Э

Мир энциклопедий

encyclopedia.ru

Русская философия в энциклопедическом формате

Русская философия в энциклопедическом формате

Пресс-релиз

  • 11 Июня 2014
  • просмотров 2105
  • комментариев 4

На этой неделе в Центральном доме литераторов собрались университетские преподаватели и сотрудники исследовательских центров, а также несколько «городских сумасшедших», без которых ни одно научное мероприятие в Москве не обходится. Внимание всех было приковано к столу, где высилась стопка из десяти экземпляров энциклопедии: твердый переплет, черный цвет обложки, золотыми буквами — «Русская философия».

Далеко не каждая нация имеет философскую культуру. Философские словари и энциклопедии — одно из её проявлений, демонстрация цветущей сложности и социальной крепости. Издание подобных фолиантов — часть философской работы. Участие в таком деле, как правило, честь для любого учёного. Начиналась эта коллективная работа давно, еще со Словаря, а фактически и раньше, с 1990 года. Затем была допечатка этого издания, оказавшегося чрезвычайно удачным, после «Энциклопедического словаря» появилась уже и Энциклопедия. И вот на днях типографский станок выдал второе, доработанное и дополненное издание, весом в полтора килограмма, под общей редакцией проф. М. А. Маслина. По этому поводу и состоялась в Малом зале ЦДЛ презентация, куда пришла и часть авторов, принимавших участие и во всех предыдущих изданиях. Энциклопедия включает около 900 статей и дает представление о развитии философии в России, ее периодах, проблемах, направлениях, персоналиях и главных произведениях с XI века до наших дней. Все это рассматривается в тесной взаимосвязи с философскими течениями других стран. В новое издание вошло более 100 новых статей, многие из которых освещают и изучение русской философии за рубежом.

Нельзя сказать, что в России дефицит справочной литературы, но всё же европейцы опережают нас в этом виде работ. Отстаем мы не столько по причине отсутствия специалистов, сколько от недостатка финансирования. Подготовка энциклопедий требует значительных средств, а выручка с продаж для издателей не так уж велика. Энциклопедия воспринимается как нечто, безусловно, полезное для общества, но недоходное для издательств. Государство сокращает расходы на поддержку науки, а сообщество просвещенных меценатов у нас немногочисленно, их на всех нуждающихся учёных не хватает, при полном понимании необходимости подобного вида интеллектуальной продукции. А об её востребованности говорит хотя бы тот факт, что первое издание энциклопедии было переведено и издано зарубежными коллегами на сербском [1] и французском [2] языках. Только если сербы сделали это в полном объёме, то французы какие-то статьи убрали, что-то добавили, согласно своим представлениям о философии и России. И на том спасибо. Денег за это не взяли, но и авторам не дали. Зато все мы внесли посильный вклад в дело улучшения философского диалога, так сказать.

Что до соотечественников, то далеко не все приняли энциклопедию, причём когда она была еще в формате словаря, исключительно на том основании, что в ней присутствуют советские философы. Однако составители не поддались напору, не стали слушать всякого рода советников из «антисоветчиков» (сделавших карьеру в презираемое ими советское время), и не взялись подчищать историю, руководствуясь принципом «из песни слов не выкинешь». К истории надо относиться аккуратно, не выковыривая из неё «неприятные» моменты. Если в авторской монографии симпатии и антипатии пишущего могут быть очевидными, и он может позволить себе предпочтения, радикальные интерпретации, то энциклопедии следует оставаться нейтральной во всех отношениях, включая политический аспект. Так что составители энциклопедии не пошли на поводу тех, кто призывал «выкинуть» советских философов.

Объём проделанной работы при составлении энциклопедии «Русская философия» равен объёму труда небольшого научного института, работающего долго, прилежно, (при этом без материального вознаграждения), мотивированного почетной миссией просветителя. Этот труд адресован не только российскому, но и мировому читателю. Безусловной новинкой последнего издания являются статьи о зарубежных исследователях русской философии (прежде всего американских, английских, немецких), а также из бывших союзных республик СССР. При подготовке нового издания выяснилось, что в ближнем зарубежье больше всех о нашей философии пишут на Украине. Также было отмечено, что много стали писать о ней в Польше, которая, судя по всему, в новой Европе пытается стать основным центром кремлелогии и теоретического россиеведения. Что из этого получится — покажет ближайшее будущее. Тема близкого и дальнего зарубежья привела во время презентации к обсуждению «волн эмиграции», прежде всего последней, которую составили покинувшие страну исключительно по экономическим соображениям. В отличие от политической эмиграции, продуцировавшей идеи и обогатившей духовное наследие отечества, последняя волна является, как заметил составитель и идейный вдохновитель энциклопедии М. А. Маслин, творчески бесплодным и неисчерпаемым источником русофобии. Также, ведя разговор о зарубежном россиеведениии, участники презентации с сожалением отметили падение интереса к русскому освободительному движению, к его идеологам (Герцену, Огареву, Бакунину, Чернышевскому, Писареву). Но что пенять на зарубежных исследователей, если в самой России о них подзабыли, а юбилеи некоторых были едва замечены?

Беседа о русской философии не могла не привести к рассуждениям о духовности, о вере, об особом призвании, о чудесных свойствах нашей «религиозной философии». Были пламенные призывы сообщества историков русской философии к «учености и святости», к привнесению в науку религиозных ценностей, поскольку вера укорачивает путь к истине и уберегает от варварства, не даёт сформироваться культу бессердечной рациональности. В итоге некоторые заговорили о патриархии, богословии, затем вскользь речь зашла о старообрядчестве, его философском измерении, и была отмечена толерантность отечественной философии, готовой принять всех в свою обитель. Размышляя (рассуждая) об особых качествах русской мысли, некоторые выступавшие посетовали на недостаточное внимание составителей энциклопедии к внеинституциональным формам философии, иными словами, к нетрадиционным формам философствования — искусству вообще и литературе в частности. Самые решительные, приняв литературоцентризм как истинно правильную позицию (вся наша подлинная философия — в литературе), призывали обогатить любомудрие языком киноискусства и, похвалив за наличие в энциклопедии статьи о Сергее Эйзенштейне, попеняли за отсутствие таковой о Тарковском. Последующие предложения со стороны гостей показали, что некоторые представители философского сообщества при демаркации — проведении границы — вычерчивают такие пунктиры, что в области русской мысли оказываются и святые подвижники, и болотные светлячки. Всё, что является необычным, включается этими энтузиастами в сферу «русской самобытной философской мысли». К счастью, не все из них имеют возможность писать статьи для энциклопедии, а потому она пока еще имеет отношение больше к философии, а не к собранию ментальных курьёзов, забавных для иностранцев.

Энциклопедия демонстрирует философское наследие, показывает круг его хранителей и ценителей. При этом её подготовка — это и формирование коллективной точки зрения. Обсудив достоинства энциклопедии, сошлись на том, что русская философия продолжает свое плодотворное существование, при этом не всё ещё охвачено даже в прошлом, после чего раздались многочисленные призывы готовить новое издание, ещё объёмнее и полнее.

Я согласен с этим. Но если оставить в стороне эмоции, и посмотреть на сложившуюся ситуацию в ином свете, то всё же хотел бы заметить… Вот лежит энциклопедия, источающая запах типографской краски, однако она уже начинает «устаревать», с каждым днём перестаёт быть полной. Появляются новые публикации, вводятся в оборот архивные материалы, разбиваются прежние аргументы. А новое издание, даст бог, увидит свет только через несколько лет — может пять, а может десять. Зачем ждать годы? Почему нельзя сделать энциклопедию постоянно актуальной? Можно ли? Да, если отказаться от бумажного формата, перенести на современную технологическую платформу. По аналогии с «Вики», только закрытую, где за контент отвечают не любители, а сообщество экспертов. «Энциклопедия Британника» в 2012 году отказалась от выпуска бумажных изданий и полностью перешла на цифровой формат. И ничего, гибели цивилизации и деградации культуры не произошло (чего так боятся любители шариковых авторучек и печатных машинок!) И всё же у части философского сообщества, отвечающего за прошлое, у историков философии заметен панический страх перед новым. А вдруг оно изменит не только привычные ему приёмы работы, но и сознание? Но почему они решили, что сознание непременно изменится в худшую, а не лучшую сторону?

Бумажный формат налагает ограничения на объем. Энциклопедия доводит до совершенства искусство реферирования, сокращения текста. Но эти сжатые представления проблем, школ, направлений, творчества людей приводят к тому, что энциклопедические статьи понятны только узким специалистам. Они превращают связный рассказ о человеке и его творчестве, представленный в нормальном виде в формате журнальной статьи или монографии, в насыщенную терминами скороговорку. Попросите любого человека, интересующегося философией, пересказать энциклопедическую статью о философе, и он выдаст набор слов о субъекте с трудной судьбой и смутной идеологией. Время такого формата представления всей отрасли знания прошло. Убеждение, что достаточно найти специалиста, который «кратко напишет», и это подойдет для сотен и тысяч других — ложно. Специалист должен создавать большой подробный текст, полностью исчерпывающий проблему, писать столько, сколько необходимо, не обрезая себя лимитом на «знаки», а вот сжимать, сокращать, реферировать каждый сможет сам — согласно собственному разумению, представлению и потребностям, на основе современных информационных платформ. Впрочем, это тема для отдельного выступления. Главное, что философия в России существует, о чём говорит второе издание энциклопедии «Русская философия»!

[1] Enciklopedija ruske filosofije. Logos, Centar za izučavanje tradicije / Mihail A. Maslin. — Ukronija, Bačka Palanka, 2009. — 1011 str. — ISBN 978-86-84807-45-0.

[2] Dictionnaire de la philosophie russe / Françoise Lesourd (dir.). — Paris: L'âge d'homme, coll. Slavica, 2010. — 1007 p. — ISBN 978-28-25140-24-6.


  • Теги
  • презентация
  • русская философия
  • философские исследования
  • ЦДЛ
  • Центральный дом литераторов
  • электронная версия
  • энциклопедия
  • Энциклопедия русской философии

(Голосов: 1, Рейтинг: 3.3)

Комментарии

Предупреждение Для добавления комментариев требуется авторизация
  • Ссылка на комментарий
    У меня два вопроса к составителям «Русской энциклопедии» и участникам презентации книги:

    1. Почему «русская», а не российская? Тот же Феофан Грек — грек по этнической принадлежности, на Русь приехал уже состоявшимся человеком (средневековый эмигрант, одним словом). Русскоязычные авторы — жители МНОГОНАЦИОНАЛЬНОЙ России. Объединяет российских философов, кроме языка и религиозно-этической парадигмы — и  сфера социально-политического и экономико-географического порядка. Почему же они русские, они российские, ИМХО.

    2. Обсуждать печатный или цифровой формат лучше для энциклопедических изданий — то же самое, что решать вопрос о первичности курицы-яйца... Вопрос следующий: кто мешает, например, Василию Ванчугову, ратующему за электронные носители информации, объединить вокруг себя экспертов и начать разработку ресурса, который получит статус научного издания? Почему все время кивают на государственные инвестиции, вернее, на их отсутствие? Выстраивайте горизонтальные схемы взаимодействия с заинтересованными пользователями (и физическими и юридическими лицами), а то ведь ваша работа видится в ключе шутовства, как в заметке Нагайцевой Ксении  Русская мысль и цифровой формат. Статья носит открыто-провокационный характер, ёрничество автора не сопоставимо с уровнем и сложностью работы экспертов, но разве не вы сами виноваты в таком отношении к своему детищу?
    • 0/0
  • Ссылка на комментарий
    Наталия Пименова пишет:
    У меня два вопроса к составителям «Русской энциклопедии» и участникам презентации книги...


    Прошу прощения, что встреваю в ваши виртуальные дебаты с авторами, но позвольте мне прояснить некоторые ваши недоразумения.
    Например, по поводу понятия «русская» / «российская» философия (равно как литература, музыка, культура и прочие феномены, напрямую не связанные с государственной идеологией). В данном случае имеется в виду не национальный компонент или государственный размах, а школа, «визитная карточка» или «бренд», если хотите, по которому искушенные ценители с ходу определяют ее (философии) концепцию, вне зависимости от национальности и места рождения любомудров.  Идея
    Ну а по поводу упоминаемого вами пресс-релиза я тут уже высказывалась. Скептически
    • 0/0
  • Ссылка на комментарий
    Французы — бойкие ребята, не постеснялись править нашу энциклопедию на свой вкус. Вообще, за границей не особо уважительно относятся к русской мысли, предпочитая её просто не понимать, чем почитать и разобраться.
    • 0/0
  • Ссылка на комментарий
    Делать энциклопедию о философии, но при этом не писать о Тарковском — это откровенное упущение. Все же более философские вещи не делал в кинематографии никто.
    • 0/0