    Если речь идет о подборе источников для описания какой-либо дефиниции в ПЭ — это одно (кстати, странно, что редакция вдруг озаботилась этим только сейчас, когда в свет вышла едва ли не половина многотомника). А если ставится вопрос чисто стилистического плана, то неужели перечисленный здесь ряд серьезных специалистов не окажется способным сформулировать эти самые дефиниции? Более того, существует классическая академическая «Музыкальная энциклопедия», откуда наверняка можно почерпнуть какой-то опыт... Ничего не понимаю... Скептически

    Юрий Антипов пишет:
    Несмотря на всё моё неуважение к теме русского православия, статью прочел с большим интересом...
    Интересно, ЧЕМ вам русское православие так несимпатично?.. Печально
    • 0/0
  • Ссылка на комментарий
    Найти точные формулировки для описания звучащей молитвы в «Православной энциклопедии»
    Думаю, что это архисложная задача — описать звук, музыку, тем более такую богатую в эмоционально-интонационном плане, как церковную. Это надо слышать. Всё равно, что описать запах флакона духов и дать читателю, не дав непосредственно почувствовать аромат.
    • 0/0
  • Ссылка на комментарий
    Важную и сложную тему затронули в 37-м томе "Православной энциклопедии". Только из статьи не совсем понятно, какой теме посвящен 37-й том: только православной богослужебной музыке или и музыке и богослужебным текстам?
    В любом случае, этот том энциклопедического справочника затронул тему, которая доступна и интересна не многим.
    С другой стороны, задача энциклопедического — издания не ориентироваться на уровень масс, а звать наверх, повышать образовательный, духовный и культурный уровень страны, народа, нации.
    Можно только порадоваться, что "Православная энциклопедия" продолжает выпуск новых томов, в которых раскрывает все новые темы, касающиеся Православия и Христианства в целом.
    • 0/0
  • Ссылка на комментарий
    Алексей Овчинников пишет:
    Найти точные формулировки для описания звучащей молитвы в «Православной энциклопедии»
    Думаю, что это архисложная задача — описать звук, музыку, тем более такую богатую в эмоционально-интонационном плане, как церковную. Это надо слышать. Всё равно, что описать запах флакона духов и дать читателю, не дав непосредственно почувствовать аромат.
        Для профессионального музыковеда данная работа не является прямо-таки архисложной. К тому же, насколько я осведомлён, русская церковная музыка, подверженная испокон веков соблюдению строжайших канонов, не считается богатой в плане эмоционально-интонационной выразительности. Тут будет гораздо сложнее подготовить по этой тематике публикации, которые будут понятны людям, не имеющим специального музыкального образования. Именно они могут стать основой при издании энциклопедии, предназначенной для широкого читательского круга.
    • 1/0