Э

Мир энциклопедий

encyclopedia.ru

Исторические взгляды на энциклопедистику: история создания Большой Советской Энциклопедии

Научная статья

  • 20 Февраля 2022
  • выбор редакции
  • просмотров 1228
  • комментариев 4
Мир энциклопедий. Доклад аспиранта исторического факультета Калифорнийского университета в Беркли (The University of California, Berkeley) Майкла Коутса (Michael Coates) ко Всероссийской научно-практической конференции c международным участием «Современная российская региональная энциклопедистика: место и роль в обществе, перспективы развития» (Уфа, 21–22 ноября 2019 года). В декабре 2021 года Майкл Коутс защитил диссертацию на соискание учёной степени доктора философии по истории (Ph.D. in History). Темой стала история всех изданий БСЭ. На основе диссертации готовится научная монография, пока на английском языке.
Настоящий доклад является предварительным описанием моего исследования по истории создания Большой Советской Энциклопедии (далее — БСЭ). В рамках этого доклада я не могу описать все главные темы и итоги моего исследования. Моя задача — рассказать о нескольких интересных страницах истории развития Энциклопедии и объяснить, почему БСЭ является важным предметом изучения и анализа. В связи с этим я остановлюсь на том, чем отличается БСЭ в контексте мировой энциклопедистики 20-го века.

Но прежде всего я хочу сказать несколько слов об источниках моего проекта. В Государственном архиве Российской федерации хранится фонд Главной редакции с 1948 по 1991 гг., а в Центральном государственном архиве Москвы есть фонд партийной организации издательства с 1951 по 1986 гг. Эти фонды являются самыми важными архивными источниками по истории второго и третьего изданий БСЭ. К сожалению, по истории написания первого издания документов сохранилось гораздо меньше. Скорее всего, это последствие эвакуации издательства из Москвы во время войны [Петров 1962: 138–1451; АРАН2, ф. 496, оп. 2, д. 442]. Но несмотря на отсутствие фонда редакции первого издания, его историю можно реконструировать с помощью некоторых других фондов, в т. ч. личных фондов членов Главной редакции, фондов Государственного издательства и ОГИЗа и фондов отделов Центрального комитета ВКП(б) и других партийных и государственных органов советской власти. И, наконец, опубликованные тексты трех изданий сами являются важными источниками.

В феврале 1924 г. редколлегия Госиздата издала постановление о написании Большой Советской Энциклопедии. Ранее коллегия несколько раз рассматривала вопрос о создании новой энциклопедии. В июне 1919 г. на своем первом заседании коллегия в составе А. В. Луначарского, М. Н. Покровского, И. И. Скворцова-Степанова и В. В. Воровского заслушала доклад Н. И. Батурина о том, что делать с седьмым изданием Энциклопедического словаря издательства «Гранат». Члены коллегии отметили две проблемы. Первая — политическая. Коллегия решила создать комиссию по пересмотру готовых статей словаря и поставила вопрос о руководстве будущей работой издательства. Вторая проблема относилась к типографской базе. Коллегия рекомендовала издать словарь в России тиражом всего 15000 экземпляров, но рассмотрела возможность увеличения тиража за границей [ГАРФ3, ф. Р395, оп. 9, д. 110, лл. 24, 28; д. 124, лл. 15—16; Белов 1982: 62–744].

В последующие годы редакционная работа над словарем Гранат продолжалась. По поручению коллегии Батурин и другие просматривали проекты статей, а новый том вышел в свет только в 1923 г. Между тем руководство Государственного издательства посчитало работу Граната неудовлетворительной. На совещании 4 января 1924 г. коллегия решила прекратить работу над словарем. На этом совещании были созданы две комиссии: первая, в которой принимали участие В. Я. Брюсов, М. Н. Покровский, Н. Л. Мещеряков и Л. К. Мартенс, рассмотрела вопрос о дальнейшей работе Граната. Вторая, в составе П. Я. Гурова, М. Б. Вольфсона и К. С. Кузьминского, начала подготовительную работу по изданию новой энциклопедии [ГАРФ5, ф. Р395, оп. 9, д. 124, лл. 7, 15—16; д. 119а, л. 87; д. 120, л. 176].

Первая БСЭ в 66 томах (1926—1947)Результатом этой работы стало сообщение О. Ю. Шмидта на совещании от 26 февраля 1924 г. Редколлегия приняла решение ликвидировать Гранат и начать работу над новой советской энциклопедией. Гранат не был ликвидирован, но это решение положило начало работе над БСЭ. В апреле Политбюро одобрило идею создания Энциклопедии, утвердило Шмидта в роли главного редактора и возложило «политическое руководство» на В. В. Куйбышева [РГАНИ6, ф. 3 оп. 34 д. 72 лл. 1–4].

Отто Шмидт собрал группу редакторов из разных областей знаний и издательской сферы. В течение 1924 г. они разработали план новой энциклопедии и приняли ряд решений о круге читателей энциклопедии, порядке ее выпуска, словнике, шрифте и техническом оформлении, об отделах редакции и классификации знаний, а также о ее содержании [ОР РГБ7, ф. 385, к. 117, ед. хр. 1, 2, 3, 4]. Следует отметить ключевую роль, которую на этом этапе подготовки Энциклопедии сыграл поэт В. Я. Брюсов. Он руководил работой над будущей структурой энциклопедии и часто докладывал на эту и другие темы. Кроме того, он председательствовал на совещаниях в отсутствие О. Ю. Шмидта. В октябре 1924 г., до начала написания энциклопедии, он скончался.

В конечном счете было решено создать энциклопедию традиционного формата, не отходя далеко от модели энциклопедических словарей издательств Брокгауз-Ефрон и Гранат, которые, в свою очередь, принадлежали к немецкой энциклопедической традиции. Однако редакторы отдавали себе отчет в том, что структура редакционного аппарата должна отличаться от всех предыдущих энциклопедий. Большая Советская Энциклопедия предполагала единую материалистскую, марксистскую точку зрения. Проблема состояла в том, что во многих областях такой точки зрения не существовало. Редакторам Энциклопедии предстояло сформулировать ее своими силами. По словам Куйбышева, «дать всю сумму достижений и сведений по важнейшим и необходимейшим отраслям знания для рабочего класса, борющегося за новый социальный строй, в период развертывания этой борьбы в широком мировом масштабе — сведений, построенных не на псевдонаучном базисе «чистой» науки, а на железном фундаменте диалектического материализма — такова огромная и ответственнейшая задача, поставленная перед редакцией БСЭ. Трудность решения этой задачи усугублялась еще и тем, что по целому ряду вопросов приходилось в первый раз подходить к освещению их с революционно-марксистской точки зрения» [РГАСПИ8, ф. 79, оп. 1, д. 858, лл. 1–3].

Эта задача, по мнению Шмидта и других редакторов, требовала участия в редакционной работе энциклопедии большого числа молодых материалистов [ГАРФ9, ф. Р395 оп. 9 д. 52]. Соответственно, издательство попыталось привлечь, с определенным успехом, выпускников Института красной профессуры и партийных школ. Тем не менее большая часть сотрудников (а во многих отделах — большинство) не были членами партии. Надо отметить, что это относится также ко второму и третьему изданиям: беспартийными были главные редакторы С. И. Вавилов и Б. А. Введенский.

Известно, что процесс создания первого издания затянулся. До постановления Политбюро редакторы обещали издать БСЭ в течение трех лет. Но последний том вышел только в 1947 г. Причин задержки было немало: финансовые проблемы, проблемы с привлечением авторов, проблемы с типографией и, не в последнюю очередь, трудность выработки нового мировоззрения в атмосфере постоянных смен идеологического курса. Работа Ф. Н. Петрова с 1927 г. в должности заместителя Шмидта, а позже директора издательства, помогла стабилизировать деятельность издательства, несмотря на текучесть кадров. После ухода Шмидта с должности главного редактора в 1941 г. Петров стал фактическим руководителем издательства.

Еще в начале 30-х гг. Шмидт и другие редакторы предусмотрели необходимость второго издания. Судя по всему, в это время Шмидт начал думать о новых форматах для Энциклопедии. В письме 1937 года на имя И. В. Сталина, В. М. Молотова и А. А. Андреева Шмидт предлагал «выпускать тома не вшитыми в переплет, а скрепленными под переплетом металлической пружиной, позволяющей мгновенно вынуть любую страницу и заменить ее другой. Редакция должна будет при этом непрерывно следить как за изменением фактических данных (особенно цифровых), так и за отражением всех последних директив ЦК» [РГАСПИ10, ф. 82, оп. 2, д. 981, лл. 28–29]. Такие идеи не были новыми. Шмидт ссылался на примеры энциклопедий такого формата, изданных в США и во Франции. Целью было решение проблемы устаревания статей, в том числе по политическим причинам.

Вторая БСЭ в 51 томе (1949—1958)Предложение не было принято, и второе издание Большой Советской Энциклопедии тоже было традиционно по оформлению. Как и в случае с первым изданием, за время написания произошли существенные идеологические изменения. Первые тома были продуктом «ждановщины» и кампании против космополитизма, а последний вышел в свет в 1958 г., во время «оттепели». Впрочем, в целом процесс редактирования этого издания был более гладким, чем редактирование первого издания, и задержки были не такими долгими. Я хочу отметить несколько факторов, связанных с этим.

Во-первых, руководство издательства. Фактически первым главным редактором второго издания был не С. И. Вавилов, а А. Я. Вышинский, которого Политбюро утвердило 29 декабря 1947 г. Вместе с заместителем главного редактора А. А. Зворыкиным Вышинский принимал участие в планировании нового издания еще до его официального утверждения. Но через год Политбюро передумало и 16 декабря 1948 г. заменило Вышинского на Вавилова [РГАНИ11, ф. 3, оп. 34, д. 72, лл. 107–111]. Нет необходимости говорить, что как человек и ученый Вавилов сильно отличался от Вышинского. Он не был членом партии, а его брат был репрессирован. Несмотря на это он стал президентом Академии наук. Тома БСЭ, вышедшие при Вавилове, были идеологически выдержаны, но в некоторых случаях он пытался ограничить степень идеологического вмешательства. Например, он выступал против включения остропублицистических фраз в статью «Вейсманизм» [ГАРФ12, ф. 5257, оп. 2, д. 53, л. 14].

В эти годы издательство стало, в некотором смысле, убежищем для редакторов и авторов, потерявших работу по политическим причинам. Так, журналист С. Р. Гершберг получил место в Большой Советской Энциклопедии после того, как был освобожден от должности заместителя секретаря редакции газеты «Правда» [Сталин и космополитизм 2005: док. 121, 21713; Государственный антисемитизм 2005: док. 7014]. Гершберг проработал в БСЭ больше тридцати лет на разных должностях, в том числе заведующим Научно-контрольной редакции и членом Научно-редакционного совета. Он сыграл ключевую роль в развитии республиканских и региональных энциклопедий и был неоднократно командирован в республиканские издательства для проведения методических семинаров и совещаний по созданию энциклопедий [см., напр., ГАРФ15, ф. 5257, оп. 1, д. 245]. К списку таких людей можно добавить Л. С. Шаумяна, который много лет проработал заместителем главного редактора и повседневно руководил издательством в период, когда главным редактором был Б. А. Введенский.

Еще более важным фактором успеха второго издания была система широкого обсуждения статей в различных учреждениях Советского Союза. В обсуждении и рецензировании статей второго издания принимали участие более тысячи учреждений, в том числе вузы, институты Академии наук, партийные школы и организации, министерства и даже фабрики и заводы [ГАРФ16, ф. 5257, оп. 2, д. 49, л. 2]. Эта система была основана на базе постановлений Академии наук и Министерства высшего образования СССР, которые обязали институты и вузы оказывать помощь Главной редакции Большой Советской Энциклопедии [АРАН17, ф. 1691, оп. 1, д. 880, л. 4; ОР РГБ18, ф. 776, к. 110, ед. хр. 2, л. 60]. Эта система была уникальной в истории европейских энциклопедий и стала главным инструментом привлечения части советской интеллигенции к участию в работе над энциклопедией. Отто Шмидт не раз пытался создать систему, обязывающую интеллигенцию и научные учреждения страны сотрудничать с редакцией энциклопедии, но реализовать эту идею удалось только в период написания второго издания. Эту систему можно сравнить с предложением Г. Лейбница о написании универсальной энциклопедии в России [Лейбниц 1873: 348–360]19.

История создания Большой Советской Энциклопедии чрезвычайно интересна и во многом уникальна. Ее изучение — ключ к исследованию всей системы советского познания. Большая Советская Энциклопедия не только отражала мировоззрение своего времени, но стала инструментом строительства этого мировоззрения, поскольку ее создание требовало систематического пересмотра всего существующего знания и распространения материалистской точки зрения во все области знания. В этом смысле можно сказать, что создание Большой Советской Энциклопедии было самым важным интеллектуальным проектом советского государства.

Аббревиатуры

  1. АРАН — Архив Российской академии наук.
  2. ГАРФ — Государственный архив Российской федерации.
  3. ОР РГБ — Отдел рукописей Российской государственной библиотеки.
  4. РГАНИ — Российской государственный архив новейшей истории.
  5. РГАСПИ — Российский государственный архив социально-политической истории.

Список литературы

  1. Белов, С. В. Братья Гранат / С. В. Белов. – Москва, 1982.
  2. Костыренко, Г. В. Государственный антисемитизм в СССР: от начала до кульминации, 1938–1953 / Г. В. Костыренко. – Москва, 2005.
  3. Сборник писем и мемориалов Лейбница: относящихся к России и Петру Великому / под ред. В. Герье. – Санкт-Петербург, 1873.
  4. Петров, Ф. Н. 65 лет в рядах Ленинской партии / Ф. Н. Петров. – Москва, 1962.
  5. Сталин и космополитизм. 1945–1953. Документы Агитпрома ЦК КПСС: сб. док. / сост.: Д. Г. Наджафов, З. С. Белоусова. – Москва, 2005.

  • Теги
  • Большая советская энциклопедия
  • БСЭ
  • история России
  • история СССР
  • история энциклопедий
  • мировая энциклопедистика
  • обсуждение статей
  • проблема актуализации статей
  • редакционная политика
  • редакционный аппарат
  • рецензирование
  • универсальные энциклопедии
  • Библиографическое описание ссылки Коутс М. Исторические взгляды на энциклопедистику: история создания Большой Советской энциклопедии/ Майкл Коутс// Современная российская региональная энциклопедистика: место и роль в обществе, перспективы развития: материалы Всерос. науч.-практ. конф. с междунар. участием (Уфа, 21–22 ноября 2019 г.). — Уфа: [Башк. энцикл.], 2019. — С. 19-24.

(Голосов: 1, Рейтинг: 3.3)

Комментарии

Предупреждение Для добавления комментариев требуется авторизация
  • Ссылка на комментарий
    Доклад аспиранта исторического факультета Калифорнийского университета в Беркли (The University of California, Berkeley) Майкла Коутса (Michael Coates)
    Удивлённо
    Давненько не попадались исследования заморских экспертов в области истории российской (советской) энциклопедистики!
    Ну-ну...
    Кстати, источников по истории создания 1-го издания БСЭ предельно недостаточно вовсе не по причине последствий второй мировой войны, как наивно полагает эксперт, а по гораздо более «расстрельной», случившейся много раньше... Печально Видимо, неслучайно автор статьи ВООБЩЕ (от слова «совсем») не упоминает, например, одного из ключевых авторов 1-го издания БСЭ Н. И. Бухарина? Учите матчасть, аспирант! Со злостью
    • 1/0
  • Ссылка на комментарий
    Когда-то иметь дома «Большую Советскую Энциклопедию» было просто престижно (отец оформлял подписку для старших братьев), а помогала она еще и мне во времена «до Интернета».
    • 1/0
  • Ссылка на комментарий
    Роман Троцкий пишет:
    Когда-то иметь дома «Большую Советскую Энциклопедию» было просто престижно (отец оформлял подписку для старших братьев), а помогала она еще и мне во времена «до Интернета».
    Времена, когда это энциклопедическое издание действительно с богатейшей историей было престижно иметь дома, давно ушли. И случилось это с распадом СССР. В 1990-х годах стало престижно иметь дома уже новенькие цветные энциклопедии издательства «Аванта+». А с развитием Интернета и на них мода прошла. Что же качается БСЭ, то нынче иногда даже появляются новости о том, как ее тома находят на помойках.
    • 1/0
  • Ссылка на комментарий
    Помнится, раньше в любом популярном издании — журналах, газетах и т. д. — при необходимости дать исчерпывающее определение какому-либо объекту, явлению или исторической личности ссылались на БСЭ. Казалось бы, ничего необычного в использовании энциклопедии нет, но отношение у людей к таким цитатам было как к истине в последней инстанции. Уважение и полнейшее доверие — даже у тех, кто в жизни к БСЭ не прикасался.
    • 1/0